Реплика рассерженного горожанина: Еще раз об увеличении пенсионного возраста

Реплика рассерженного горожанина: Еще раз об увеличении пенсионного возраста

11/04/2018 22:39

Москва, Михаил Васьков специально для AP-PA.RU Наш обозреватель раскрывет суть пенсионной возможноой реформы.

Реплика рассерженного горожанина

 

ЕЩЕ РАЗ ОБ УВЕЛИЧЕНИИ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА:

«ЗА» И «ПРОТИВ»

 

На итоговой пресс-конференции в декабре прошлого года Президент проинформировал россиян, что окончательного решения об увеличении пенсионного возраста пока не принято. Понятное дело, что до выборов будоражить общественное мнение по такому важному и щекотливому  вопросу было не с руки. Но вот, выборы позади, и вряд ли нужно быть особым прозорливцем, чтобы предсказать, что либеральный экономический блок Правительства и Центробанк (если только их руководство не будет кардинально обновлено, во что, впрочем, верится с трудом) с новой силой начнут продавливать давнюю рекомендацию Международного валютного фонда о проведении у нас «пенсионной реформы».

 

Рекомендация эта проста как три медные советские копейки: повысить пенсионный возраст (в идеале для обоих полов до 65 лет) и отменить выплату базовой части пенсии работающим пенсионерам. Всё это настойчиво рекомендуется, разумеется, в самых благих целях –  «для предотвращения возможной финансовой дестабилизации и дальнейшего укрепления российской экономики».

Оставим за скобками любые мотивы фининтерновских радетелей за нашу экономику, остановимся лишь на тех возможных мерах, обсуждаемых на протяжении последних двух-трех лет в высоких кабинетах, которые нужно будет предпринять для реализации упомянутых «рекомендаций».  

Первое  –  начать поэтапное повышение (как утверждает ряд СМИ, сие даже «забито» уже в президентскую экономическую стратегию на 2018-2024 годы) планки пенсионного возраста минимум до 63 лет, этой юридической границы, когда гражданин из плательщика налогов и пенсионных взносов превращается в получателя пенсионных выплат и ветерана.

Второе – лишить работающих пенсионеров, кто, по мнению инициаторов проекта, имеет «повышенные заработки» (озвучивалась цифра приблизительно в 80 тыс. рублей в месяц), законного права на пенсию. Нам говорят, что таких, мол, немного – около 250 тыс. человек, так, что большинству старшего поколения волноваться не о чем.

Однако инсайдерские источники утверждают, что в минфине, якобы, имеется и гораздо более радикальный план – ввести некую максимальную планку по доходам работника пенсионного возраста, привязанную к средней зарплате по стране. И сохранить выплаты только для самых «низкооплачиваемых» работающих пенсионеров. В этом случае «секвестр» коснется уже не тысяч, а миллионов и миллионов пожилых граждан…

Снова и снова, словно мантру, либеральные СМИ повторяют, другого пути, де,  нет, и иначе из кризиса не выбраться. Что у нас в России едва ли ни самый низкий возраст выхода на пенсию по сравнению с другими европейскими странами, что у нас население «стареет» такими темпами, что через 20-30 лет будет просто некому работать, поскольку «вес» пенсионеров и так уже превышает 18 % от всего населения.

Снова и снова, как это и принято при классическом капитализме, власть предержащие пытаются решить экономические проблемы не за счет получающих сверхприбыли монополий и финансовой олигархии (который год законодатели отказываются ввести ту же «прогрессивную» систему налогообложения), а за счет наиболее низкообеспеченных и незащищенных слоев общества – пенсионеров и «предпенсионеров»…

При этом, кивая на столь любимый ими Запад, господа либералы как-то забывают сказать, что пенсии в той же Европе составляют 50-70 % от уровня заработной платы, а у нас – настолько мизерные, что после выхода на заслуженный, казалось бы, отдых одномоментно кидают человека на грань нищеты и банального выживания.

Умалчивают и о том, что в России, в отличие от большинства других «стареющих» стран, увеличение доли пожилых людей отнюдь не сопровождается улучшением основных показателей здоровья и ростом продолжительности жизни. И время «дожития» на пенсии, как некогда цинично выразился один из апологетов либерального подхода в экономике, у нас вовсе не 20-30 лет, как на Западе, поскольку средняя продолжительность жизни в России, особенно среди мужчин, только чуть-чуть превышает нынешний официальный возраст выхода на пенсию…

Из первого извечного русского вопроса «кто виноват?» плавно вытекает второй вопрос «что делать?».

