Александр Палладин: Америка и Европа совсем страх потеряли!

Александр Палладин: Америка и Европа совсем страх потеряли!

18/03/2018 00:02

Москва, Александр Палладин специально для AP-PA.RU

Америка с Европой страх потеряли

Стараясь внимательно, насколько это возможно, следить за комментариями к политике США в отношении нашей Родины, пришёл к выводу, что во всём многообразии соответствующих оценок и предположений отсутствует один немаловажный фактор. Как в самих Соединённых Штатах с этим дело обстоит, не знаю, но в отечественных СМИ за последние годы ни разу не видел упоминания о том, что Америка… страх потеряла. Поясню, что я имею в виду.

В 1980 году президентом США был избран Рейган, принявшийся вслед за Картером добивать остатки конструкций, из которых при Никсоне удалось, хоть и с трудом, выстроить более или менее прочный остов советско-американских отношений. А тут ещё к концу правления Рейгана наше собственное государство возглавил человек, чью суть первой разгадала Тэтчер («С этим парнем можно иметь дело»), поспешившая поделиться своим открытием с хозяином Белого дома. Что за этим последовало, знают все, так что повторяться не стану. Напомню только, что за океаном провозгласили победу в «холодной войне» или, как выразился тут же вошедший в моду начинающий философ Фукуяма, «конец истории», что долженствовало означать: победа окончательная и бесповоротная. Одновременно сдали в архив с пометкой «Не упоминать ни при каких обстоятельствах» книгу одного из законодателей прежних политических мод, председателя комиссии Сената США по иностранным делам Уильяма Фулбрайта «Самонадеянность силы».

Свой бестселлер почтенный сенатор опубликовал в 1966 году в надежде предотвратить эскалацию «грязной войны» в Индокитае. Подействовало слабо: война продолжалась ещё 9 лет и окончилась лишь потому, что в США посчитали 58 тысяч погибших, пропавших без вести, умерших от ран и болезней соотечественников чрезмерной ценой за победу в далёкой, ничем американцам не угрожавшей стране, которая потеряла в 65 (!) раз больше людей, но не волю к дальнейшему сопротивлению.

Прокладывая путь к «концу истории», Рейган окружил себя единомышленниками вроде госсекретаря Хейга, объявившего: «Есть вещи поважнее, чем мир», — и излечил сограждан от «вьетнамского синдрома», организовав маленькую победоносную войну в виде вторжения на Гренаду. Одновременно, обуреваемый той самой самонадеянностью силы, сороковой президент США раскрутил маховик гонки вооружений и заклеймил СССР как империю зла, сопровождая всё это шуточками вроде: «Дорогие соотечественники, рад сообщить вам, что сегодня я подписал указ, навсегда ставящий Россию вне закона. Бомбардировка начнётся через пять минут» (напомню: не подозревая, что запись уже включена, он это ляпнул при проверке аппаратуры перед своим выступлением по национальному радио).

Чем это могло кончиться, можно только гадать, но одно бесспорно: Рейган не на шутку перепугал сограждан. Страну охватило мощное антивоенное движение с участием миллионов людей, в том числе известных на весь мир учёных (включая одного из создателей водородной бомбы), отставных генералов и адмиралов, видных публицистов, деятелей эстрады и Голливуда, представителей духовенства. Многие населённые пункты объявили себя безъядерной зоной; одуматься, пока не поздно, Белый дом призывали даже такие деятели, как автор доктрины «сдерживания коммунизма» Джордж Кеннан и бывший глава ЦРУ Уильям Колби.

Много лет спустя, в конце 90-х годов, когда я работал пиарщиком в крупнейшей американской компании, в Москву прилетел один из её вице-президентов. По этому случаю устроили ужин, где заокеанский гость, человек примерно одного со мной возраста, вдруг стал рассказывать, как он рад нормализации отношений с нашей страной.

— Вы себе и представить не можете, — с подкупающей искренностью говорил он, встав из-за стола и переходя от одного из нас, русских, к другому, — в каком напряжении мы в Америке жили в течение стольких лет, опасаясь ракетно-ядерного конфликта с СССР. В нашей семье этот страх присутствовал постоянно, поскольку мой отец занимал высокий пост в одном из государственных учреждений, связанных с национальной безопасностью. Нам он никогда ничего не рассказывал, но порой по его поведению можно было предположить, что, уйдя на работу, домой он не вернётся, а нас всех неизвестно что ждёт. Вы, повторяю, даже не представляете, что мы в те времена пережили и с каким облегчением перевели дух, когда это закончилось…

Разумеется, можно лишь радоваться, что граждане США избавились от страха ядерного апокалипсиса, больше не обзаводятся семейными бомбоубежищами, бойкую торговлю которыми там наладили полвека назад, и не учатся сызмальства прятаться под школьными партами под песню «Прячься, укройся, атомной бомбы не бойся!».

Беда только в том, что самонадеянность силы по-прежнему определяет суть политики Вашингтона. Американцы в военной форме впервые за всю историю (если не считать годы нашей Гражданской войны) стоят лагерем всего в 700 км от наших границ. При этом в самих США давным-давно смолкло эхо голосов тех, кто призывал соотечественников к элементарному благоразумию, и больше не звучит в эфире некогда популярный хит Джона Леннона «Дайте миру шанс».

 

P. S. К опубликованному добавлю: вновь, как во времена правления Рейгана, за океаном всё чаще и громче раздаются голоса влиятельных людей, «успокаивающих» сограждан насчёт возможных последствий ракетно-ядерной катастрофы. С месяц назад бывший зам. министра США по энергетике заявил, что в таком случае погибнет «всего лишь 5% американцев». А на днях похожее заявление сделал американский специалист по исследованиям последствий применения ядерного оружия Стивен Шварц: дескать, в случае «российской агрессии» (!) США будет чем нам ответить, причём, мол, в отличие от нашего ядерного оружия, способного уничтожить без разбору всё живое на нашей планете, его американский аналог, полностью разрушив наши города, нанесёт минимальный ущерб с точки зрения воздействия радиоактивных осадков. При этом Шварц «успокоил» жителей таких городов, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес — мол, их общая трагедия человечества обойдёт стороной. (Примерно так же, кстати, рассуждают отечественные либералы, наслышанные про «хирургические» бомбардировки и полагающие, что «умное» оружие Made in USAв них-то не попадёт). Мне же все эти граничащие с безумием рассуждения напомнили одного из чиновников администрации Рейгана, который лет 35 назад опубликовал брошюру под красноречивым названием «Лишь бы хватило лопат».

Ну, а почему в заголовок я вставил слово «Европа», пояснять, уверен, не надо: достаточно вспомнить то, что уже который год заявляют рвущиеся в бой руководители таких государств, как Польша, Украина и страны Балтии.

Александр Палладин

 

Фото с сайтов fotostrana.ru    quora.com

 

 

 

 



Другие новости


Протоиерей Владимир Вигилянский: Человек года - это, несомненно, Блаженный Митрополит Онуфрий
Горан Живкович: Печь Патриаршая - Святое место в Косово
Протоиерей Владимир Вигилянский: Зачем Томос нужен Порошенко и Варфоломею?

Новости портала Я РУССКИЙ