Александр Палладин. "Дело Скрипаля". Провокации новые, методы старые

Александр Палладин.

15/03/2018 13:30

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU Окончание статьи о антирссийской кампании, раздуваемой властями Великобритании с одобрения Вашингтона. Экскурс в историю. 

Осенью 1983 года на нашем Дальнем Востоке разыгралась трагедия, поставившая и без того хрупкий мир в советско-американских отношениях на грань войны. Под утро 1 сентября 1983 года в небе над Сахалином поднятый по тревоге истребитель отечественных ВВС сбил южнокорейский пассажирский самолёт «Боинг-747». Тот, стартовав с аэродрома на Аляске, отклонился от курса на Сеул и, углубившись в воздушное пространство СССР на 500 с лишним километров (!), несколько часов летел в ночной мгле на заоблачной высоте, пока наш лётчик по приказу командования не выпустил в нарушителя две ракеты. Погибли 269 человек, в том числе несколько американских граждан, включая конгрессмена Ларри Макдональда.

Чтобы лучше понять последствия этой трагедии, обратимся к её предыстории — так, как 28 лет спустя маститый американский журналист Дэвид Хоффман изложил в своей книге «Мёртвая рука». Его труд представляет собой тщательное, основанное на массе всевозможных документов исследование, давшее автору повод написать в подзаголовке: «Неизвестная история “холодной войны” и её опасное наследие».

Итак, цитирую с сокращениями, ни на йоту не искажающими смысл оригинала: с осени 1982 года «Соединённые Штаты начали проводить масштабные, реалистичные и провокационные(выделено мною — А.П.) учения неподалёку от советского Дальнего Востока… Секретной директивой Рейган также одобрил психологические операции против Советского Союза. Их целью было показать, что Соединённые Штаты могут разместить боевые группы с авианосцами вблизи уязвимых советских военных и промышленных объектов, не попав в поле зрения противника… Как выразился один офицер разведки, они хотели “прогуляться под носом у Ивана”… В апреле и мае 1983 года Тихоокеанский флот США провёл крупнейшие со времён Второй мировой учения на севере Тихого океана, у полуострова Камчатка… Четвёртого апреля американцы “прошлись под носом уИвана”… Группа по меньшей мере из шести военных самолётов с авианосцев “Мидуэй” и “Энтерпрайз” нарушила советскую границу, пролетев над островом Зелёный Курильского архипелага… Весной 1983 года советские пилоты были измучены постоянной игрой на нервах, которую вели американцы. Им приходилось постоянно реагировать на шпионские самолёты, сновавшие у советских границ… Но полёт F-14 над островом Зелёный в апреле застал (советских — А.П.) лётчиков врасплох… “После этого инцидента, — вспоминал Осипович (тот самый пилот советского Су-15, кто потом сбил южнокорейский «Боинг» — А. П.), — в наш полк прибыла комиссия, которая устроила нам головомойку”… Стресс был ужасным. “Несколько недель мы были готовы и ждали”, — говорил Осипович… Пилоты перехватчиков на Сахалине один раз уже позволили себя обмануть и получили предупреждение: это не должно случиться снова».

«И вот в этот циклон подозрения и страха, — продолжает автор “Мёртвой руки”, — влетела большая, сбившаяся с пути птица… Через пять часов после взлёта команда (южнокорейского «Боинга» — А.П.) сообщила о прохождении очередной контрольной точки, тогда как на деле самолёт был уже на 296 км севернее, направляясь к Камчатке. В какой-то момент пилоты обменялись сообщениями с другим пассажирским самолётом; его экипаж сообщил о совершенно другой картине ветров, что должно было подсказать команде рейса 007: самолёт сбился с курса. Но этого не случилось. Пилоты совершенно не беспокоились».

