Александр Палладин. Памяти Фадеева

Александр Палладин. Памяти Фадеева

15/05/2018 00:17

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU 13 мая 1956 года назад покончил с собой писатель, автор «Разгрома» и «Молодой гвардии» Александр Александрович Фадеев.

Мой отец, Александр Иванович Палладин, был знаком с ним с начала 1930-х годов, а после войны работал под его руководством в Союзе советских писателей. «Памяти Фадеева» -  так называется одна из главотцовских мемуаров (готовятся к печати под названием «Зарубки на сердце»).

Утром 14 мая 1956 года захожу к директору Гослитиздата Анатолию Константиновичу Котову. Он нервно вышагивает по кабинету.

 - Что случилось?

 Ответил не сразу:

- Вот, позвонили... Ушёл из жизни Фадеев...

Присел, начал вспоминать:

- Много раз Александр Александрович сидел в этом кресле. К нам он ведь часто приезжал. К издателям относился сердечно, знал все наши планы. Всегда их отстаивал, помогал.

На стол Котова легли ТАССовские восковки. Полистав их, он схватился за сердце:

- Послушай-ка, что утверждают в официальном сообщении: покончил с собой на почве алкоголизма. Невообразимо!

Анатолий Константинович кому-то позвонил, потом зло бросил трубку:

- Вскрытие показало: у него вполне здоровая печень, а у пристрастных к спиртному такого не бывает... Вместе с ним я не раз лечился в Барвихе. Фадеев бережно относился к своему здоровью. Так и вижу его -  в пижаме, с полотенцем на плече. Аккуратно ходил на процедуры, твёрдо выполнял предписания врачей... «На почве алкоголизма». Надо же!.. Теперь понимаю горечь фадеевских слов: «Изводят иные, с позволения сказать, писатели, житья не дают».

На следующий день Котов рассказал:

- В Москву прилетел Шолохов. Позвонил председателю Президиума Верховного Совета СССР Ворошилову, резко высказал недовольство тем, как народу поведали о смерти выдающегося писателя.

Анатолий Константинович добавил:

- Накануне смерти Фадеев заезжал к старым товарищам. Видимо, прощался. А Юрию Либединскому [писатель и журналист — А. П.] прямо сказал: покончу с собой завтра утром. Либединский  -единственный, кто знал, но он ничего не сделал, чтоб отвести беду.

Майским солнечным днём 1956 года литературная и артистическая Москва прощалась с Фадеевым. Тысячи людей пришли в Колонный зал Дома Союзов сказать писателю последнее прости.

Гроб Александра Александровича в половодье белых цветов. Покойный лежит с белым-белым лицом. Сколько раз он выступал здесь в недавнее время - жизнерадостный, с очаровательной улыбкой, всегда тянувшийся к людям.

От внезапного горя будто онемели члены фадеевской семьи. Они поведали: никто из близких, заночевавших на даче в Переделкино, не слышал выстрела в тот роковой день. Александр Александрович не пожелал, чтобы его уход из жизни был кем-либо замечен. Заранее положил с собой револьвер старенькой системы - подарок дальневосточных друзей-партизан. Оружие укутал одеялом, в другое завернулся сам. Выстрел - что шелест листа бумаги, разорванного пополам.

Слышен был разговор, что конверт с предсмертным фадеевским письмом с дачи вывез Шепилов[1] - тот самый, который вскоре стал известен всей стране как "Ипримкнувшийкнимшепилов". Люди кривой души и пакостных затей задолго до гибели Фадеева отравляли ему жизнь, приписывая легко ранимому человеку смерть видных поэтов, драматургов, прозаиков.

Бумаги, доставленные с дачи Фадеева, недолго рассматривались в окружении Хрущёва. «Покончил с собой на почве алкоголизма», — изволили начертать там. И пошла гулять эта нелепость по эфиру, распространяться изустно и печатно.

У гроба кто-то тронул меня за локоть. Обернулся - Первенцев, Аркадий Алексеевич. Он сумрачно взял под руку, отвёл в сторону:

- Так поступить с нашим Фадеевым!.. Оскандалили не только его. Чего доброго, и многих из нас могут представить алкашами. Посмотрите на писателей, — с высоты своего гвардейского роста Первенцев глянул на друзей покойного, переживавших двойное горе - утрату великого собрата и оскорбление его светлой памяти. - У кого ещё повернётся язык сказать «покончил с собой на почве алкоголизма»?

Всегда величественно спокойный, высокий, стройный, как изваяние древнегреческого олимпийца, Аркадий Алексеевич немного как-то обмяк и клокотал от затаённой ярости.

Гроб готовились выносить из зала.

- Тоска… тоска… - проговорил Первенцев и решительно направился к выходу.

 - Вы разве не поедете на Новодевичье?..

Писатель отрицательно помотал головой. Провожавшие на кладбище расселись по машинам. Не успела последняя из кортежа отправиться в путь, как с фасада Дома Союзов поспешно начали снимать многометровый портрет покойного.

- Не терпится им, - в сердцах сказал Первенцев. - Тоска… тоска…

P. S. Из доклада председателя КГБ И. А. Серова в ЦК КПСС: «13 мая 1956 года, примерно в 15.00, у себя на даче, в Переделкино Кунцевского района, выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством кандидат в члены ЦК КПСС писатель Фадеев Александр Александрович. При осмотре рабочего кабинета сотрудниками КГБ Фадеев лежал в постели раздетым с огнестрельной раной в области сердца. Здесь же на постели находился револьвер системы “Наган” с одной стреляной гильзой. На тумбочке, возле кровати, находилось письмо с адресом “В ЦК КПСС”, которое при этом прилагаю».

