Почему-то никто не решился привлечь внимание к преступлениям против солдат Красной армии

Почему-то никто не решился привлечь внимание к преступлениям против солдат Красной армии

07/12/2017 13:57

Москва, AP-PA.RU

Собственно, сам термин «холокост» ни для кого не нов. Он обыден, понятен и принят всеми нормальными людьми. Планомерное уничтожение немецкими фашистами евреев всей Европы нявлялось преступлением международного характера

И немцы этого не отрицают. Было бы сложно. Но, оказывается, есть некоторые нюансы и в этом деле.

Начну с определения в википедии, как с издания, которое в антисемитизме не упрекнуть никак.

Холоко́ст (от англ. holocaust, из др.-греч. ὁλοκαύστος — «всесожжение»):

В широком смысле — преследование и массовое уничтожение нацистами представителей различных этнических и социальных групп (советских военнопленных, поляков, евреев, цыган, гомосексуальных мужчин, масонов, безнадёжно больных и инвалидов и др.) в период существования нацистской Германии.

В узком смысле — преследование и массовое уничтожение евреев, живших в Германии, на территории её союзников и на оккупированных ими территориях во время Второй мировой войны; систематичное преследование и уничтожение европейских евреев нацистской Германией и коллаборационистами на протяжении 1933—1945 годов. Наряду с геноцидом армян в Османской империи является одним из самых известных примеров геноцида в XX веке.


И еще моментик оттуда же:

В современном английском с прописной буквы (Holocaust) слово употребляется в значении истребления нацистами евреев, а со строчной (holocaust) — в других случаях.

То есть, с большой буквы холокост пишется в узком смысле, когда речь идет о евреях. С маленькой буквы – когда в широком, куда входят все остальные.

Мне это показалось весьма странным.

Да, сегодня для основного числа обывателей, «холокост – это когда уничтожали евреев». И, что греха таить, сами евреи усиленно пиарят этот термин, фактически монополизировав его.

А между тем, здесь есть над чем поразмышлять.

Например, о том, что из 5,7 миллионов красноармейцев, попавших в немецкий плен, погибли 3,3 миллиона.

В принципе, каждый немецкий солдат знал, что противника, который сдался добровольно, убивать нельзя. Тем не менее, убивали. Отфильтровывая тех же евреев, политработников и командиров. И делали это никак не по собственному желанию, и в Вермахте, и в СС располагали целым рядом приказов Верховного главнокомандования (ОКВ) и верхушки СС, в которых были четко прописаны «новые методы ведения войны».

И новые методы предписывали не просто победить еврейско-коммунистических врагов, но и уничтожить их.

Чего стоит один только «комиссарский приказ» от 6 июня 1941 года за подписью Варлимонта и Браухича (дополнения).

«…Эти комиссары не признаются в качестве солдат; на них не распространяется действующая для военнопленных международно-правовая защита. После проведенной сортировки их надлежит уничтожить».

Что там про Сталина «правдорубы» говорят насчет не соблюдений Гаагской конвенции?

И бравые офицеры Вермахта хоть и бурчали в мемуарах (как, например, Манштейн), но – расстреливали. Доказано на Нюрнбергском трибунале в отношении частей того же Манштейна.

Какие там еще конвенции…

Нет, в Вермахте помнили об этих конвенциях. Первое из десяти правил ведения войны немецкими солдатами, записанных в каждом удостоверении личности военного, гласило:

«Немецкий солдат благородно борется за победу своего народа. Жестокость и бессмысленные разрушения недостойны его».

Понятно, что советских, которые были либо коммунистами, либо евреями, а зачастую и теми, и другими, это не касалось.

Да, Гитлер весьма хотел сделать Вермахт своим политическим инструментом. И это у него прекрасно получилось. 30 марта 1941 года Гитлер выступил с речью на генеральском собрании в своей рейхсканцелярии.

На собрании присутствовало больше 200 генералов, которым, собственно, и предстояло командовать войсками Восточного фронта в ходе «Операции Барбаросса». Причем, это был не какой-то специально отобранный, идеологически грамотный и сверхнадежный руководящий состав, а самые обычные генералы Вермахта. Стержень немецкой армии.