Позволю себе ещё два комментария к вышеизложенному. Во-первых, «большая птица» отнюдь «не сбилась с пути». Осенью 1983 года наши военные подняли с морского дна обломки «Боинга» и два «чёрных» ящика. Анализ бортового самописца показал, что сразу после взлёта в Анкоридже южнокорейский авиалайнер взял неверный курс и весь полёт следовал им (а не отклонился от трассы, как утверждали американцы). При этом пилоты «Боинга» докладывали на землю ложную информацию о том, что проходят через контрольные точки международной трассы. То есть, южнокорейские пилоты, в прошлом военные лётчики, сразу ввели неверные данные в две курсовые и три навигационные системы на борту своего самолёта. А во-вторых, пилот другого рейса сообщил о сильном попутном ветре, тогда как у рейса, по странному совпадению названномуKAL 007 (напомню: 007 — кодовое обозначение Джеймса Бонда), ветер был встречный. 

Между тем, пишет дальше Д. Хоффман, «той ночью в небе неподалёку от границы Советского Союза кружил ещё один борт — четырёхмоторный реактивный самолёт RC-135, который американские ВВС использовали для разведки. RC-135 (переоборудованный “Боинг-707”) в Советском Союзе знали как шпионский самолёт. Пилот Осипович вспоминал, что ему много раз доводилось преследовать его. Самолёты RC-135следили за испытаниями советских баллистических ракет; это была разведывательная операция под названием CobraBall… Около часа ночи (1 сентября 1983 года — А.П.) RC-135 кружил в небе, а более крупный “Боинг-747” летел на 120 км южнее. В этот момент и произошла фатальная ошибка. Советские военные отслеживали полёт RC-135 на радаре. Ракетных испытаний той ночью не было, и RC-135 направился назад, к своей базе… На пути назад RC-135 пересёк траекторию полёта “Боинга-747”. Радар “потерял” RC-135, но поймал сигнал “Боинга-747”, который теперь направлялся к Камчатке…».

Помимо прочего, те события стали наглядным уроком с точки зрения важности государственной пропаганды. В этом смысле осенью 1983 года советское руководство потерпело сокрушительное поражение, продемонстрировав неспособность быстро и грамотно реагировать на чрезвычайную ситуацию, тогда как Белый дом, наоборот, действовал напористо, умело — и предельно цинично.

Вот как это описывает автор «Мёртвой руки» Дэвид Хоффман: «В Вашингтоне группа аналитиков военно-воздушной разведки в считанные часы сообразила, что Советы сбили лайнер непреднамеренно. Она подготовила секретную презентацию с цветными слайдами, показывающими, что операция CobraBallмогла вызвать путаницу (у советских специалистов ПВО — А. П.).Однако в суматохе презентация не привлекла особого внимания. Она попала в Белый дом только спустя 23 часа, но и тогда не возымела никакого действия… Первого сентября <…>Шульц (госсекретарь США — А. П.) выступил перед журналистами… Этой пресс-конференцией Шульц начал масштабную идеологическую операцию против Советского Союза, обвинив СССР в умышленном убийстве пассажиров авиалайнера».

На следующий день на первых полосах заокеанских газет появились соответствующие публикации, и игра пошла в одни ворота, так как Кремль действовал неповоротливо и неуклюже. Лишь два дня спустя после случившегося Москва выдавила из себя невразумительное сообщение ТАСС о том, что южнокорейский «Боинг» нарушил нашу государственную границу, после чего, дескать, покинул воздушное пространство СССР и «исчез с экранов радаров». Дальнейшие шаги советского руководства только усиливали впечатление неразберихи и неумения объяснять свои действия, во многом проистекавшего из пренебрежения к общественному мнению. Как тут не процитировать Анатолия Сергеевича Черняева, который до того, как стал в 1986 году помощником Горбачёва, четверть века работал в Международном отделе ЦК КПСС? «Любопытно, есть у нас общая пропагандистская линия или кто во что горазд? Скорее последнее (конечно, применительно к личным симпатиям и страхам за кресло). Ведь никто на авторитетном уровне не думает и не руководит систематически нашей идеологической деятельностью. Так — от случая к случаю, отбрёхиваемся, как правило, с опозданием и без расчёта хотя бы на два хода вперёд».(Цитирую по книге Черняева «Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972—1991 годы»).Черняев записал это в своём дневнике 31 августа 1975 года, но и восемь лет спустя ничегошеньки в деятельности советского пропагандистского аппарата не поменялось.

