Марина Кудимова: Турецко-шпионские анекдоты

Марина Кудимова: Турецко-шпионские анекдоты

16/04/2018 12:20

Москва, Марина Кудимова.для AP-PA.RU Поэт Марина Кудимова об удивительном человеке - авантюрист, польский офицер, французский журналист, шпион, турецкий генерал Мехмет Садык-паша, украинский писатель. Все это – Михаил Чайковский.

Его считали национальным героем поляки, сербы, болгары и другие народы. А он был отчаянным украинофилом, учеником Гулак-Артемовского, апологетом «козацкой вольницы». Бретер, масон, авантюрист, польский офицер, французский журналист, шпион, турецкий генерал Мехмет Садык-паша, украинский писатель. Все это – Михаил Станиславович Чайковский (1804-1886), уроженец имения Борки на Черниговщине (ныне – Сумская область). Непонятно, почему до сих пор никто не написал его биографию, – она стала бы бестселлером.
Есть мнение, что Тарас Шевченко взял сюжет и канву «Гайдамаков» у Чайковского. Вернувшись с Туретчины, Чайковский в 1872 г. принял православие (до этого был униатом и магометанином). Крестным отцом его дочери стал Александр ІІ, что о многом говорит. Хитрая бестия, Чайковский получал пенсию от султана (60 000 пиастров) и содержание от русского правительства. В 82 года он покончил с собой от зоологической ревности к молодой жене.Он служил всем господам, но, судя по всему, был русским шпионом.
В писаниях, несомненно, подражал и Гоголю, и Основьяненке, и тому же Шевченке. Но – что интересно. Культура письма определяется многими показателями. В прозе – это выбор материала, сюжетостроение, стиль, композиция и атмосфера. Чайковский – дилетант, но свои истории он строит по законам классической прозы. Вот эпизоды его книги «Турецкие анекдоты» - в вольном пересказе ради экономии места и вашего внимания. Тема на сегодня куда как актуальная.
 
У султана Махмуда II было два сына. Одного, Абдул-Меджида, окружали французы и европеизированные турки. Матери-черкешенке он переводил книги с французского и учил ее истории и географии. В комнатах принца было запрещено убивать даже мух – их ловили в специальные бумажные трубочки и живыми выпускали в окно.
Абдул-Меджид не любил только кошек, которые охотились на его любимых соловьев. Он платил по пять пиастров за каждую пойманную и выпущенную на другой берег Босфора котейку. Естественно, нашлись умники, которые вторично запускали тех же кошек во дворец, и тогда принц приказал выдавать деньги уже на азиатском берегу и после эвакуации хищников в лес.
Абдул-Меджид, став султаном, не пустил воспитание по ветру, демократизировав свой гарем, включая свободу передвижения и общения. Он был настолько прогрессивен, что вступал в разговор с европеянками. Его дочь Фатьма перевела на турецкий несколько романов Жорж Санд. Когда муж Фатьмы утонул в Босфоре, Абдул-Меджид сказал: «Вот г-же Санд и новый сюжет для романа».
Своих жен султан ласково называл «зверьками». Одна из них вступила в преступную связь с адъютантом мужа. Духовные наставники потребовали, чтобы правитель засунул преступницу в мешок и утопил в Босфоре. Абдул-Меджид отказался от такого варварства, дал жене развод и приказал ее любовнику сочетаться с ней браком. Адъютант вскоре сошел с ума, а подлечившись, стал дервишем. Неверная султанша тоже окончила дни в сумасшедшем доме. Одно слово – кизмет, полная предрешенность всех событий в мире.
Младший сын Махмуда, Абу-Азиз, был воспитан евнухами и наставниками ислама. Образование получил восточное, но не арабско-персидское, а монгольское. Предавался соколиной охоте и джигитовке. Стал после брата тоже султаном.
Глядя на сыновей, Махмуд II говорил: «Этот опыт покажет нам, кто способнее царствовать – Восток или Запад». Сам он ради прогресса сменил турецкие туфли на наполеоновские ботфорты, топтал подчиненных каблуками и пырял шпорами.
Между тем, именно просвещенный Абдул-Меджид I, используя поддержку Англии и Франции, «для усовершенствования военной науки» объявил России войну, вошедшую в историю как Крымская. На обеде у английского посла он попросил не разделывать фаршированную трюфелями индейку, рассмотрел ее и прокомментировал: «У нее грудь выпячена, как у русского гвардейца». После чего вонзил в птицу вилку и добавил: «Вот как их надо!» Европеец – одно слово! Зато войско Абдул-Меджида перестало есть руками и было снабжено за казенный счет столовыми приборами.
 
Марина Кудимова


Другие новости


Протоиерей Владимир Вигилянский: Человек года - это, несомненно, Блаженный Митрополит Онуфрий
Горан Живкович: Печь Патриаршая - Святое место в Косово
Протоиерей Владимир Вигилянский: Зачем Томос нужен Порошенко и Варфоломею?

Новости портала Я РУССКИЙ