И что, господа генералы не понимали, что Гитлер требовал от них вести войну методами, противоречившими общепризнанным нормам ведения войны? Конечно, понимали. Но искать на свою опору приключений никто не хотел, потому кулуарно осудили, и пошли воевать.

И вот нам последствия: из 5,7 миллионов солдат Красной армии, попавших в немецкий плен, погибли 3,3 миллиона, что составило 57,5% от их общего числа. Многие из них были расстреляны, но большинство погибло в многочисленных лагерях для военнопленных.

Одной лишь зимой 1941-1942 годов число погибших красноармейцев составило около двух миллионов. По сути можно сказать, что солдат, в 1941 году попавший в руки Вермахта, практически не имел шансов выжить.

Количество погибших советских военнопленных и количество погибших евреев в цифрах ужасают. 3,3 млн и 5,8 млн человек – это огромные цифры.

Холокост? Холокост. Или хотя бы холокост. С маленькой буквы.

Но почему-то такого внимания первая цифра потерь не привлекает, в отличие от второй.

То, что евреи так поставили дело и сделали холокост общий Холокостом для своих – это делает им честь, кстати. И есть чему поучиться, стоит это признать.

Но почему у нас все вышло иначе? Ни в Советском Союзе, ни в куче независимых государств после распада, ни в Германии почему-то никто не решился привлечь внимание к преступлениям против солдат Красной армии.

Полный провал в памяти? Почему?

Во многом потому, что после окончания войны многие факты не были опубликованы. Прежде всего замалчивалось, что смерть такого огромного количества красноармейцев была изначально запланирована нацистским руководством еще во время подготовки нападения на СССР. И добросовестно исполнена не только палачами из СС, но и «честными» представителями Вермахта.

Конечно, свою роль сыграла и начавшаяся «холодная война». Коммунисты никуда не делись, просто из союзников стали врагами, а значит, чего их жалеть? Уверен, что многие архивы, попавшие к союзникам либо уничтожены, либо до сих пор где-то спокойно лежат.

Многие сегодня говорят о некоем «компенсационном эффекте». Согласен, большое количество немецких солдат также попало в советский плен, и многие из них там погибли. Но цифры-то совершенно несопоставимы!

Из 3,5 миллионов военнопленных Германии и союзников в плену погибло чуть больше полумиллиона. То есть, 14,9%. Это официальные цифры. И как можно их сопоставить с 57,5% наших потерь? Никак.

Преступные действия Вермахта и СС по отношению к нашим военнопленным в 1941-1945 годах - это позор. Но позор этот лежит не только на Вермахте и немецком народе. Мы тоже несем ответственность за то, что наш холокост остался «за кадром».

Да, прошло более семи десятков лет. Тем не менее, сегодня еще не поздно поднять этот вопрос. Вопрос правильного Холокоста. Это память. Это честь.

Правильный термин Холокост – это тот, с большой буквы, который подразумевает всех: евреев, поляков, цыган и бойцов РККА: русских, украинцев, беларусов, евреев, молдаван, татар, казахов, узбеков, армян, азербайджанцев, грузин, башкир, всех, кто сражался под красным знаменем.

Вот это есть правильное понимание. Все остальное – узурпация в угоду одной нации, не очень корректная. Тем не менее, холокост в отношении евреев имеет место быть признанным мировой общественностью. Достоин ли он написания с большой буквы? Не знаю.

Знаю то, что у нас будет достаточно мнений с обеих сторон. Но прежде чем их высказывать, прошу просто задуматься над одним: поляк из Варшавы, еврей из Дрездена, русский из Ярославля, дышали одним воздухом и кровь у всех была алой.

И это не «их» Холокост. Это наша общая трагедия, это наш общий Холокост.

Роман Скоморохов


Другие новости


Нацисты возвращают Екатерининской площади имя Адольфа Гитлера. Что происходит в Одессе?
 «…Которого любили все». Памяти Леонида Быкова
Россию отымели, а она утёрлась

Новости портала Я РУССКИЙ