Погода за вчера. Наше затмение солнца

Погода за вчера. Наше затмение солнца

03/09/2017 12:00

США, Алабама, Надя Деннис, собственный корреспондент AP-PA.RU 

«Губернатору [Чичиков] намекнул как-то вскользь, что в его губернию въезжаешь, как в рай, дороги везде бархатные».

"Вишь ты, - сказал один другому, - вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?" - "Доедет", - отвечал другой. "А в Казань-то, я думаю, не доедет?" - "В Казань не доедет".

Чичиков заметил, что он заехал в порядочную глушь. ... Тут начал он зевать и приказал отвести себя в свой нумер, где, прилегши, заснул два часа.

Н.В.Гоголь

Хотя ждет освещения тема более глубокая, чем эта, – снос конфедератских памятников в США – с ней придется подождать: она требует кристаллизации и новых развитий. Пока же расскажу об эпохальном событии, которое, как написала местная газета, «навсегда изменит вас и Америку». И еще: «Вы никогда уже не будете той же самой личностью!» - Или «США и Алабама готовы к Великому американскому Затмению! Только у нас!» Событие 21-го века! В понедельник, 21 августа 2017 г., полное затмение солнца прошло диагональной, относительно узкой полосой по территории США, так что многим желающим провести две с половиной минуты экстаза пришлось покинуть дом и работу и выехать в места, благословенные этим зрелищем. (Полное затмение ожидается и в 2024 году, но пройдет оно противоположной диагональю).

...В Алабаме 100-процентно не затмилось, искать приключений надо было где-то еще. Наш выбор был сделан в последний момент – Спарта, городок на востоке от столицы штата Теннесси г. Нэшвилла.

Спарта была основана в 1809 г. как центр графства Уайт. Видно, немало было в Теннесси классически образованных граждан: там имеются городки Коринф и Афины, а в самом Нэшвилле – гора Олимп с Парфеноном... Спарта, ныне тихое местечко с населением чуть более пяти тысяч человек, пережила не только недавнее массовое нашествие из-за солнечного затмения, но и когда-тошнюю горячую борьбу законодателей за выбор постоянной столицы штата. Нэшвилл выиграл большинством лишь в один голос! Нынче он-то уехал далеко, а Спарта тихо осталась на месте.

Опасаясь массовых пробок на хайвеях, мы решили выехать задолго до рассвета и добираться в Спарту окольными путями, что, конечно, не прибавило скорости, но мы хотя бы не столкнулись с ажиотажем на дорогах, чего нельзя сказать об обратном пути.

Наилучшее место для завтрака в Америке, по моему мнению, - ресторан Waffle House (вафли в США – это плотные блины, мазаемые маслом и поливаемые темным сиропом). Завтрак – или обед, или ужин – здесь можно получить в любое время, 24 часа в сутки. Чем мы и воспользовались около пяти часов утра в городе Винчестер (а есть там недалеко и Манчестер). Предсказуемость – один из главных принципов Америки. Все, везде, всегда как надо должно быть.

Когда едешь в неизвестное, всякое может случиться, и я всегда надеюсь, что случится нестрашное. Оно и случилось: на подъезде к Спарте, на повороте, машина прошла по глубоким колдобинам (вы мне не рассказывайте о высоком качестве американских дорог), да так, что с треском лопнула передняя шина. Пришлось заползти во двор местных людей, открутить колесо и поставить маленькую запаску (в Америке она называется doughnut, «пончик» - из-за размера). Все это отняло немало времени, так как для доступа к пончику мы разгрузили багажник, который был доверху туго набит телескопами (среди нас был профессионал из НАСА) и прочей утварью, а потом загрузили все в обратном порядке. Хозяин вышел из дома и понимающе понаблюдал. Местные наверняка назубок знают все ухабы и умело их объезжают. Он подсказал нам, явно по привычке, ближайшее шинное место и повез на грузовике своего ребенка в школу мимо нас прямо по траве, чтобы не мешать. Южане – вежливый, любезный народ, если их не злить намеренно.

В мастерской тощий, измазанный мазутом парень дешево продал нам подержанную шину и установил ее в считанные минуты. Кто не бывал в южных городках, тот никогда не оценит таких мастерских. Американский работяга – совершенно уникальный класс.

Было еще только около девяти утра, когда мы выехали на тихо сдувающейся шине из мастерской. Вопрос был – где надежнее обосноваться, ведь времени до затменного половины второго пополудни оставалось еще много, а на улице жарко. Удачно подвернулась городская библиотека, паркинг который уже был наполовину заполнен. Там мы и укрепились.

Библиотека, культурный центр любого и захолустного, и большого города США, – это самая прекрасная черта не очень-то радужной, если честно, американской жизни. Туда допускается каждый, там все бесплатно, там отлично работают кондиционеры, компьютеры, туалеты и фонтанчики питьевой воды. Оазис в пустыне озверелого капитализма!

Мы не опоздали занять места и внутри, а мой сын, который вел машину всю дорогу и был очень расстроен шинной проблемой, успокоился и отлично вздремнул в мягком кресле. Предстояло ждать еще четыре часа. Я читала биографию генерала Роберта Ли.