В такой обстановке в США началась сущая вакханалия, учинённая администрацией Рейгана, чтобы натравить сограждан на нашу страну. Владельцы вашингтонских баров и ресторанов устроили публичное истребление запасов «Столичной».Аутодафе под звон разбитых бутылок и одобрительные комментарии местной прессы преподносилось как демонстрация патриотизма той его разновидности, которую у нас называют квасной, хоть в данном случае она была замешана на спиртном.

Более того, во Флориде пригрозили взорвать бомбу на нашем торговом судне, стоявшем под разгрузкой в одном из портов. Аналогичные угрозы посыпались в адрес вашингтонского отделения ТАСС и излюбленной мишени американских погромщиков — представительства Аэрофлота; физической расправой запугивали сотрудников других советских учреждений в США и членов их семей. А под Нью-Йорком ультра-патриоты перешли от слов к делу и предприняли штурм резиденции постоянного представительства СССР при ООН.

Тем временем в Техасе игральные автоматы перенастроили так, чтобы вместо инопланетян расстреливать фигурки с красной звездой. В столице же США под горячую руку одного из ненавистников нашей страны чуть не попал свой же —сотрудник местного охранного агентства, нёсший дежурство рядом с посольством СССР. Одержимый враждой к нам американец принял его за «русского», выхватил револьвер и едва не нажал на курок.

А вот настоящей русской — по происхождению, но родившейся и всю свою недолгую жизнь прожившей в Америке молодой женщине не повезло. К её магазинчику в одном из посёлков штата Вермонт подъехал перевозбудившийся патриот, с винтовкой наперевес вломился внутрь и с воплем: «Проклятая комми!», — всадил несколько пуль в ни в чём не повинную, не имевшую ничего общего ни с Советским Союзом, ни с Компартией США жертву. Похожей сценкой заканчивался снятый четырнадцатью годами раньше культовый фильм «Беспечный ездок», где житель американского захолустья хладнокровно пристрелил проезжавшего мимо мотоциклиста только за то, что тот был по-другому одет и носил длинные волосы. Но то была голливудская кинокартина с вымышленным эпизодом, понадобившимся по законам драматургии, тогда как реальная трагедия в сентябре 1983 года стала актом беззакония, жертвоприношением, спровоцированным вашингтонскими антисоветчиками.

Сам же Белый дом сумел сразу двух зайцев убить: отвёл от себя подозрения в организации провокации, приведшей к гибели пассажиров южнокорейского «Боинга» (в их числе были 62 американца), а всю вину за трагедию над Сахалином свалил на советское руководство. Снова цитирую «Мёртвую руку»: «Утром 5 сентября Шульц потребовал у разведчиков исчерпывающую информацию о шпионском самолёте; в восемь часов утра он её получил. В тот же день госдеп разослал во все американские посольства четырёхстраничную справку, утверждавшую, что самолёт не мог быть сбит вместо RC-135. “Советы отслеживали корейский самолёт и американский самолёт отдельно и знали, что там два самолёта, так что мы не верим в ошибку”, — говорилось в документе. Это было неправдой, как и многое сказанное об этом инциденте».

Тем не менее вслед за Шульцем на нашу страну обрушился сам Рейган: «Ошибки быть не может — это нападение не просто на нас или на Республику Корея, — заявил он в очередном телевизионном обращении к нации. — Советский Союз выступил против всего мира и против моральных заповедей, которыми повсюду руководствуются люди». Фактически президент США повторил сказанное шестью месяцами раньше на съезде Национальной ассоциации евангелистов, где обозвал СССР империей зла.

Время от времени в СМИ США появлялись публикации, ставившие под сомнение утверждения Белого дома о том, что южнокорейский «Боинг» несколько часов находился в нашем воздушном пространстве (углубившись в него на 500 км и пролетев над секретными военными объектами) неумышленно, по ошибке: мол, при взлёте с Аляски пилоты не ту кнопку нажали, задав курс автопилоту, а потом всецело на него положились, ни разу не удосужившись удостовериться в правильности выполнявшегося рейса.

