Елена Образцова: - Любое искусство развивается приливами и отливами. Если в государстве есть стабильность, то и в искусстве наступает она. Когда начинаются метания, то и в искусстве разброд и шатание

Елена Образцова: - Любое искусство развивается приливами и отливами. Если в государстве есть стабильность, то и в искусстве наступает она. Когда начинаются метания, то и в искусстве разброд и шатание

12/02/2018 00:12

Москва, Михаил Захарчук для AP-PA.RU Наш обозреватель о великой певице современности Елене Образцовой.

Ровно три года назад ушла из жизни великолепная, образцовая певица и большой души человек Елена Васильевна Образцова. Она была народной артисткой СССР, Героем Социалистического Труда, лауреатом Ленинской и Государственных премий, кавалером пяти самых высоких наград Советского Союза и России. Её чудному, обворожительному, неповторимому (дальнейшие эпитеты каждый волен нанизывать в меру своего понимания оперного голоса) меццо-сопрано восторженно внимали слушатели в Метрополитен Опера, Ковент-Гардене, Опера Лисеу, Ла Скала, в опере Лос-Анджелеса, в опере Сан-Франциско, в Михайловском и, конечно же, в Большом театрах. Горячие испанцы признали Образцову лучшей исполнительницей партии Кармен в мире. Вообще в мировом оперном искусстве нет таких творческих высот, которые бы остались не покорёнными этой выдающейся певицей. И если это не образец для подражания, то что тогда вообще им может быть? 
А свою самую первую большую награду Елена завоевала ещё в 1962 году на Всесоюзном конкурсе вокалистов имени М. И. Глинки. Через год, будучи студенткой консерватории, дебютировала на сцене Большого театра в партии Марины Мнишек из оперы М.Мусоргского «Борис Годунов». По окончании консерватории так и осталась петь в лучшем оперном театре мира. В 1975 году Елена Образцова вместе с Большим театром отправилась на гастроли в США. На спектакле «Борис Годунов» у молодой певицы произошёл триумф, доселе ни с кем из советских исполнителей не случавшийся. Прослушав арию Марины Мнишек, публика поднялась и устроила такой шквал аплодисментов, что спектакль пришлось остановить. Газета New York Times тогда написала: в мире взошла потрясающей величины звезда мировой оперы. Через несколько месяцев Образцова выступила в «Трубадуре» - спектакле, открывавшем сезон Оперы Сан-Франциско. Её партнерами были Лучано Паваротти и Джоан Сазерленд. Место солистки в «Метрополитен-опера» Образцовой было обеспечено. Первые партии в этой роли - Амнерис в «Аиде» Верди и знаменитая Далида основательно потрясли взыскательную американскую публику. Та же New York Times устами своего критика восхищалась: «Сомневаюсь, что мы с вами слышали Далилу, которой бы так легко удавалось осилить две с половиной октавы - Образцова исполняет эту сложнейшую партию без тени напряжения». Две с половиной октавы – это, конечно, не два с половиной метра прыжка, но высота чрезвычайно впечатляюща. Уж поверьте на слово.
Следующее выдающееся достижение певицы – роль Сантуцци в фильме Франко Дзеффирелли «Сельская честь». Напомню читателю, что этот итальянский художник, режиссёр, продюсер и сценарист является лучшим в мире постановщиком в кино классических опер. На его счету: «Золушка», «Аида», «Травиата», «Турок в Италии», «Сельская честь», «Паяцы», «Лючия ди Ламмермур», «Тоска», «Норма», «Фальстаф», «Кармен», «Турандот», «Дон Карлос», «Антоний и Клеопатра», «Отелло», «Дон Жуан», «Богема», «Пуритане» и другие. Так вот величайший мастер всех времён и народов Дзеффирелли признавался: «В моей жизни были три потрясения: Анна Маньяни, Мария Каллас и Елена Образцова, которая в дни съемок фильма „Сельская честь“ сотворила чудо».
