Александр Палладин: Опять британка гадит, или о том, как на наше государство всех собак вешали и вешают

Александр Палладин: Опять британка гадит, или о том, как на наше государство всех собак вешали и вешают

14/03/2018 10:36

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU Наш обозреватель по поводу очередной антироссийской кампании, раздуваемой властями Великобритании с одобрения Вашингтона.

        

Так случилось, что после развала СССР мне пришлось во всех отношениях начать жизнь с нуля. С журналистикой я завязал ещё в конце 80-х, а в пиарщики переквалифицировался в середине 1992 года и перед этим несколько месяцев брался за любую работу. Таким вот образом я подрядился перевести пару изданных за рубежом книг, одну из которых написал Робин Брюс Локкарт — сын того самого Брюса Локкарта, который с января по сентябрь 1918 года возглавлял британскую миссию при советском правительстве, пока не был арестован и выслан из нашей страны за участие в «заговоре трёх послов».

Локкарт-младший полвека назад издал книгу «Сидней Рейли: легендарный шпион ХХ века.

Её я и взялся перевести в сокращённом виде в 1992 году. Мой труд свет так и не увидел, но сегодня эта книга общедоступна, в том числе в Интернете. В ней много любопытных подробностей о знаменитом авантюристе, которого Локкарт-старший считал лучшим другом, а его сын назвал прообразом главного персонажа сочинений Иана Флеминга про Джеймса Бонда, переложенных на язык кинематографа. Воспроизведу лишь один эпизод многогранной деятельности Сиднея Рейли, направленной против нашего государства. Переводил не я, так что все претензии к качеству перевода — не ко мне.

«В начале двадцатых годов в странах Европы распространилась торговля поддельными советскими документами, — говорится в упомянутой книге. — Правительства этих стран, растерянные последствиями русской революции, ломали голову, стоит ли им вообще признавать кремлёвских лидеров. Дипломатические и разведывательные службы всех стран по крохам собирали скудную информацию. По текущему положению дел, любые разведданные, проверенные и не совсем, становились исключительно важными. Именно поэтому удачный “подброс” дезинформации также принимал весьма ценное значение».

«В шпионских “джунглях” Европы, где Рейли чувствовал себя как рыба в воде, он неизменно держал руку на пульсе тайного рынка фальшивок. Нужно сказать, что качество изготовления поддельных бумаг было так высоко, что только квалифицированный эксперт мог дать точное заключение об их подлинности.

Случилось так, что Рейли стал человеком, давшим доступ общественности к знаменитому “письму Зиновьева”, которое в октябре 1924 года произвело сенсацию во всей Англии. От своих друзей и лондонских коллег Рейли стало известно, что значительное число корреспонденции подрывного характера от московского Коминтерна — организации, которая сменила собой Второй интернационал, — получали британские коммунисты. Опубликовать такое письмо значило бы склонить мнение английской общественности в пользу антибольшевистского движения. Одной из таких акций и являлось письмо председателя Коминтерна Зиновьева британской коммунистической партии».

«К одним из самых эффективных эмиссаров контрреволюции, внедрившихся в советскую разведку, относился Владимир Орлов, выписавший Рейли мандат на “товарища Рейлинского” в 1918 году. После бегства из России Орлов жил в Берлине. Уже будучи в столице Германии, ему удалось создать подобие уникальной “внештатной” шпионской сети, работавшей и на белых, и на немцев одновременно. Одному из его коллег, поляку по национальности, в своё время удалось внедриться в ЧК. Этот агент по фамилии Павловский прославился тем, что совместно с тремя такими же “чекистами”, как и он сам, – некими Сумароковым, Якушиным и Карповым – в 1922 году вывез из России целый портфель важнейших секретных документов, похищенных в ЧК. Кроме того, этот поляк являлся незаменимым специалистом по подделке фальшивых документов. Как и Орлов, Павловский “подрабатывал” не только в антибольшевистских структурах, но и в тайной политической полиции Германии. Ещё одним эффективным членом этой группы был некто Сергей Друшиловский, внедрившийся в 1924 году в берлинскую резидентуру Иностранного отдела ГПУ.

