Михаил Васьков: А у нас во дворе снова стройка идет... Или "неблагодарные москвичи"

Михаил Васьков: А у нас во дворе снова стройка идет... Или

08/06/2018 00:06

Москва, Михаил Васьков для AP-PA.RU Во времена СССР была примета: если во дворе стали рыть трубу – значит скоро зима. При капитализме в Москве эта примета не работает. Ремонтные работы ведутся круглый год.

Реплика рассерженного горожанина

 

А У НАС ВО ДВОРЕ СНОВА СТРОЙКА ИДЕТ…

ИЛИ «НЕБЛАГОДАРНЫЕ МОСКВИЧИ»

 

Во времена социализма была примета: если во дворе стали рыть трубу – значит скоро зима. При капитализме, по крайней мере, в Москве эта примета уже не работает. Строительные и ремонтные работы ведутся круглый год и непрерывно: в будни и праздники, в выходные и «проходные»,  днем и ночью, словно во исполнение завета итальянской мафии (сия сфера всегда была одной из ее главных «тем») “la costruzione non deve mai finire!” – «стройка никогда не должна кончаться»…

 

Кое-что о строительной диалектике

Даже в советскую эпоху именно строительство было одной из самых сложных для «ленинского» учета и контроля отраслей. Что же говорить о капиталистических временах? При стоимости столичного метра жилья, торговой площади, аренды, дорожного полотна (или еще чего – на ваш вкус) любому инвестору ясно, что капиталовложения  сулят многомиллиардные прибыли, а московские масштабы таковы, что есть, где развернуться!

Дабы нас не обвинили в клевете или предвзятости, про чиновников такого утверждать не возьмусь, но не нами подмечено: почему-то именно в области строительства у них всегда имеются «талантливые родственники бизнесмены»! (В этой связи дотошному читателю любопытно, наверное, на досуге «погуглить» результаты разных тендеров). Подрядчики и субподрядчики, говорят, также все довольны: ведь еще при социализме  всегда были и «авральные», и «аварийные», и «ночные», и «сверхурочные», и «погодные», и «за сложность и напряженность».

Одновременно любому мальчишке-лейтенантику из подразделений по борьбе с экономическими преступлениями любой силовой структуры ясно, что вокруг «темы» всегда был, есть и будет «материал». И дело вовсе не в пресловутых «откатах» чиновникам, а в том, что криминальный капитал тоже склонен к выгодным вложениям и сращиванию с другими его видами. Но и лейтенантик-бэповец, в свою очередь, кушать хочет, а тем более его генералы. (Дальше, думаю, мысль нет нужды развивать?) Их, в свою очередь, ловят другие правоохранители, из старших, так сказать, органов – и т.д., и т.п. Такая вот, получается бесконечная «пищевая природная цепочка» за счет тяглового населения, отчисляющего налоги со своих кровных. Ведь, в конечном счете, именно бюджет и оплачивает весь этот «банкет». В общем, диалектика для первокурсника.

 

Три процента прибыли

Вот и идет в Златоглавой бесконечная стройка. Причем, темпы и объемы капитального строительства при новой экономической формации оставили позади даже хрущевские времена массовой застройки тогдашних московских окраин. И прелюбопытнейший капиталистический парадокс получается. Московская промышленность – машиностроение, металлургия, химия, автопром, электроника, да что ни возьми – уничтожена, заводы закрыты и разрушены, фундаментальная и прикладная наука, НИИ ликвидированы. (Если не веришь, сравни любую сферу с показателями докапиталистического 1990 года. Как, «погуглил»? Впечатляет?) Зато процветают  строительство и торговля! Почему? Да потому что они (наряду с финансовыми операциями спекулятивного характера) и приносят наибольшую прибыль. А, как говаривали классики марксизма-ленинизма, за лишние три процента прибыли любой капиталист продаст родную мать!

Понятное дело, олигархи и обслуживающая их властная вертикаль прямо об этом не заявляют, хотя даже в высказываниях чиновничества нет-нет, да и проскользнет выдающая их с потрохами мыслишка: «Всё должно приносить прибыль!». В основном же, истинные цели сильных капиталистического мира сего – максимальное извлечение прибыли – прикрываются словесами про «заботу о москвичах». Оказывается, всё делается для нашего блага и удобства! Впрочем, старшее поколение, успевшее застать «образцовый коммунистический город», может еще рассказать молодым, каковым было действительно удобное для жизни городское пространство, когда Москва еще не превратилась в территорию для выколачивания бабла для одних и ежедневного выживания для других…

 

Почему недовольны москвичи?

Между тем простые горожане, о которых так трогательно «заботятся», почему-то всё никак не довольны. И когда при Лужкове пришлые люди  превратили город в огромный восточный базар с бесчисленными рыночными рядами и ларьками. Когда в старых московских дворах грохотало «точечное» «уплотнительное» строительство многоэтажек для «новых москвичей», а лучшие площади отдавались под безвкусные башни для нуворишей. Когда вокруг транспортных узлов как грибы-поганки росли аляповатые «торговые центры», а в самых неожиданных местах – церетелевские истуканы.