Кстати, сама Елена Образцова тоже выступала в качестве оперного режиссёра. В 1986 году она поставила в Большом театре оперу Ж.Массне «Вертер» (дирижер-постановщик и по совместительству тогдашний её муж - А. Жюрайтис), где исполняла главную партию. Певица также неоднократно пела главные роли в таких телевизионных музыкальных фильмах, как «Веселая вдова», «Моя Кармен», «Сельская честь», «Тоска». Более десяти лет она преподавала в Московской городской консерватории имени П.И.Чайковского, став там профессором. А ещё сыграла главную роль в спектакле Романа Виктюка «Антонио фон Эльба» по пьесе Ренато Мейнарда. Целый год исполняла программу классического джаза (Д.Эллингтон, В.Дюк, Дж. Гершвин) с квартетом И. М. Бутмана и оркестром под управлением Д.Бергера. В 2007 - 08 годах возглавляла оперную труппу Михайловского театра. Елена Васильевна - Почётный член Пушкинской академии, академик Русской академии искусствознания и музыкального исполнительства, академик Академии российского искусства, член Международного общества друзей Русского музея. Обширный концертный репертуар Образцовой – тоже во многом образец для подражания. Она до сих пор исполняет практически все камерно-вокальные произведения для меццо-сопрано П. И. Чайковского, М. И. Глинки, А. С. Даргомыжского, С. В. Рахманинова, Г. В. Свиридова, Р. Шумана, И. С. Баха, Г. Ф. Генделя и ещё многих других композиторов.
В этом месте позволю себе перевести дух в перечислении «образцовых достижений Образцовой» и заняться сладкими воспоминаниями, которые в ином случае могли бы выглядеть почти бахвальством. Но Елена Васильевна, будь она жива, не дала бы соврать, что именно так оно и было. Осенью 1977 года руководство ВТО поручило нескольким членам бюро, в том числе и автору сих строк, провести «Встречу артистов Государственного академического Большого Театра СССР с ударниками коммунистического труда московских предприятий». Кроме, так сказать, организационной части, старшему лейтенанту Захарчуку вменялось: доставить в Дом актёра (ещё на улице Горького) руководителя Ансамбля скрипачей Юлия Марковича Реентовича и солистку театра Елену Васильевну Образцову.
«Бригадир скрипачей» сообщил, что его привезёт служебная «Волга». За Образцовой я поехал. Она вышла с дочкой и подругой, которую называла только по фамилии Авдеева. Всю дорогу щебетала без умолку. И так меня к себе расположила, что я осмелился на совершенно глупый, как теперь понимаю, вопрос: «Скажите, а Сергей Образцов из кукольного театра, случайно, не ваш муж или родственник?» «Нет, - ответила,- даже не однофамилец!». И все они втроём на заднем сидении дружно, раскатисто рассмеялись. Дебют партии знакомства я проигрывал с треском. Но у меня была спасительная заготовка, о которой вряд ли могла догадаться оперная дива. Как раз накануне в «Литературной газете» вышла целая полоса диалога Образцовой и очень на ту пору известного журналиста Григория Цитриняка о состоянии оперного искусства в стране. Диалог тот я проштудировал весьма основательно и, выждав паузу в девичьем хохоте, достаточно грамотно изложил свои соображения относительно газетной публикации. «Ни фига себе! – совершенно искренне и неподдельно удивилась Елена Васильевна,- а я-то полагала, что военные кроме маршей ничем больше не интересуются!» 