Предсмертное письмо Фадеева было предано огласке лишь 34 года спустя. К тому времени и моего отца уже не было в живых. Не дожил он и до современных публикаций о драме Фадеева.

Из статьи Павла Басинского «Доброволец на казнь. Александр Фадеев» (опубликована в «Российской газете» 12 мая 2015 года):

«Некролог в “Правде” оставлял очень странное впечатление. Это был, наверное, самый позорный некролог, какой можно было сочинить для крупного советского писателя, руководителя литературы и члена ЦК Коммунистической партии с 1939 года. Единственной причиной его гибели назывался алкоголизм. “Фадеев в течение многих лет страдал тяжелым недугом - алкоголизмом, который привёл к ослаблению его творческой деятельности…”. И всё?! О том, что Фадеев пил, знали многие. Но зачем было писать об этом в “Правде”? Возмущённый Шолохов куда-то звонил, но ему там сказали, что после такого письма, которое оставил Фадеев… Говорили, что письмом был задет лично Хрущёв, посчитавший этот поступок “недостойным коммуниста”. Говорили, что некролог редактировали лично Суслов и Шепилов».

Из статьи Владимира Малышева «Трагедия Александра Фадеева. Жизнь и творчество писателя: мифы и факты» (опубликована в интернет-газете «Столетие» 16 мая 2016 года):

«Застрелился Фадеев вовсе не на почве пьянства, как писала “Правда”, хотя в конце жизни он действительно пил крепко. Однако при вскрытии эксперты не нашли в его крови следов алкоголя. Писатель вообще последние дни перед смертью был совершенно трезвым, что отмечали все его знакомые и родственники. Более того, известно, что Фадеев долго и тщательно готовился к тому, чтобы свести счеты с жизнью. Ездил по памятным местам, посещал старых друзей, будто прощаясь с тем, что ему было дорого...

В 1956 году с трибуны XX съезда КПСС деятельность лидера советских литераторов была подвергнута жёсткой критике. Фадеев был снят с поста председателя Союза, не был избран членом, а только кандидатом в члены ЦК КПСС. Фадеева прямо называли одним из виновников репрессий в среде советских писателей. Прежнего любимца Сталина стали ожесточённо травить коллеги. Кто-то из них организовал против Фадеева анонимное письмо в Центральную ревизионную комиссию КПСС. В анонимке говорилось: “Центральный Комитет воплощает мудрость и чистоту нашей партии. Народ видит в нём любимого вождя коллективного, за которым пойдёт в любой бой. Каждый член ЦК должен быть достоин этого доверия и уважения народа. А член ЦК Фадеев недостоин. Пьянство Фадеева вошло в поговорку”.

Про Фадеева говорили, будто это он “сдавал” писателей, которые пострадали в годы репрессий. Однако эти наветы опровергают многочисленные копии тех характеристик, писем и записок, которые Фадеев писал Молотову, Ворошилову, Берии, Генеральному прокурору СССР Вышинскому, в Главную военную прокуратуру с просьбами “рассмотреть” или “ускорить рассмотрение дела”, учесть, что человек “осуждён несправедливо” или что при рассмотрении вопроса был “допущен перегиб”. Сохранились письма, в которых он защищал писателей, несправедливо пострадавших от всякого рода “проработок” того времени. Хлопотал о том, чтобы выделить значительную сумму из фондов Союза писателей СССР для оставшегося без копейки Зощенко, проявлял искреннее участие в судьбе многих нелюбимых властями литераторов: Пастернака, Заболоцкого, Льва Гумилёва, потихоньку передавал деньги на лечение Платонова его жене.

Некоторые считают, будто непосредственным поводом к выстрелу стала драма писателя Ивана Макарьева. Он якобы был из тех, кто был арестован по ордеру, будто бы завизированному Фадеевым. Когда после смерти Сталина Макарьев вернулся из лагеря в Москву, то, как утверждают, он якобы публично назвал Фадеева негодяем и чуть ли не плюнул ему в лицо, а потом повесился. На самом же деле Макарьев покончил с собой в 1958 г. (т. е. через два года после Фадеева), во-вторых, не повесился, а вскрыл себе вены. И, в-третьих, причина его самоубийства, как свидетельствуют Л. Копелев и Р. Орлова, вообще была иной — он пропил две тысячи рублей партийных взносов и страшился “персонального дела”.

Фадеев остро переживал обвинения и клевету в свой адрес. Он много раз просил, чтобы его приняло руководство партии, пытался оправдаться, но его не слушали. 11 мая 1956 года, за два дня до гибели, опального литератора всё-таки позвали к новому вождю. Помимо Фадеева, Хрущёв пригласил к себе и несколько оставшихся в живых членов краснодонской группы “Молодая гвардия”. Как утверждает В. Огрызко, похоже, вождь хотел уточнить роль Третьякевича, которого Фадеев в своём романе вывел под другой фамилией в качестве предателя. Интерес Хрущёва к Третьякевичу был не случаен. Говорили, что до войны Третьякевич дружил с сыном Хрущёва. Но, по свидетельству Валерии Борц, разговор у Хрущёва не сложился. Темпераментный Фадеев в какой-то момент вспылил и назвал генсека бывшим троцкистом. Ясно, что злопамятный Хрущёв такого выпада писателю уже не простил».

 

Фото с сайтов myshared.ru godliteratury.ru                         

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



[1]Дмитрий Трофимович Шепилов, видный государственный и партийный деятель. В описываемый период времени возглавлял постоянную комиссию ЦК КПСС по идеологическим вопросам — А. П.



Другие новости


Марина Кудимова: Окно на площадь народной мести
Дмитрий Конаныхин: Прощальный поцелуй. (из главы
Чарльз Гиббс и Элла Гессен-Дармштадтскя. Великие люди Русского мира без капли русской крови

Новости портала Я РУССКИЙ