Михаил Васьков: Ежи Буланов, капитан польской сборной по футболу в предвоенные годы

Михаил Васьков: Ежи Буланов, капитан польской сборной по футболу в предвоенные годы

14/01/2018 11:40

Москва, Михаил Васьков специально для AP-PA.RU Наш обозреватель Михаил Васьков представляет рубрику "Футбол с русским акцентом". Ежи Буланов, капиттан сборной Польши в предвоенные годы.

 

 

                ЖИЛ ОДНАЖДЫ КАПИТАН…

 

Дотошные любители статистики наверняка знают, что российские и советские сборные 1910-30 гг. на поле выводили капитаны – представители двух знаменитых «братских» династий. Сначала Бутусовых – Василий и Михаил, а затем Старостиных – Александр и Николай. (Капитанами в разное время они бывали и в своих родных клубах).

Но даже самым заядлым нашим болельщикам вряд ли что-либо говорит фамилия еще одной русской футбольной династии – Булановых, тоже братьев, тоже капитанов. Неудивительно, ведь бóльшую часть своей футбольной карьеры  братья Булановы играли за границей.

Об одном из них  – Евгении, ставшим не только капитаном варшавской «Полонии», но и капитаном сборной Польши, мы и расскажем сегодня.

 

Побег

 

Евгений родился в апреле 1903 года в Москве в семье русских интеллигентов. Входившим тогда в моду футболом увлекся с ранних лет, по примеру своего старшего брата Бориса. Играл в детских и юношеских командах московских клубов МКЛС и «Наздар». Пробовал себя в различных амплуа, но больше всего прикипел к роли защитника. Именно в этом качестве  он и станет знаменит впоследствии. Не отставали от старших братьев и младшие – Роман и Николай, которые также рано приобщились к «игре миллионов». Занятия  прервал октябрьский переворот 1917 года, когда очень скоро народу стало вовсе не до футбола…

После развязывания красного террора родители Буланова, опасаясь за свою жизнь и будущее детей, решились на отчаянный шаг – побег из большевистского «рая». В условиях революционной неразберихи им удалось перебраться в Беларусь, пересечь линию советско-польского фронта (!) и в начале 1919 года оказаться в Варшаве, столице возрожденной Речи Посполитой.

 

В эмиграции

Таким образом, Россия потеряла, а Польша приобрела незаурядную футбольную династию: ведь каждый из братьев Булановых был буквально влюблен в футбол и только и мечтал о продолжении занятий любимым делом. Забегая вперед, скажем, что их мечта осуществится, и все они со временем наденут черные фуфайки варшавской «Полонии», одной из сильнейших польских команд междувоенного периода.

Впрочем, первым польским клубом, где стали выступать Борис и Евгений, стал другой варшавский коллектив – «Корона». Одновременно Евгений решил завершить классическое среднее образование, поступив в одну из русских гимназий, которые, несмотря на растущую русофобию, тогда еще оставались в Варшаве. Недаром говорится, что талантливый человек – талантлив во многом: очень быстро Буланов овладел польским. Причем, настолько хорошо, что стал писать на языке давшей приют его семье страны рассказы и романы, и даже стихи!

 

Первый призыв в сборную

Преуспевал Евгений и на футбольных полях – свидетельством тому приглашение осенью 1922 года сыграть за  сборную Польши в товарищеском матче против Румынии. Однако это был явный недосмотр Польского Футбольного Союза, поскольку в поезде, мчавшемся в румынский о ту пору город Черновицы, выяснилось, что у Буланова нет польского гражданства, и по формальному признаку за сборную выступать, разумеется, он никак не мог. Из ситуации вышли «классически»: во время пограничного контроля кто-то из руководства делегации сунул Буланову паспорт одного из запасных, оставленного по форс-мажору в Польше. Так что границу Евгений пересекал «контрабандно», под чужим именем. Перед игрой никто уже паспортов не спрашивал, и девятнадцатилетний на тот момент Буланов впервые в своей карьере вышел на поле в бело-красной фуфайке польской сборной, будучи записанным в протоколе матча под своей настоящей фамилией.