Железо всегда следует ковать, покуда оно горячее. «А вот наш диалог,- вставил я,- живо напомнил мне известное: «Я думала, что они только на деревьях кричать умеют. - Подумаешь! Я ещё и вышивать могу, и на машинке – тоже». Первой в мой мультяшный экспромт «врубилась» дочь Елены Васильевны: «Мама, это же про кота Матроскина!» Миттельшпиль и эндшпиль партии знакомства остался за мной. Смею полагать, что приятно удивлённая Образцова, когда мы прибыли на место, представила меня за кулисами всем своим коллегам. И в дальнейшем активно, со знанием дела, помогала мне вести сборный концерт артистов Большого. Даже гвоздики сортировала и подсказывала, кому и сколько их вручать. Стоя за кулисами, за всех исполнителей искренне переживала. Сама спела, как и положено приме, под занавес, совершенно не волнуясь и перед этим не разминаясь, как другие певцы. Помнится, я вынес ей оставшихся цветов целую охапку и, опустившись на одно колено,- вручил. Публика неистовствовала. Когда же я неуклюже поцеловал руку певицы, а она меня чмокнула в щеку, зал, как мне показалось, вообще взорвался. Впервые в жизни я слышал аплодисменты и восторги тысячной аудитории со сцены. Так прошел мой дебют на столичной публике с поддержкой и непосредственной помощью Елены Васильевны Образцовой. Надо ли говорить читателю о том, что в дальнейшем я пристально следил за творчеством певицы, хотя мы больше не встречались. И не пропускал ни одно её выступление в СМИ. В доказательство приведу некоторые рассуждения этой великой певицы о жизни, о творчестве, о вечном, собранные за многие годы …
*
- Жизненных трудностей я не боюсь. Справляюсь с ними по мере их поступления. Я же русская, чего мне пасовать. Вот если бы я была француженка, тогда можно было бы позволить себе слабину. Но вообще-то я по жизни хулиганка и где-то даже авантюристка. Зато - везучая. Первый раз повезло по-крупному, когда я поступила в консерваторию. Основной конкурс уже прошёл. Был дополнительный приём с конкурсом 100 человек на место! И я его преодолела. Ехала в трамвае, по-идиотски улыбаясь, но ничего с собой не могла поделать. В голове только одна мысль крутилась: «Наверное, люди подумают, что дурочка какая-нибудь». Второй раз случилось везение, когда с третьего курса консерватории я попала в Большой театр. Так не бывает, а вот у меня случилось. Потом я с Большим театром я поехала на открытие нашего спектакля в Гранд-опера. Там должна была петь Ирина Константиновна Архипова, но у неё что-то не получилось. И мне дали спеть Марину Мнишек. В тот вечер я стала знаменитой. На следующий день вышли огромные статьи в газетах с моими портретами. Со мной сразу же заключил контракт Соломон Юрек, один из самых серьёзных менеджеров нашего времени. Конечно, я не забуду никогда и свой дебют в Сан-Франциско. Вот такие три громадных прорыва были уже в большую музыку.
- У меня есть чёткий показатель того, как я выступила. Если люди в конце концерта встают, значит - всё в порядке. И если во время исполнения абсолютная тишина в зале - тоже хорошо.
- Радует и вдохновляет меня моя дочь, которая стала хорошо петь; радует внучка-малышка, которая у нас родилась совершенно неожиданно; радует внук, которому уже двадцать пять лет; радуют мои друзья, которых я обожаю,;радуют мои собаки, которых у меня четыре; мой дом, мой сад, в котором я развожу цветы и сажаю кусты. Да, откровенно, всё радует. Если я прекращу радоваться, пора будет умирать. Пока человек любит, до тех пор он живёт. 
- А любовь, как и талант – от Бога. Кому-то даёт, кому-то - нет. И талант всегда пробьёт себе дорогу. Обязательно. Не пробил – не талант, значит. Но и везение нужно. Просто, чем раньше везение улыбнётся, тем больше и ярче карьера. А если везение приходит в конце жизни, тогда уже сложнее. Хотя я не люблю этого слова – карьера. Дурацкое слово. Мы в своё время не учились делать карьеру. Мы учились вкладывать свою душу в исполнение и нести своё творчество людям. А сейчас и учатся, и творят для карьеры, чтобы деньги получать. У нас были другие цели и другие задачи. О деньгах я думала в третью, в пятую очередь. Мы были по-хорошему одержимыми. И первой жертвой моей творческой одержимости была, увы, дочь Ленка. Она всегда оставалась одна, когда я уезжала. Девочка вечно меня ждала. Моё сердце рвалось к ней, а её – ко мне. С другой стороны, какое же счастье сейчас выступать в паре с дочерью! И – ответственность тоже большая. Я никогда не скрывала собственного возраста. И сейчас, в свои серьёзные годы, я обязана держать марку, что ещё могу. А Ленка наоборот: «Я уже могу». Поэтому нам петь и в радость, и «в сложность» тоже.
- Не люблю я этого в профессии – «любимый-нелюбимый» певец. Но могу сказать, что Анна Нетребко хорошая певица. Если брать старшее поколение, то, наверное, Дженнифер Лэрмор. У неё меццо-сопрано потрясающее.