Рейли не составило особого труда объяснить Орлову и Павловскому, что ему нужно. Им уже приходилось добывать для Рейли различные письма — как поддельные, так и настоящие. Но теперь он настаивал на изготовлении послания самого Зиновьева. С помощью Друшиловского и нескольких белогвардейцев, проживавших в Берлине и даже не подозревавших о той политической шумихе, которая затем разразится в Англии, письмо было изготовлено. Рейли не рискнул посвящать ни Орлова, ни Павловского в подробности задуманной комбинации. Они просто выполнили его инструкции, выйдя на связь с “фальшивщиками”, настолько далекими от происходившего, что имя Рейли ни о чём им не говорило. Однако британцы должны были принять это письмо за подлинное! Более того, в случае обнаружения подделки на карту ставилась собственная репутация Рейли в британской секретной службе. Рейли отбросил в сторону моральный аспект этого вопроса и не стал поддаваться угрызениям совести, тем более что содержание фальшивого письма немногим отличалось от множества настоящих коминтерновских посланий.

“Письмо Зиновьева”, датированное 15 сентября 1924 года, призывало британских коммунистов поднять мятеж в армейских кругах. Кроме того, Зиновьев предлагал наметить будущих командиров британской красной армии. По своим каналам Рейли организовал “cлучайное” попадание письма в британский МИД, и уж в том, что оно будет подхвачено прессой, можно было не сомневаться.

Рамсей Макдональд, лидер Лейбористской партии, узнал о содержании письма одним из первых, но некоторое время держал его в секрете, поскольку главным козырем лейбористов на предстоящих выборах в парламент являлось достижение взаимопонимания и сотрудничества с Советской Россией. Когда в конце концов письмо всё-таки было опубликовано в газете “Мэйл пост”, Макдональд был полностью дискредитирован, и лейбористы понесли сокрушительное поражение. Множество социалистов во всём мире до сих пор полагают, что письмо было подделано, и споры об его аутентичности продолжаются и поныне.

Не было ничего удивительного в том, что британский МИД так легко “купился” на фальшивку. “Письмо Зиновьева” практически ничем не отличалось от подлинных документов подрывного содержания, во множестве приходивших из Москвы. Кстати, Дон Грегори, будущий начальник северного отдела МИД, консультировался по поводу подлинности документа у сэра Томаса Престона, возглавлявшего в то время британскую миссию в России. Так вот даже Престон, хорошо знавший Зиновьева лично, был полностью уверен в подлинности “послания Коминтерна”.

Не державший секретов от ближайших друзей Рейли заслужил их горячее одобрение в этом предприятии. Особенно таким поворотом событий был доволен майор Эли. В 1966 году в Советском Союзе появилась публикация, в которой со ссылкой на косвенные источники сообщалось, что почти наверняка в деле с “письмом Зиновьева” Рейли помог советский агент-провокатор, так и оставшийся неизвестным».

Всё процитированное выше, повторяю, принадлежит перу Робина Брюса Локкарта, который ещё в детстве был от отца наслышан о Сиднее Рейли и относился к злейшему врагу нашего государства с искренним восхищением.

А теперь из 1920-х годов перенесёмся в 1980-е и из Старого Света — в Новый. С избранием Рональда Рейгана президентом США информационная война против нашего государства, которую за океаном вели ещё с тех самых 1920-х годов, достигла своего апогея. В июне 1982 года, выступая в Лондоне, новый глава Белого дома объявил крестовый поход против СССР, а 9 месяцев спустя заклеймил нас как империю зла. Соответствующие обвинения в адрес Москвы сыпались как из ведра. В том числе нам стали «шить» дело турецкого террориста Мехмета Али Агджи, в мае 1981 года совершившего покушение на папу римского Иоанна Павла II.

Полтора года спустя в «Ридерз дайджест» появилась статья, где утверждалось, что покушавшийся якобы выполнил заказ болгарских спецслужб, которые, в свою очередь, действовали по наущению Кремля, точившего на Иоанна Павла II зуб с той поры, когда тот ещё звался кардиналом Каролем Войтылой и вёл подрывную работу у себя на родине — в Польше.

Статью сочинила Клэр Стерлинг, уже много лет распространявшая по всему свету вымыслы ЦРУ.

Годом раньше она выпустила книгу «Террористическая сеть», которую американский журнал «Каверт экшн» назвал «библией для дезинформаторов», что и подтвердил один из любимчиков Рейгана — директор Центрального разведывательного управления Уильям Кейси, который (цитирую книгу Оливера Стоуна и Питера Кузника «Нерассказанная история США») «пришёл в ЦРУ, чтобы “развязать войну против Советского Союза». По прочтении «Террористической сети» Кейси окончательно уверовал в то, что мировой терроризм насаждает СССР. И это при том, говорилось в «Нерассказанной истории США», что «эксперты ЦРУ знали, что Советы при всех их недостатках являются принципиальными противниками терроризма».