Настойчивее всех эту тему освещал Дэвид Пирсон, впоследствии выпустивший книгу «KAL 007: CoverUp». В ней он обвинил администрацию Рейгана в стремлении утаить информацию о случившемся от общественности. Проанализировав всевозможные сведения, Пирсон пришёл к выводу, что имело место одно из трёх: либо южнокорейский авиалайнер выполнял разведывательное задание в интересах Вашингтона, либо американские военные и разведчики сплоховали и не информировали вовремя главу Белого дома и Пентагон о том, что самолёт отклонился от курса, в результате чего он был сбит, либо разведслужбы Соединённых Штатов Америки отклонение пассажирского «Боинга» от курса зафиксировали, но решили не предупреждать его экипаж, чтоб поглядеть, как на это среагирует советская система ПВО.

Официальная же советская пропаганда ушла в глухую оборону, даже не попытавшись хоть как-то повлиять на мировое общественное мнение и дав тем самым карт-бланш Белому дому. К тому времени глава нашего государства Андропов уже доживал последние месяцы жизни и по большей части управлял страной из кремлёвской больницы в Кунцево, а подчинявшийся ему аппарат агитации и пропаганды, и так-то нерасторопный (помните цитату Черняева?), словно впал в ступор. В контексте случившегося в небе над Сахалиным наши СМИ лишь вскользь упомянули аналогичное происшествие с другим южнокорейским «Боингом», который в апреле 1978 года, тоже вылетев с Аляски, так же удивительным образом сбился с курса и вместо Парижа сел на лёд одного из озёр на Кольском полуострове после того как проигнорировал запросы наших диспетчерских служб, отказался подчиниться сигналам пилота Су-15, попытался скрыться в воздушном пространстве соседней Финляндии и был подбит. Как и в случае с «Боингом», сбитым позже на Дальнем Востоке, самолётом управлял бывший военный лётчик. Он око­ло 10 лет обслуживал данный маршрут и случай­но заблудиться не мог. Наши специалисты доказали, что от­клонение от маршрута было преднамеренным. Это была явная попытка исполь­зовать пассажирский авиалайнер для проверки надёжности воздушных границ СССР. 

И почему-то Москва не удосужилась напомнить, как в июле 1953 года четыре американских истребителя изрешетили в воздухе над территорией КНР безоружный самолёт советской военно-транспортной авиации, в результате чего экипаж и пассажиры — всего 21 человек — погибли. Не напомнил Кремль и о том, что уже  через год после окончания Второй мировой Соединённые Штаты стали один за другим разрабатывать планы новой войны («Пинчер», «Бройлер», «Граббер», «Хафмун», «Флитвуд», «Дропшот») — на этот раз против своего вчерашнего союзника по борьбе с фашистской Германией и Японией.(15 мая 1945 г., через 6 дней после того как в Москве прогремел салют в честь Победы, обладавший большим влиянием на президента Трумэна зам. госсекретаря США Джозеф Грю писал: «Если в нашей жизни что-то может быть вполне определённым, так это будущая война с СССР»).

В связи с этим ВВС США начали осуществлять тайные разведывательные операции, регулярно вторгаясь в наше воздушное пространство. Дошло до того, что в апреле 1952 г. три самолёта-разведчика RB-45, пилотируемые американскими и английскими лётчиками, пролетели над нашей территорией, достигнув рубежа Псков-Смоленск-Харьков; позднее бомбардировщики B-47 не раз выходили на рубеж Новгород-Смоленск-Киев, причём советские специалисты того времени не исключали, что на их борту могло быть ядерное оружие. «Как показывают документы и интервью участников событий, —много лет спустя, в марте 1993 года, писал журнал “ЮС ньюс энд Уорлд рипорт”, — с 1950 г. до конца 1960-х годов Соединённые Штаты произвели до 20 тысяч шпионских полётов вдоль границ Советского Союза и Китая с целью выявления сил и средств системы ПВО... Их задачей было установить дислокацию и расположение радиолокационных станций в советских пограничных районах...За период 1950—1970 гг. в ходе шпионских воздушных операций по меньшей мере 252 американских лётчика были сбиты, из них 24 погибли». В числе сбитых лётчиков был Фрэнсис Пауэрс, попытавшийся 1 мая 1960 года по заданию ЦРУ пересечь всю территорию СССР с юга на север, но вынужденный на полпути, под Свердловском, приземлиться на парашюте после того как на высоте 20 тысяч метров пилотируемый им самолёт У-2 был разрушен зенитной ракетой.