- Не надо переживать за нашу оперу. Всегда у нас бывают моменты кризисные, во всех искусствах. Сейчас очень много хороших певцов. Хуже обстоят дела с режиссёрами, которые ставят всё вверх ногами. Я думаю, это или от недоученности, или от скудности ума, а может, кто-то что-то и специально делает, чтобы испоганить оперу - есть у меня и такие подозрения. Переделывать и делать модерновым «Бориса Годунова» или «Тоску» - то же самое, что пририсовать усы Мадонне. Во всяком случае, мне это так же оскорбительно и отвратительно. Сейчас в театрах большая трагедия от директоров и режиссеров. Они портят классическую оперу своими идиотическими постановками. В них нет ни логики, ни знаний, ни продолжения традиций. Эти люди или специально разрушают русское искусство, или у них не хватает культуры и знаний.
- О современной жизни опер нет и не будет. О политиках и аграрной реформе, о революции, что ли, оперы писать? В современной жизни любви мало. Вот в чём проблема.
- Сама я поставил только раз поставила спектакль, «Вертера» в Большом театре. А потом больше не предлагали. Но я поставила очень хороший спектакль, просто замечательный, это было счастье. Сейчас я бы очень хотела поставить «Кармен» и «Царскую невесту».
- За престижностью сцены никогда не гонялась. Так что если, к примеру, меня пригласит какой-то театр из глубинки – поеду не задумываясь. В каждом театре работают люди, которые хотят делать свою работу хорошо – от всей души, от всего сердца, от всего ума…
- Господи, я уже 52-й сезон пою. Это же рехнуться можно…
- У меня очень много учителей. Я всю жизнь училась у всех. Никогда не уходила за кулисы после своей партии, всегда смотрела, как работают мои партнёры - как они поют, как ходят, как произносят слово, как играют. Я встречалась с огромным количеством разных исполнителей и от каждого брала то, что мне подходило, что мне было нужно для моей души, для моего становления, для творческого развития.
- Честно говоря, всегда мечтала о мужчине, при котором я была бы очень нежной, и светлой, и ласковой, и чистой, и беззащитной. Чтобы мужчина был всегда мужчиной рядом со мной. Но вот что-то у меня не получилось так. Хотя мужиков много. И ничего у них по-крупному не меняется. Они как были ходоками, так и есть. Ну, может, сейчас меньше ходят налево, потому что больше сидят за компьютером. Чтобы быть счастливой с мужчиной, нужно его любить очень сильно. А любовь - девочка непокорная. Она может от вас уйти в любое время. Поэтому надо всегда трудиться, чтобы она осталась с вами. Надо придумывать для неё всякие интересные, даже экзотические вещи. Ну, например, насыпать лепестки роз на кровать. Или ещё что-нибудь такое. Я-то придумывала много. Кстати, когда ты что-то делаешь для любимого человека, ты и сама вся в счастье, радости и любви. Не всякий раз мужчине надо уступать, особенно, если он всякую дурость порет. А если чувствуешь, что он делает что-то правильное, нужно уступать обязательно. Хотя, если ты любишь, то всякая его дурость - тоже в радость, как это ни покажется странным. А когда начинаются неприятности и раздражение, значит, любовь уже уходит. И ты должна сразу спросить себя - нужен тебе такой человек или нет? Если ты чувствуешь, что любви больше нет, лучше сразу порвать, чем за что-то цепляться.
- Любое искусство развивается приливами и отливами. Если в государстве есть стабильность, то и в искусстве наступает она. Когда начинаются метания, то и в искусстве разброд и шатание. Вот как сейчас. У нас пока не все получается, как хочет Путин. Он очень много делает для государства. Ему же досталась разруха, и никакого уважения к стране не было. Но он всё-таки это сделал, правда, ещё не до конца.
- Мне нравится, как поступает Гергиев. Он приглашает в театр больших режиссеров и артистов, платит им хорошие деньги, но ставит условие: они обязаны петь в его театре, несмотря на свои гастроли за границей.
- Раньше, в Советском союзе были передачи с концертов, по телевидению показывали балеты и оперы. А сейчас весь эфир отдан шоу-бизнесу. Какой канал ни включи, везде – шоу, шоу, шоу, песенки, кривляния.