Этот инцидент, впрочем, имел правовые последствия: футбольные боссы свою ошибку исправили, и впоследствии Буланова, ввиду отсутствия польского гражданства, естественно, в сборную уже не вызывали, несмотря на то, что в своем амплуа Евгений был тогда едва ли не лучшим игроком Лиги (так назывался в те годы высший польский футбольный дивизион).

 

Русский капитан

В следующий  раз в фуфайке с белым орлом на груди Буланов вышел только шесть лет спустя – в июле 1928 года в игре против шведов. К тому времени  футболист, наконец, приобрел гражданство, женившись на польке. Пройдя натурализацию, из «Евгения» он превратился в «Ежи». Почему эмигрант выбрал это имя, а не, скажем, польскую кальку «Эуген»? Это осталось загадкой, но именно как «Ежи Буланов» он и вошел в мировую футбольную историю. (Кстати, некоторые источники, в том числе и авторитетная, казалось бы, Википедия, ошибочно называют Буланова именем «Георгий» или «Юрий», попав, видимо, в плен перевода с польского его нового имени «Ежи», уменьшительно «Юрек» – М.В.).

С тех пор Ежи Буланов неизменно попадал в стартовый состав главной польской футбольной дружины. По оценкам польской прессы, в паре с игроком варшавской «Легии» Хенриком Мартыной, этнический россиянин составил одну из лучших в истории польского футбола связку опорных защитников. Всего за сборную Польши он провел 22 матча,  при этом 17 раз выводил свою команду на поле в качестве капитана. Последний раз за «бяло-червоных» русский капитан, пользовавшийся безоговорочным авторитетом среди товарищей, сыграл летом 1935 года против югославов.

За бессменные семь лет выступлений в главной команде страны у Буланова было много захватывающих, незабываемых матчей. В отличие от сборной СССР, единственным спарринг-партнером которой в те годы были весьма заурядные по силе турки, поляки играли с очень добротными европейскими сборными – Бельгией и Данией, Швецией и Австрией, Румынией и Югославией.

Особняком стоят матчи с тогдашними лучшими футбольными дружинами  – Чехословакией и Германией. Чехословаки и немцы были в числе принципиальных соперников польской сборной не только в силу своей «топовости», но и из-за непростых двусторонних политических взаимоотношений. К примеру, матчи в Берлине и Варшаве собирали по нескольку десятков тысяч зрителей, радиорепортажи со стадионов, затаив дыхание, слушали по всему Рейху и всей Речи Посполитой. А игры с Чехословакией отборочного цикла ЧМ-1934 и вовсе закончились скандалом. Проиграв первый матч в Варшаве 1:2, на ответный поляки не поехали. Польскую сборную за рубеж попросту не выпустило руководство страны! «Вся польская спортивная общественность единодушно проголосовала за отказ от матча в Праге, – писала в те дни газета «Курьер поранья», – В условиях антипольской истерии в соседнем государстве проведение спортивного соревнования становится невозможным». Знакомые интонации, не правда ли? Как говорится, ничто не ново под луной…

Между тем клубная карьера Буланова также развивалась вполне успешно. После слияния «Короны» с «Легией» он отыграл один сезон за главный армейский клуб страны, а затем 12 сезонов подряд выступал в столичной «Полонии», проведя за нее 163 официальных матча (по тем годам – это очень и очень значимый показатель – М.В.). В 1931 году по результатам традиционного опроса газеты «Пшеглонд спортовы» Буланов был признан лучшим футболистом сезона.

 

Спорт и деньги

У Буланова был шанс поехать поиграть в серьезной профессиональной лиге: еще в середине 1920-х им конкретно интересовался один из ведущих венских клубов. «Купцов» весьма озадачил отказ Ежи, который неожиданно для них без обиняков заявил, что «настоящий спорт заканчивается там, где начинаются деньги»!