Или такой факт: после Второй мировой войны и вплоть до развала СССР Соединённые Штаты применяли в шпионских целях и аэростаты, позволявшие получать разнообразные сведения о нашем промышленном, военном и экономическом потенциале. Встав в воздушный поток в Западной Европе и используя розу ветров, они пролетали над всей нашей территорией и доставляли отснятый в автоматическом режиме фотоматериал к месту посадки на Дальнем Востоке. Лишь в период 1956—1977 гг. советская система ПВО зафиксировала 4112 таких случаев. Как правило, аэростаты-шпионы совершали рейды на высоте 20-30 км. Для их перехвата приходилось поднимать в воздух военную авиацию — порой до 16 истребителей. Борьба с вражескими аэростатами было настолько трудна, что советских лётчиков, уничтоживших такой объект, награждали боевыми орденами. Добавлю, что воздушные шары использовались и в диверсионно-психологической войне против СССР и его союзников. О её масштабах говорит хотя бы такой факт: с весны 1954 г. до ноября 1956 г. натовцы запустили почти 600 тысяч (!) воздушных шаров, разбросивших над странами Варшавского договора 300 миллионов листовок провокационно-подстрекательского содержания.

Ничего этого в сентябре 1983 года мир не услышал — возможно, ещё и потому, что советское руководство не решилось признаться в том, насколько была уязвима наша оборона, несмотря на все разглагольствования про ракетно-ядерный паритет. И не было сделано самое главное, то, что наверняка разрядило бы обстановку, нашло понимание у миллионов людей во всём мире и выбило бы козыри из рук оппонентов, усилив весомость наших собственных аргументов. Кремль не решился откровенно сказать: южнокорейский «Боинг» наш лётчик сбил по ошибке. После этого можно было добавить: вину за эту трагедию должны разделить Соединённые Штаты, организовавшие постоянные  разведывательные операции и провокации у наших границ.

Зато администрация Рейгана, повторяю, действовала споро и бесцеремонно. Уже утром 1 сентября в Госдепартаменте сформировали рабочую группу, куда вошли также сотрудники Пентагона, Белого дома и ЦРУ. Во главе поставили Ричарда Берта (помощник государственного секретаря США, курировал отношения с Европой). По мнению Дэвида Пирсона, это объяснялось двумя обстоятельствами: Берт отличался особой «любовью» к нашей стране и мигом смекнул, что гибель южнокорейского «Боинга» можно использовать для нейтрализации антивоенных настроений в Западной Европе, где многие противились размещению американских «першингов» и крылатых ракет. По свидетельству очевидцев, узнав о случившемся, он чуть не прыгал от радости: «Мы достали их! Достали ублюдков!», — имея в виду советское руководство.

Совместными усилиями подготовили речь, с которой Джин Киркпатрик выступила на заседании Совета безопасности ООН. Ударным моментом сделали воспроизведение плёнки с записью радиопереговоров наших военных, принимавших участие в операции по обнаружению и уничтожению самолёта-нарушителя. Пущего эффекта ради за спиной у постоянного представителя США при ООН поставили телеприёмник. Когда Киркпатрик, пожёвывая жвачку, закончила вступительное слово, из динамиков раздались голоса на русском, а по экрану пополз текст их перевода на английский. В мёртвой тишине, в которую погрузился зал заседаний, прозвучала заключительная фраза лётчика Осиповича: «Цель уничтожена». В этот момент уничтоженной — по крайней мере, в том, что касается данной истории — оказалась репутация советского государства, причём по вине самого Кремля. В информационной войне, как правило, побеждает сделавший первый ход, и тут инициатива целиком была на стороне Белого дома. Путаные же, невразумительные объяснения, исходившие из Москвы, звучали малоубедительно, а после прокрученной в Совете безопасности плёнки стали выглядеть ложью: переговоры наших военных давали повод думать, что они даже не пытались опознать южнокорейский самолёт.       