И когда, уже при Собянине, тротуары и даже дорожки в парках (!) стали выкладывать пресловутой плиткой. Когда «реконструировали» Центр, сузив и без того неширокие полосы движения, заставив их какими-то каменными тумбами-«надгробиями». (К «кладбищенским» малым архитектурным формам нынешние зодчие почему-то питают особую слабость: по всем районам вдоль улиц и дорог, и даже во дворах возникли какие-то нелепые заборчики-оградки, довольно символично превратив  капиталистическую Москву в подобие огромного погоста). И когда сводили деревья вдоль трасс, уничтожали скверы, выворачивали сталинский бордюрный камень (иной раз – гранитный!), который простоял бы не один век, заменяя его  бетонной жутью. (Особо дотошные могут «погуглить», кстати, слово «бордюр» – может, и причина замены «выскочит»?). И когда по ночам стали регулярно перекладывать дорожное полотно, не давая людям спать. И когда в холодное время года проезжую часть и тротуары при помощи ядовитых реагентов превращали в зловонную жижу. И когда, во исполнение либеральной модели концентрации народонаселения в нескольких мегаполисах, стали строить тридцати- сорокаэтажные дома-муравейники, превращая российскую столицу в бетонный кишлак. И когда затевали «капитальные ремонты» старого жилого фонда и т.н. «реновацию», как для красоты словца обозвали банальный снос иной раз вполне добротных, даже кирпичных, домов, на беду свою удобно расположенных с точки зрения нового строительства...

Один из столичных чиновников не так давно в интервью штатному пропагандисту посетовал, тяжело вздыхая, до чего же, мол, неблагодарные, эти москвичи! Городская власть для них, понимаешь, всё делает, придумывает, как бы им жилось лучше, а  они – всё ее ругают! «А знаете, как нам тяжело? – приблизительно так резюмировал чиновник (не у этого ли деятеля, по данным либерального сегмента рунета, родня и капиталы в Англии?) – Мы ведь порой заполночь работаем, спать не ложимся!»

Сразу же пришла на ум присказка про Вождя всех народов, у которого всю ночь в Кремле не гас огонек. Помните? «Сталин не спит – всё про нас думает!» Вспомнилась и оперская молодость, когда в конце прошлого века по веским причинам мы раз «посадили на кнопку» довольно крупного начальничка. Тот, правда, по ночам спал, зато приходил со своими приближенными на работу спозаранку, задолго до утренней планерки. И совещание «в узком кругу» знаете, чему было посвящено? Как бы, где бы, чего бы сегодня еще «скомуниздить!» J А потом уже шла сама планерка в расширенном составе с правильными словами о всяких разных «заботах и благах». Ох, помню, и хохотали тогда мы, молодые старлеи и капитаны!

 

«Пропал дом… Что теперь будет с паровым отоплением?»

Эти слова профессора Преображенского сразу возникли в памяти, когда, по законам дедукции – от общего к единичному – захотелось закончить пространную  реплику небольшим рассказом о своем микрорайоне, дворе и доме. Ибо в их судьбе, словно в зеркале, отразилась судьба всего города эпохи нового капитализма.  

…В лужковский период в нашем районе местным жителям митингами и пикетами удалось отстоять дворы от «точечной» застройки и «уплотнения». Во дворе жильцы, к слову, даже хоккейную «коробку» и сквер не дали снести под автостоянку. А в самом доме, «сталинке» еще из крупного силикатного кирпича, долгое время продолжали по старинке функционировать популярные в округе продуктовый, книжный да кафе. Помню, в институтские годы один мой товарищ, ныне писатель и драматург, пошутил, что в таком здании можно годами жить автономно! Хлеб насущный, книги, да посидеть с друзьями – что еще человеку нужно для счастья? Казалось бы, и в собянинскую эпоху вряд ли что кардинально изменится – ведь наши пенаты довольно далеко от «реконструируемого» Центра и в стороне от оживленных магистралей. Ан, и сюда докатились перемены! И жизнь двора, года три уже тому, как превратилась в сущий ад.

Поначалу позакрывали магазины и кафе, перепродав помещения новым владельцам. Теперь в доме стало аж девять (!) торговых точек самого разного характера, включая три сетевых магазина. Особенно достал жильцов один из них (не буду называть его по имени, дабы не делать рекламу сети). Не один месяц днем и ночью грохотали там отбойники и перфораторы, руша капитальные стены и проводя потом отделку. Ныне в нарушение всех санитарных норм в сей супермаркет по ночам тянутся нескончаемые фуры, ведутся разгрузочно-погрузочные работы, перекладывается на полках товар. По утрам же приезжает огромный пыхтящий мусоровоз, в который прямо из магазина горланящие гастарбайтеры остервенело кидают пустые ящики и пакеты с просроченными продуктами. (Как показала практика, жаловаться на шум в инстанции – бесполезно, они лишь занимаются «отписками» или перекидывают ответственность друг на друга).