В Польше же в те годы, за исключением армейских коллективов, где футболисты, будучи военнослужащими или вольнонаемными, получали жалование из военного ведомства, остальные клубы были любительскими или полупрофессиональными. В этой связи большинство игроков помимо футбола «для пропитания» занимались еще чем-нибудь. Братья Булановы, к примеру, издавали спортивный еженедельник «Олимпиада», работая одновременно и спортивными обозревателями! Спортивную же карьеру Ежи Буланов, самый известный из братьев, закончил позже остальных – в 1937 году, после получения серьезной травмы колена. Совсем из футбола он не ушел, стал работать тренером в варшавских командах, выступавших в низших лигах…

 

Он объездил много стран

…А затем была война, мобилизация в Войско Польское, поражение Польши, приход нацистов. Потянулись тяжелые дни в оккупированной немцами Варшаве… В конце войны, когда Красная Армия начала наступление на польскую столицу, Булановы – представители первой волны белой эмиграции, не ожидая от прихода большевиков ничего хорошего, решились на вторичный побег. В начале 1945 года они сумели перебраться в Италию. Не обошлось без потерь – один из братьев, Роман, погиб во время бомбежки их поезда англо-американцами. В Италии братья вступили добровольцами в польский корпус генерала Андерса, а после войны оказались в Лондоне.

После разрешения в 1948 году новых властей Польши на возвращение польских ветеранов, воевавших на Западе, Булановы не воспользовались им. Они решили остаться в Великобритании и не иметь ничего общего с коммунистами. Однако жизнь в очередной эмиграции оказалась очень непростой. По воспоминаниям Ежи, «англичане быстро забыли о своих польских союзниках и не оказывали вынужденным переселенцам никакой помощи». Дабы заработать на хлеб насущный, Буланов вынужден был сменить целый ряд занятий, поработав и тренером любительских команд, и художником-карикатуристом, а, освоив английский, – и репортером ряда газет, и даже корреспондентом знаменитого британского «Футбола»! Но, видимо, полной удовлетворенности не было, поскольку Ежи-Евгений решился вновь эмигрировать, на этот раз в Аргентину. Там, освоив испанский, он работал спортивным журналистом и прожил до самой смерти. Умер русский капитан польской сборной по футболу весной 1980 года в Буэнос-Айресе.

…Коммунистические власти ПНР, желая угодить советскому «старшему брату», фамилию Булановых все годы социализма не вспоминали и из архивов старательно вымарывали. О русских братьях-футболистах вновь вспомнили только в новое время, когда несколько раз  были переизданы яркие, интереснейшие мемуары Ежи о своей жизни и футбольной карьере. Наш же небольшой рассказ – попытка вернуть забытое имя еще одной русской футбольной династии на историческую родину.

 

Михаил ВАСЬКОВ,

Варшава – Москва

 

 

                ЖИЛ ОДНАЖДЫ КАПИТАН…

 

Дотошные любители статистики наверняка знают, что российские и советские сборные 1910-30 гг. на поле выводили капитаны – представители двух знаменитых «братских» династий. Сначала Бутусовых – Василий и Михаил, а затем Старостиных – Александр и Николай. (Капитанами в разное время они бывали и в своих родных клубах).

Но даже самым заядлым нашим болельщикам вряд ли что-либо говорит фамилия еще одной русской футбольной династии – Булановых, тоже братьев, тоже капитанов. Неудивительно, ведь бóльшую часть своей футбольной карьеры  братья Булановы играли за границей.

Об одном из них  – Евгении, ставшим не только капитаном варшавской «Полонии», но и капитаном сборной Польши, мы и расскажем сегодня.

 

Побег

 

Евгений родился в апреле 1903 года в Москве в семье русских интеллигентов. Входившим тогда в моду футболом увлекся с ранних лет, по примеру своего старшего брата Бориса. Играл в детских и юношеских командах московских клубов МКЛС и «Наздар». Пробовал себя в различных амплуа, но больше всего прикипел к роли защитника. Именно в этом качестве  он и станет знаменит впоследствии. Не отставали от старших братьев и младшие – Роман и Николай, которые также рано приобщились к «игре миллионов». Занятия  прервал октябрьский переворот 1917 года, когда очень скоро народу стало вовсе не до футбола…

После развязывания красного террора родители Буланова, опасаясь за свою жизнь и будущее детей, решились на отчаянный шаг – побег из большевистского «рая». В условиях революционной неразберихи им удалось перебраться в Беларусь, пересечь линию советско-польского фронта (!) и в начале 1919 года оказаться в Варшаве, столице возрожденной Речи Посполитой.

 

В эмиграции

Таким образом, Россия потеряла, а Польша приобрела незаурядную футбольную династию: ведь каждый из братьев Булановых был буквально влюблен в футбол и только и мечтал о продолжении занятий любимым делом. Забегая вперед, скажем, что их мечта осуществится, и все они со временем наденут черные фуфайки варшавской «Полонии», одной из сильнейших польских команд междувоенного периода.