Народ все прибывал, заполняя пространство внутри и снаружи. На машинах были номера из таких далеких штатов, как Нью-Йорк, и Нью-Джерси, и Нью-Мексико, и Луизиана (9 часов езды, нам сказали), Кентукки и Иллинойс. Алабамские тоже понаехали – уж не знаю, как пробирались они: по дороге мы никого не видели, а вариантов дорог в «кантри» много.

Мне удалось захватить пятачок на лужайке в сладостной тени кустов. Кусались какие-то прыгучие в траве блошки. Мы установили телескопы. Люди же беззаботно располагались под палящим солнцем. И тут я осознала свою ошибку: немедленно все повытягивали корзинки и сумки-холодильники, достали снедь и напитки и весело набросились на них. Боже! Столько лет я живу в Америке, а не научилась - забыла наши хот-доги дома!... Уйти нельзя – потом своего места не найдешь! А после плотного завтрака прошло семь часов! В животе грустно заурчало. Деваться было некуда.

Радостное напряжение росло. Дети носились вокруг, люди быстро знакомились и весело болтали. Знаете, какая у них любимая тема? А вот и не знаете! Это - обмен информацией о том, каких кровей у них были предки. Молодая женщина с гордостью сообщает старушке: «Я – ирландка-индейка-итальянка-англичанка», а старушка ей: «А я – немка-шотландка-индейка-датчанка». По правде говоря, почти каждый американец примазывается к не существовавшим в их личных историях народам; я никогда не верю тем, кто заявляет о своих индейских корнях. Они не выглядят, не мыслят, не ведут себя, как коренные жители Америки, – нет в них и того духа. Один настоящий смуглый чероки встретился мне недавно на ярмарке. Желая убраться из города подальше, в горы, он дешево распродал свое имущество, включая фургон, в котором его привез, а остатки раздал бесплатно, удивив меня граблями и детской лопаткой (удобная вещь для клумбы) Таких не каждый день встретишь.

И я не стану им говорить: «А я – русско-сербско-польско-русская». Я не с их улицы на этом празднике.

Типичнейшая черта американского народа – радостные сборища на свежем воздухе, на зеленой травке. Царит всеобщее воодушевление, все становятся добрыми и щедрыми. Молодая женщина, видя, что трое ее маленьких детей и пожилые родители не в состоянии доесть все привезенные продукты, предложила нам бутерброды - и тем нас спасла. Тут же выяснилось, что муж ее работал в той же фирме, что и мой приятель, только в другом городе. Радости не было конца.

Не только мне, кажется, приходит в голову мысль: чем больше собирается в кучу народу, тем проще идея, его объединяющая. Здесь – Великое Американское Затмение. За этим приехали сюда жевать сэндвичи. Бесполезно говорить о чем-то другом (ну, кроме крови предков – это нетленно). Конечно, перед тем кое-какие телепроповедники не преминули заявить, что затмение – это предупреждение Господа: взгляните на небеса и осознайте, что конец вам, грешникам, обеспечен. Но это же в рамках.

Вдруг все зашевелились и стали примерять специальные очки для затмения, в бумажной оправе ярких цветов, Made in China. Сразу вспомнилось: «Очки ннада?» - ннада, ннада. Если б мы еще и очки забыли, тут же бы для нас нашлись, я знаю. Им не жаль, и они запасливые. Перед тем, однако, власти предупредили: покупайте затменные очки только у проверенных компаний. Через них можно видеть только солнце. Ни уличных фонарей, ни фар встречных машин видеть вы не должны. Иначе в лучшем случае ослепнете. И никакая Чайна вам не поможет.

У солнца откусился краешек. «Господи, - подумала я, - скорее бы солнце совсем затмилось и растмилось, чтобы все собрать, погрузить и поехать домой». И вот!... «Небо сразу потемнело, на палубу вышел капитан...» Уличное освещение некстати включилось, жара упала на пару градусов, ночные насекомые застрекотали, темнота стала не полной, но какой-то нереальной, полутонной, страшноватой. На асфальте возникли чудные тени – тысячи маленьких затменных солнц в виде полумесяцев. И без темных очков увиделось большое черное солнце, по краям которого струились короткие, яркие лучи. Народ завизжал единым горлом: «Вау!!!», дети заскакали от радости. Мы перемигнулись. Я подумала о шине. Довезет ли колесо в даль алабамскую...

Фух! Наконец-то! Засобирались, уложились, еще раз сбегали в библиотечный туалет (будет работа уборщикам после такого наплыва), да и поехали домой огородами. С моста глянули вниз на хайвей: плотность машин такова, что те не могли двигаться. Вообще. Застряли. Нет уж, лучше наши тропинки. Дорога длиною 200 км заняла 5 часов – теперь не мы одни были такими хитрыми. Пробки отняли в сумме целый час, а постоянные повороты, особенно левые, тоже дело не ускорили.

Усталые, но довольные мы возвратились домой на мягком колесе. Все четыре шины по приезде заменили к чертовой матери.

Самая лучшее – это оказаться дома, схватить кота на ручки, обнять его, как следует потискать. Соскучились же. Вот оно, событие. Каждый день. Всегда.



Другие новости


Разговоры с простыми американцами. Дела конфедератские. (Часть 1)
Сладкая жирность карнавала
Погода за вчера

Новости портала Я РУССКИЙ