- Политикой я не занимаюсь, и не люблю говорить на эту тему, потому что надо знать то, о чем говоришь. Когда начинаешь говорить о том, чего не знаешь, то выглядишь дураком. Я как была с музыкой, так и осталась с ней. Человеку, который профессионально занимается своим делом, нет времени ходить по митингам на Болотной, или участвовать в какой-то партии. Человек, который занимается музыкой или искусством, должен заниматься музыкой и искусством. Боженька всё видит, и может наказать, если поймёт, что человек расходует силы не на то, что они ему подарено Богом.
- Если человек заставляет себя слушать, если он интересен людям, то он и талантлив. Если он не может собрать залы, значит, бесталанный. В большое искусство за плату можно войти раз. Певец вышел и спел. Но второй раз публика не придет на него, если он неинтересен. А интересен он только тогда, когда он передает то, чем его наградил Бог.
- В творчестве я - разумная авантюристка. Никогда ни одному дирижёру или режиссёру не сказала «нет». Бывало, что они мне предлагали оперу, о которой я и не знала ничего. Интересовались: «Вы поёте это?» Мгновенно отвечала: «Конечно». И пару раз крепко попалась на собственной самонадеянности. Однажды мне звонит импресарио: «На какое число вам брать билеты?» А я понятия не имею, о чём речь. Деликатно интересуюсь: «А там когда начинается?» Оказалось, что это запись 9-й симфонии Бетховена, которую я не пела никогда, да ещё и на немецком языке. Ну и трое суток, как на галере прикованная, сидела и учила. Выучила. Исполняя, не сделала ни одной ошибки. А дирижировал американец Лорин Мазель. Признаюсь ему: «Я вообще-то выучила это всё за три дня и три ночи». Он: «Молодец, только расскажи эту байку кому-нибудь другому. Так не бывает». Много лет спустя тот же Мазель спрашивает: «Вы поёте Верди, «Луизу Миллер»? И я говорю: «Конечно». «Вы знаете, у нас меццо-сопрано заболела. Через три дня запись в Лондоне». Господи, а в России-то даже клавира этой партии не достать! И как назло мой концертмейстер Важа Чачава в отпуске! Проклиная себя на чём свет стоит, разыскала-таки клавир. Кое-как сама себе пальцем выстукивала мелодию. Одолела. Когда я спела и снова нигде не ошиблась, он говорит: «Ну что, опять скажешь, за три дня и три ночи выучила?» - «Я тебе этого не скажу, но так оно и было».
- За рубежом у меня очень много друзей и просто хороших знакомых. Но жить там, как моя Ленка (Елена Макарова 15 лет трудилась в Испании – М.З.) я бы никогда не смогла. Не мыслю себя без моей России. Говорю это безо всякого пафоса. Это – моя страна, моё дыхание. 
Певица Елена Вячеславовна Макарова о своей маме: 
- Моя мама – лучше всех. При этом у неё никогда не было звёздной болезни, никогда не случалось вот этой «дивнючести» (термин от словосочетания оперная дива – М.З.). Она совершенно трезвый и нормальный человек. Очень уважительно относится к людям, начиная от гардеробщицы, заканчивая режиссёрами. Общительная, компанейская, всем всегда помогает. И очень требовательна. Но прежде всего, требовательна к себе. Когда собирается, на гастроли, её спрашивают: «Что для вас подготовить, какой у вас райдер?» Отвечает: «Мне нужно, чтоб у меня была бутылка воды в артистической. Всё». И при этом, она потрясающая артистка. Умеет великолепно рассказывать анекдоты в лицах. Всегда умеет быть с людьми на равных. Ни с кем и никогда не разговаривает с пьедестала. Чувствует себя естественно в любых условиях: и на светском рауте, и на рынке, и дома, и с журналистами, и с друзьями. Наверное, это тоже часть артистизма. Однажды она сказала мне одну изумительную фразу: «Что бы ты ни пела - грустное, весёлое, трагическое, смешное, помни: это - всегда о любви». Святая правда. Она учит меня любить этот мир, Бога, друзей, животных - всех. И учит вот как раз не быть дивой, учит естественности, а также терпению, прощению, уважению к людям. Я не говорю сейчас про какие-то профессиональные тонкости.
*
И последнее. Как-то мой старший товарищ, выдающийся мастер бильярда и многократный чемпион мира Георгий Степанович Митасов попросил прочитать рукопись своего приятеля и высказать по ней свои соображения. А дальше – мой ответ, из которого читателю станет понятным, почему в строку вспомнился этот случай.