Впрочем, первым польским клубом, где стали выступать Борис и Евгений, стал другой варшавский коллектив – «Корона». Одновременно Евгений решил завершить классическое среднее образование, поступив в одну из русских гимназий, которые, несмотря на растущую русофобию, тогда еще оставались в Варшаве. Недаром говорится, что талантливый человек – талантлив во многом: очень быстро Буланов овладел польским. Причем, настолько хорошо, что стал писать на языке давшей приют его семье страны рассказы и романы, и даже стихи!

 

Первый призыв в сборную

Преуспевал Евгений и на футбольных полях – свидетельством тому приглашение осенью 1922 года сыграть за  сборную Польши в товарищеском матче против Румынии. Однако это был явный недосмотр Польского Футбольного Союза, поскольку в поезде, мчавшемся в румынский о ту пору город Черновицы, выяснилось, что у Буланова нет польского гражданства, и по формальному признаку за сборную выступать, разумеется, он никак не мог. Из ситуации вышли «классически»: во время пограничного контроля кто-то из руководства делегации сунул Буланову паспорт одного из запасных, оставленного по форс-мажору в Польше. Так что границу Евгений пересекал «контрабандно», под чужим именем. Перед игрой никто уже паспортов не спрашивал, и девятнадцатилетний на тот момент Буланов впервые в своей карьере вышел на поле в бело-красной фуфайке польской сборной, будучи записанным в протоколе матча под своей настоящей фамилией.

Этот инцидент, впрочем, имел правовые последствия: футбольные боссы свою ошибку исправили, и впоследствии Буланова, ввиду отсутствия польского гражданства, естественно, в сборную уже не вызывали, несмотря на то, что в своем амплуа Евгений был тогда едва ли не лучшим игроком Лиги (так назывался в те годы высший польский футбольный дивизион).

 

Русский капитан

В следующий  раз в фуфайке с белым орлом на груди Буланов вышел только шесть лет спустя – в июле 1928 года в игре против шведов. К тому времени  футболист, наконец, приобрел гражданство, женившись на польке. Пройдя натурализацию, из «Евгения» он превратился в «Ежи». Почему эмигрант выбрал это имя, а не, скажем, польскую кальку «Эуген»? Это осталось загадкой, но именно как «Ежи Буланов» он и вошел в мировую футбольную историю. (Кстати, некоторые источники, в том числе и авторитетная, казалось бы, Википедия, ошибочно называют Буланова именем «Георгий» или «Юрий», попав, видимо, в плен перевода с польского его нового имени «Ежи», уменьшительно «Юрек» – М.В.).

С тех пор Ежи Буланов неизменно попадал в стартовый состав главной польской футбольной дружины. По оценкам польской прессы, в паре с игроком варшавской «Легии» Хенриком Мартыной, этнический россиянин составил одну из лучших в истории польского футбола связку опорных защитников. Всего за сборную Польши он провел 22 матча,  при этом 17 раз выводил свою команду на поле в качестве капитана. Последний раз за «бяло-червоных» русский капитан, пользовавшийся безоговорочным авторитетом среди товарищей, сыграл летом 1935 года против югославов.

За бессменные семь лет выступлений в главной команде страны у Буланова было много захватывающих, незабываемых матчей. В отличие от сборной СССР, единственным спарринг-партнером которой в те годы были весьма заурядные по силе турки, поляки играли с очень добротными европейскими сборными – Бельгией и Данией, Швецией и Австрией, Румынией и Югославией.

Особняком стоят матчи с тогдашними лучшими футбольными дружинами  – Чехословакией и Германией. Чехословаки и немцы были в числе принципиальных соперников польской сборной не только в силу своей «топовости», но и из-за непростых двусторонних политических взаимоотношений. К примеру, матчи в Берлине и Варшаве собирали по нескольку десятков тысяч зрителей, радиорепортажи со стадионов, затаив дыхание, слушали по всему Рейху и всей Речи Посполитой. А игры с Чехословакией отборочного цикла ЧМ-1934 и вовсе закончились скандалом. Проиграв первый матч в Варшаве 1:2, на ответный поляки не поехали. Польскую сборную за рубеж попросту не выпустило руководство страны! «Вся польская спортивная общественность единодушно проголосовала за отказ от матча в Праге, – писала в те дни газета «Курьер поранья», – В условиях антипольской истерии в соседнем государстве проведение спортивного соревнования становится невозможным». Знакомые интонации, не правда ли? Как говорится, ничто не ново под луной…