«Кое-кто из нас при встречах с Кейси пытался убедить его, что большая часть так называемых доказательств Стерлинг —чёрная пропаганда», — вспоминал Мелвин Гудман, служивший в ЦРУ главным аналитиком по СССР с 1966 по 1986 год. На это, по его словам, Кейси пренебрежительно отвечал, что «узнал от Стерлинг больше, чем от всех нас вместе взятых». Добавлю, что в те времена специалисты ЦРУ часто сталкивались с предвзятостью шефа, и всякий раз Кейси вынуждал их идти на обман, выдавая за действительность то, как он желал её видеть, а затем преподносить президенту Рейгану.

«Ридерз дайджест» — популярнейший журнал для семейного чтения, и вскоре в Соединённых Штатах, наверное, не осталось ни одного жителя, кто не думал бы о покушении на Иоанна Павла IIто же самое, что глава ЦРУ. Одной-единственной публикацией в отдельно взятом издании этого, разумеется, не добиться бы, если б бабьи россказни не растиражировали, а потом подхватили наиболее влиятельные СМИ США вроде газеты «Вашингтон пост». На протяжении всей моей командировки в Соединённые Штаты она регулярно печатала материалы о деле Агджи, которое, впрочем, в подаче этого издания вскоре превратилось в «дело Антонова» — болгарского представителя компании «Балканские авиалинии» в Италии, который якобы по заданию советских спецслужб помог турецкому террористу совершить покушение на Иоанна Павла II.

Каждая новая статья на данную тему начиналась пересказом очередной выдумки Агджи(на которые тот был горазд),после чего слово в слово воспроизводилась вышеупомянутая версия. Поначалу написанные как под копирку публикации я относил на счёт редакционной спешки или небрежности, пока не пришёл к выводу: делается это нарочно, дабы крепко-накрепко вбить в головы американцам вымысел Клэр Стерлинг, переработанный и дополненный специалистами по дезинформации из Лэнгли.

Один из них — вышедший в отставку Пол Хенци тоже взялся за сочинительство на манер Клэр Стерлинг. Когда в одной из американских аудиторий его упрекнули в ненависти к народной Болгарии, он, по свидетельству журнала «Каунтерспай», «оправдался» таким высказыванием: «Напротив, к этой стране я питаю самые лучшие чувства, ведь царь Борис был союзником Германии в войне против большевиков...».

В 1983—1984 годах вашингтонский журналист Майкл Доббс предпринял самостоятельное расследование: посетил Турцию, Болгарию и Италию, опросил десятки свидетелей, изучил тысячи документов. В результате он заключил, что «дело Антонова» дутое, так как основывалось лишь на показаниях турецкого террориста: «Двадцатисемилетний турок, на чьих показаниях, в основном, зиждется дело, почти ежедневно демонстрировал свою ненадёжность как свидетель обвинения. В придачу к предсказаниям близости конца света он десятки раз лгал либо опровергал собственные заявления… До сих пор суду не представили никаких новых доказательств выдвинутых Агджой обвинений в адрес болгарских должностных лиц, которых он называет сообщниками. Зато уже сейчас ясно: одержимость идеей причастности болгар настолько многих на Западе заворожила, что заставила их игнорировать наличие подлинного заговора с участием турок из организации “серые волки».

По мнению Доббса, в предвзятости были повинны многие его коллеги: большинство СМИ США и других стран Запада умышленно раздували версию «болгарского заговора», поскольку это было на руку антикоммунистической пропаганде.

Наблюдая в ходе суда за Агджой, американский журналист пришёл к выводу, что для того истина — «рыночный товар», а сам он — «патологический враль» и дока по части «двойной игры»: «Свидетельские показания наёмного убийцы и клеветника, которого пытаются превратить в “разоблачителя безбожников-коммунистов”, — плод его буйной фантазии либо пересказ баек и домыслов, почерпнутых из доставляемых ему в камеру газет и журналов».

Попав в римскую тюрьму, преступник на одном из допросов надиктовал 121 страницу (!) «поправок», «пояснений» и опровержений собственных показаний, которые он дал ранее с целью оклеветать официальных представителей Народной республики Болгария в Италии. Что, впрочем, не помешало Агдже на каждом новом допросе «вспоминать» новые «свидетельства причастности» болгарских граждан к его злодеянию. Из прочитанных Доббсом документов следствия, в частности, явствовало, что покушавшийся на папу «решил сделать чистосердечное признание» в мае 1982 года, но своего главного «соучастника» — Антонова впервые упомянул лишь полгода спустя, да и то походя и неправильно его охарактеризовав. Стоило, однако, Агдже увидеть предъявленный ему фотоснимок Антонова, как его память, словно по волшебству, «улучшилась». Точно так же «улучшалась» его память и росла его словоохотливость по мере того, как ему в камеру приносили свежие газеты с иллюстрированными спекуляциями насчёт «роли болгар».