Первое. Никто не спорит, что население «стареет», и государство заинтересовано в продлении активной жизни ветеранов, ведь пенсионный возраст, выступающий одним из основных регуляторов соотношения между численностью пенсионеров и плательщиков пенсионной системы, воздействует на ее сбалансированность и финансовую устойчивость. Поскольку получение пенсии по старости часто сопряжено с прекращением работы, этот возраст совпадает с верхней границей трудоспособности и нижней границей оплачиваемой нетрудоспособности, влияя на совокупное предложение рабочей силы.

Второе. Не вступая здесь в долгие экономические или правовые дискуссии о путях выхода из кризиса (тем более что всё, с чем мы сталкиваемся сегодня, давным-давно описано в вузовских учебниках по политэкономии и экономике),  скажу кратко лишь о том, что и в мировой, и в нашей собственной (!) практике известны, по крайней мере, два способа вполне гуманного решения проблемы.  

Как вариант, это может быть дополнительное материальное стимулирование тех, кто решил отложить выход на пенсию. Инструменты такого стимулирования существовали в советском и российском законодательстве до 2002 года. Превышение фактического стажа над минимально необходимым для назначения полной пенсии приносило увеличение пенсии на один процент от заработка за каждый дополнительный год работы (в сумме не более чем на 20%). Дополнительно тем гражданам, которые, достигнув пенсионного возраста, продолжали работать, не получая пенсии, устанавливалась надбавка в размере 10% пенсии за каждый проработанный год, но не более чем за три года.

К слову сказать, нечто похожее на подобный подсчет пенсии испокон века существует в силовых структурах. При обязательном сроке выслуги «под погоном» (на сегодняшний день в 20 лет для момента возникновения права на военную пенсию) офицера стимулируют к дальнейшей службе государству путем автоматического ежегодного прибавления 3 % к сумме исчисленной пенсии. Таким образом, экономически выгоднее (даже не беря во внимание морально-патриотический аспект) служить дальше, до достижения максимально возможного возраста пребывания на службе (от 50 до 60 лет, в зависимости от воинского или специального звания).

Альтернативой может выступить модель расчета пенсионных выплат, при которой правилами системы устанавливается лишь размер отчислений. Размер пенсии зависит от совокупного объема отчислений и ожидаемого периода получения пенсии в момент обращения за ней. Эта модель получила название системы «с установленным размером взносов». Пенсия при такой модели полностью учитывает вклад человека в пенсионную систему. Многие экономисты и юристы полагают, что данный порядок приобретения пенсионных прав не содержит стимулов к более раннему оформлению пенсии, а наоборот – «оттягивают» её.

К слову, при схожей схеме у тех же американцев (имеются в виду, конечно, те, кто всю жизнь работал, а не жил на социальное пособие) на личных пенсионных страховых счетах в банке к моменту прекращения трудовой деятельности скапливаются вполне приличные денежные средства. Специально интересовался  их размером у знакомцев, переехавших в лихолетье девяностых за океан: при очень усредненном приближении – это около миллиона долларов у мужчин, и около 800 тысяч долларов у женщин. Вот, какой бы опыт перенимать у Запада…

Конечно, не обладая всей полнотой информации о состоянии финансовой системы страны, мы не можем утверждать, что только то или иное  решение по пенсионному вопросу является единственно верным. Однако, глядя на то, с каким упорством ЦБ, несмотря на внешнеполитическую обстановку и прямую уже опасность заморозки российских активов за рубежом, продолжает вкладывать наши с вами деньги в гособлигации США, логично также предположить, что и либералы в Правительстве не прекратят попытки переложить бремя вполне просчитываемых при нынешней политической конъюнктуре экономических трудностей на ветеранов и пенсионеров, откажутся от своего плутократического курса и в одночасье вдруг повернутся лицом к народу.

Поэтому говорить, а особенно в преддверии возможного выдвижения подобных инициатив в виде законопроектов, обо всем этом важно и нужно. Хотя бы для того, чтобы общество знало: есть и другие точки зрения на, бесспорно, назревшую проблему, и на пути ее наименее безболезненного решения.

 

Михаил ВАСЬКОВ,

полковник внутренней службы в отставке,

кандидат юридических наук

Фото с сайта faktpro.ru


Другие новости


Наталья Ефимова: В Польше сносят памятник моему отцу и его товарищам.
Сегодня в Канаде приоткрыли окошко в ад
Екатерина Домбровская: Рыдающим об Афоне

Новости портала Я РУССКИЙ