Между тем клубная карьера Буланова также развивалась вполне успешно. После слияния «Короны» с «Легией» он отыграл один сезон за главный армейский клуб страны, а затем 12 сезонов подряд выступал в столичной «Полонии», проведя за нее 163 официальных матча (по тем годам – это очень и очень значимый показатель – М.В.). В 1931 году по результатам традиционного опроса газеты «Пшеглонд спортовы» Буланов был признан лучшим футболистом сезона.

 

Спорт и деньги

У Буланова был шанс поехать поиграть в серьезной профессиональной лиге: еще в середине 1920-х им конкретно интересовался один из ведущих венских клубов. «Купцов» весьма озадачил отказ Ежи, который неожиданно для них без обиняков заявил, что «настоящий спорт заканчивается там, где начинаются деньги»!

В Польше же в те годы, за исключением армейских коллективов, где футболисты, будучи военнослужащими или вольнонаемными, получали жалование из военного ведомства, остальные клубы были любительскими или полупрофессиональными. В этой связи большинство игроков помимо футбола «для пропитания» занимались еще чем-нибудь. Братья Булановы, к примеру, издавали спортивный еженедельник «Олимпиада», работая одновременно и спортивными обозревателями! Спортивную же карьеру Ежи Буланов, самый известный из братьев, закончил позже остальных – в 1937 году, после получения серьезной травмы колена. Совсем из футбола он не ушел, стал работать тренером в варшавских командах, выступавших в низших лигах…

 

Он объездил много стран

…А затем была война, мобилизация в Войско Польское, поражение Польши, приход нацистов. Потянулись тяжелые дни в оккупированной немцами Варшаве… В конце войны, когда Красная Армия начала наступление на польскую столицу, Булановы – представители первой волны белой эмиграции, не ожидая от прихода большевиков ничего хорошего, решились на вторичный побег. В начале 1945 года они сумели перебраться в Италию. Не обошлось без потерь – один из братьев, Роман, погиб во время бомбежки их поезда англо-американцами. В Италии братья вступили добровольцами в польский корпус генерала Андерса, а после войны оказались в Лондоне.

После разрешения в 1948 году новых властей Польши на возвращение польских ветеранов, воевавших на Западе, Булановы не воспользовались им. Они решили остаться в Великобритании и не иметь ничего общего с коммунистами. Однако жизнь в очередной эмиграции оказалась очень непростой. По воспоминаниям Ежи, «англичане быстро забыли о своих польских союзниках и не оказывали вынужденным переселенцам никакой помощи». Дабы заработать на хлеб насущный, Буланов вынужден был сменить целый ряд занятий, поработав и тренером любительских команд, и художником-карикатуристом, а, освоив английский, – и репортером ряда газет, и даже корреспондентом знаменитого британского «Футбола»! Но, видимо, полной удовлетворенности не было, поскольку Ежи-Евгений решился вновь эмигрировать, на этот раз в Аргентину. Там, освоив испанский, он работал спортивным журналистом и прожил до самой смерти. Умер русский капитан польской сборной по футболу весной 1980 года в Буэнос-Айресе.

…Коммунистические власти ПНР, желая угодить советскому «старшему брату», фамилию Булановых все годы социализма не вспоминали и из архивов старательно вымарывали. О русских братьях-футболистах вновь вспомнили только в новое время, когда несколько раз  были переизданы яркие, интереснейшие мемуары Ежи о своей жизни и футбольной карьере. Наш же небольшой рассказ – попытка вернуть забытое имя еще одной русской футбольной династии на историческую родину.

 

Михаил ВАСЬКОВ,

Варшава – Москва

Текст предоствлен автором.



Другие новости


Дмитрий Конаныхин: внутренняя экономика предприятий Илона Маска самый большой секрет
Михаил Васьков представляет: Пётр Соколов. Джеймс Бонд русского футбола
День рождения правильного Гайдара

Новости портала Я РУССКИЙ