Или такой факт. 19 ноября 1982 года Агдже дали возможность пролистать телефонный справочник Рима, после чего он порадовал следователей «неопровержимыми уликами» своей мнимой связи с жертвами собственного навета, сообщив номера телефонов оклеветанных представителей НРБ. В результате главный следователь был вынужден отметить в протоколе допроса проявленную Агджой «дьявольскую, многократно продемонстрированную способность сочинять ловко составленные, но фантастически невероятные истории».

Попутно Майкл Доббс отметил неувязки и в обвинительной версии следствия по делу Агджи. В частности, в материалах следствия фигурировала якобы взятая для него напрокат машина, хотя ни малейших следов её регистрации в прокатной фирме обнаружено не было. Как сквозь землю провалились и три миллиона западногерманских марок, будто бы полученные преступником от «болгарских соучастников». Наконец, отсутствовал ответ на вопрос, как «сообщники» могли друг с другом объясняться: Агджа не знал болгарского, а оклеветанные им граждане НРБ не владели ни турецким, ни английским, на котором они якобы обсуждали планы покушения.

Примечательное разоблачение в 1984 году сделала и «Нью-Йорк таймс». По словам опрошенных ею правительственных чиновников, администрация Рейгана поставила в зависимость от исхода дела Агджи дальнейшие отношения с социалистическими странами Европы. Если, рассуждали  представители Госдепартамента и Белого дома, обвинительная версия будет поддержана римским судом, то «нам будет крайне трудно добиться поддержки общественностью» каких-либо инициатив по ослаблению международной напряжённости. Иными словами, Вашингтон намеревался использовать процесс над Агджой и тоже заключённым в тюрьму Антоновым для оправдания гонки вооружений.

Так или иначе, дело сделали. Бьюсь об заклад: спроси сегодня любого жителя США, кто и зачем стрелял в папу в итальянской столице на площади Святого Петра, и любой американец, научившийся ко времени описываемых событий читать, без запинки ответит: руку на наместника бога поднял зомбированный болгарами и русскими турок.

Точно так же, уверен, граждане Соединённых Штатов в массе своей даже не подозревают, что сам Иоанн Павел II «никогда не верил в так называемый "болгарский след», в чём понтифик признался незадолго до своей кончины. И вряд ли кто из американцев помнит высказывание бывшего посла США в СССР Джека Мэтлока, даже если в апреле 2005 года они видели его интервью телекомпании «Фокс»: «После тщательного расследования эксперты (ЦРУ — А.П.) пришли к заключению, что Агджа был законченным лжецом, что он рассказывал противоречившие друг другу истории и что нет никаких убедительных доказательств того, что за покушением стоял КГБ».

 

P.S.Мало того, что сейчас опять в ход пущена явная фальшивка (или, выражаясь по-современному, фейк), в этот раз, в отличие от событий почти 94-летней давности, британские власти действуют гораздо грубее как в прямом, так и переносном смыслах. Как говорится, почувствуйте разницу, сравнив тон и содержание заявления Терезы Мэй с датированной 24 октября 1924 г. нотой британского министра иностранных дел по поводу "письма Зиновьева". (Этот документ обнаружил в архивах Валерий Лисютиин , за что я ему глубоко признателен).

Тем временем на "Эхе Москвы" продолжают безоговорочно, наплевав даже на элементарные традиции журналистики, поддерживать позицию Лондона. "Страна, готовая укокошить весь мир — что ей какой-то Скрипаль", — заявил обозреватель радиостанции Антон Орехъ. Не унимается и Евгения Альбац: "Попытка убийства Скрипаля — это демонстративное действие, предупреждение всем тем в российской элите, кто думает, что они могут спрятаться от "хозяина" в Лондоне или где-нибудь ещё".

 Фото с сайтов isbn-books.get-quick.com   laurierking.com     pokazuha.ru polishclub.org

 АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



Другие новости


Мария Захарова (МИД): Мой род из мордовского села Степная Шентала Кошкинского района
Александр Палладин: Хорошо забытая «мягкая сила»-3 Шолохов, Симонов, Фредерик Жолио-Кюри
Юрий Поляков. Желание быть русским.

Новости портала Я РУССКИЙ