А между тем плёнку обкорнали, хотя Джин Киркпатрик в своём вступительном слове и уверяла: «Из этой записи ничего не вырезано».На лжи её поймает — увы, лишь много времени спустя — всё тот же Пирсон. Накануне выступления Киркпатрик в ООН, говорится в его книге«KAL 007: TheCoverUp», было объявлено, что она представит аудиозапись продолжительностью в 55 минут.  На заседании же Советабезопасности плёнка воспроизводилась в течение49 минут и 11 секунд. Одно это, по мнению Пирсона, наводит на мысль о том, что с плёнкой «поработали». Внимательное же изучение того, что американская делегация прокрутила в Совете безопасности, дало ему основания утверждать: «огласке предали поддельную плёнку, подвергшуюся манипуляциям с целью изъять ключевую информацию».

Немедленно изобличить администрацию Рейгана в подтасовке мог — и должен был — Кремль, но не сделал этого, по соображениям секретности не решившись опубликовать собственную запись переговоров наших военных в ночь, ставшую роковой для экипажа и пассажиров южнокорейского авиалайнера. Тем самым советское руководство ещё и лишило себя возможности требовать, чтобы американская сторона представила запись переговоров своих диспетчеров и операторов станций слежения в том районе, где произошёл инцидент. В результате Вашингтон не просто заставил Москву уйти в глухую оборону, а нанёс ей сокрушительное поражение в очередной битве информационной войны, которая ведётся по сей день, хотя СССР прекратил существовать 26 декабря 1991 года и с тех пор наша Родина именуется Российской Федерацией.

Не смог спасти положение и начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР  маршал Огарков, которому Кремль поручил изложить нашу версию случившегося в небе над Сахалином три дня спустя после выступления Джин Киркпатрик в ООН.

Смысл высказываний маршала сводился к тому, что южнокорейский авиалайнер нарушил нашу границу преднамеренно в рамках разведывательной операции США, имевшей целью вскрыть методы работы советской системы ПВО на Дальнем Востоке. Ссылаясь на данные Центра слежения космического пространства, Огарков заявил, что полёт «Боинга-747» был синхронизирован с полётом разведывательного самолёта RC-135 и американского спутника-шпиона «Феррет-Д».Последний появился над Чукоткой в ночь на 1 сентября и примерно 12 минут летел вдоль восточной границы СССР, прослушивая наши радиоэлектронные средства, работавшие в обычном режиме. На следующем витке космический шпион появился над Камчаткой в момент вторжения самолёта-нарушителя и стал фиксировать деятельность наших радиотехнических средств, изменивших режимы работы. Третий же виток «Феррет-Д», по словам Огаркова, с абсолютной точностью совпал с полётом «Боинга-747» над Сахалином.

Четырнадцать лет спустя, выпустив книгу «Правда о полёте KAL-007»версию советских властей подтвердил бывший сотрудник японской военной разведки Иосиро Танака (до выхода в отставку руководил электронным прослушиванием военных объектов СССР со станции слежения в Вакканае, на самом севере острова Хоккайдо).

По его словам, после того, как в 1982 году СССР модернизировал свою противовоздушную оборону на Дальнем Востоке, США пустились во все тяжкие, чтоб обновить информацию о её деятельности. Американские разведывательные самолёты и раньше регулярно нарушали воздушную границу СССР в том регионе, но осмеливались находиться в нашем воздушном пространстве лишь недолго. А тут, по мнению японского специалиста, в расчёте на безнаказанность (не станут же русские сбивать гражданский самолёт!) спецслужбы США решили использовать пассажирский лайнер.

Есть и другие версии, ставящие под сомнение то, как эту историю подала администрация Рейгана, причём многие из таких версий принадлежат гражданам США. После драки, однако, кулаками (как гласит народная мудрость) махать бесполезно.

 

Фото с сайтов ru.wikipedia.org                 nacsnews.com                coverbrowser.com                  tverinformburo.ru 

(выдержки из третьего тома книги воспоминаний «По скользкому льду»).

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



Другие новости


Протоиерей Владимир Вигилянский: Человек года - это, несомненно, Блаженный Митрополит Онуфрий
Горан Живкович: Печь Патриаршая - Святое место в Косово
Протоиерей Владимир Вигилянский: Зачем Томос нужен Порошенко и Варфоломею?

Новости портала Я РУССКИЙ