«Дорогой Вячеслав Владимирович!
Прочитал «Полифонию Лени» (Или всё же – лени? Или автору неведома буква «Ё»?), которую мне дал Митасов. Не без интереса, доложу, прочитал. Потому как лихо написано. Настолько крут замес повести, что её форма, Вы уж великодушно простите, растоптала, убила, на корню изничтожила её содержание. А жаль. Хотя бы потому, что главный герой от доброты душевной взялся помогать Образцовой с возведением её Культурного Центра. Личность этой певицы мне небезразлична, поэтому заявляю сразу: её образ неправдив и ложен по всем статьям. Она глубоко не приемлет, на дух не переносит в искусстве так называемого андеграунда. Уж поверьте на слово человеку, который если и не досконально знает творчество великой певицы, то хотя бы кое-что в нём соображает, потому что любит её. 
Что решают, какую такую смысловую, визуальную, фенологическую, психологическую, всякую иную прочую, - что, скажите на милость, решают довольно посредственно исполненные графически неряшливые кругляши, так обильно разбросанные по всей рукописи? Словно пьяный забулдыга коровьи лепёшки рисовал! Да я бы в тысячу раз с большим удовольствием (и 99 из 100 человек со мной согласятся) смотрел бы фотографии великолепной, неотразимой Образцовой. Хотя бы те, что напечатаны на её музыкальных дисках. Уже не говорю о том, что повествование переполнено всякими недомолвками, несуразностями, натужными и топорными кунштюками. И стилистическими, смысловыми неровностями. То бесконечные рассуждения о простых, почти что примитивных вещах, типа голоса, языка, звука, а потом вдруг – бабах! выдержкой из позднего Вознесенского или раннего Толкиена. А препарирование «Хабанеры» по лекалам все того же Андрея Андреевича – как говорится, полный атас! 
Вывод. Повести нет как таковой. А то что есть – оскорбление действительно выдающейся, с мировым именем певицы. Она же достойна повествования, написанного нормальным, русским, человеческим языком, безо всяких филологических выкрутасов и андеграундных эскапад. В его основу должен быть положен действительно интересный момент содружества Главного героя и Образцовой со множественными ответвлениями, воспоминаниями и рассуждениями последнего о жизни, о времени, о себе. Вот тогда можно говорить о полноценной книге. С искренним уважением».
Повесть света не увидела. А мне запомнилась убийственная, если вдуматься, из неё деталь. Главный герой, используя действительно огромные свои связи, добивается, наконец, приёма у Президента. И подписывает у Него все бумаги по созданию Культурного Центра Образцовой! Радостный прилетает к заму мэра Москвы N и показывает вожделенное «добро» главного в России человека. Чиновник, не дрогнув ни единым мускулом лица, интересуется: «А кто будет проект финансировать?» - «То есть, как кто? Столица!» - «У нас нет денег на подобное сооружение» - «Но ведь Президент распорядился!» - «Мне, откровенно говоря, плевать на это распоряжение. Нет финансирования – для меня это простая бумажка». На том всё и заглохло.
А вот в действительности Образцова построила-таки свой центр! Только в нашей северной столице.
- Мой культурный центр в Санкт-Петербурге существует только благодаря спонсорам. Иногда нас обманывают – пообещают, а в последнюю минуту могут и не дать средств. Государство выделяет нам небольшую субсидию для проведения конкурсов. Но тоже, не дают, пока не расшаркаешься перед ними. 
- Сейчас очень многие журналисты пишут статьи по заказу. Это очень плохо. Бог их накажет обязательно. Есть одна дама, которая, я знаю, очень любит меня, но всегда пишет про меня какие-то гадости. «Почему ты опять написала гадость?» - спросила её однажды. «Иначе у меня не возьмут статью в редакцию», - ответила она. Так что, я не читаю сейчас музыкальную критику. Мне она неинтересна.

Михаил Захарчук.

 Фото с сайта  wday.ru



Другие новости


Жизнь Железного Лазаря (о Лазаре Моисеевиче Кагановиче)
За что Хрущев убил Лаврентия Павловича Берию?
Леонид Филатов - упертый государственник

Новости портала Я РУССКИЙ