Совершенно случайно довелось лицезреть хозяина сих «площадей» – некоего украинского баскетболиста, играющего в одном из московских клубов. (Этот мастер корзины приезжал осмотреть владение после ремонта и сдать его в аренду торговой сети). На резонный вопрос жильцов, чего ж он в Киеве-то  магазины не открывает, «звезда» простодушно ответила: «У нас сейчас денег не заработаешь!» Кто-то из ветеранов бросил: «Так вот, кому мы обязаны своим «счастьем». На что парень лишь рассмеялся ему в лицо: «Можно подумать, что вы в вашем Совке в раю жили!» Мн-да… Только, что «ватниками» и «агрессорами» не обласкал…

Не успели перевести дух после магазинного «ремонта», как местная управа огорошила нас ремонтом «капитальным». Это – отдельная ария в опере. Если описывать всё подробно – бумаги не хватит! В двух словах же скажу, что еще года полтора ни днем, ни ночью покоя не было – опять отбойники, перфораторы, дрели, пилы, крики и вопли гастарбайтеров, вонь от мочи и дерьма в подъездах… Вот, какие вы всё же, в самом деле, неблагодарные, вслед за вышеназванным городским чиновником воскликнет кто-то – вам же всё отремонтировали и заменили! Чёрта с два! Будете смеяться, но только «капремонт» дом еще больше попортил! К примеру, электрику заменили на новую, поставив вместо старых ламп накаливания современные, энергосберегающие. Они должны в целях экономии срабатывать на движение, но зажигаются далеко не всегда! Кровлю три раза переделывали (управляющая компания, по слухам, даже судилась с производителями работ), но живущие на верхних этажах жалуются – протекает потолок, хотя никогда раньше такого природного явления не наблюдалось! В подвале же до сих пор по ночам в выходные чугунные трубы разбивают, меняя их на дюральку. Со страхом ждем – а ну как прорвет кипяток! Между тем ни фасад не обновляли, ни балконы не перешивали, ни стояки (вот уж что, действительно, надо было менять!) не меняли, ни батареи…

Нынешней весной, наконец-то, и дворовые «благоустроители» до нас добрались. За два-три дня тридцать (целый взвод!) среднеазиатских рабочих, словно в подтверждение старой стройбатовской поговорки, что «два тугарина с лопатой заменяют экскаватор», так раскурочили придомовую территорию, что, признаться, возвращаясь как-то домой вечером, даже не признал свой двор за «свой»! Однако рано было радоваться ударным темпам. «Благоустройство» идет уже второй месяц. В чем же оно выразилось?

Итак, начнем. Во-первых, зачем-то попилили большинство деревьев, причем не только старые, но и прошлогодние саженцы. Во-вторых, вытоптали всю свежую траву, и так, прямо скажем, негустую в каменных джунглях, и забросали ее землей с песком. В-третьих, половину дворового земляного покрытия затем заасфальтировали. На новом асфальте вместо снесенной детской площадки (которая, кстати, ни у кого никаких нареканий не вызывала) возводят две новые. В-четвертых, соорудили тренажерный комплекс с крышей (!) а-ля люберецкая «качалка» конца восьмидесятых. (Тут всем нашлось занятие: и накачивающим по утрам мускулы смуглым молодым бородачам, и пьющим по вечерам и ночью районным алкоголикам, которые, видимо, прослышав про удобно оборудованную от дождя «точку», разом перебазировались сюда).

Упомянутую в начале главы «коробку», года три назад переоборудованную в футбольную, ввиду постепенного исчезновения молодежи «хоккейных» национальностей, вонючей краской раскрасили в «жовто-блакитную» (что этим хотели сказать местные власти?) гамму. Право слово, лучше бы покрыли продивоударным покрытием борта! Поясню: во время предыдущей «реконструкции» бесшумные деревянные борта «благоустроители» разломали, заменив их пластиковыми, а синтетическую прокладку, которая долго валялась рядом, в конечном итоге, куда-то «пристроили». Поэтому сегодня, если мяч попадает тут в борт, слышно не только во всех окрестных пяти домах до девятых этажей, но даже, думаю, и в Екатеринбурге на самых высоких рядах ставших уже знаменитыми «выносных» трибун за воротами!

Впрочем, и у нас во дворе есть теперь своя достопримечательность, ибо площадке, кроме игры в мяч, нашлось и другое применение: гастарбайтеры во время обеденного перерыва, сидя на корточках, принимают на ней пищу, поедая ее, в соответствии с традицией, только при помощи рук, а несколько раз даже устраивали коллективный молебен! Разумеется, я ни в коем случае не против любой религии, наоборот – за, ибо только она и удерживает современное общество от окончательного скатывания в пропасть, но, согласитесь, в московском дворе, в исполнении тридцати дехкан – это сильное зрелище. Подобную картину наблюдал разве что в Афгане…

Но вернемся к основной теме. «Гвоздь» «благоустройства» был все-таки заключен в перекладке бордюров. Для этого тракторами, вооруженными огромными отбойниками, сталинский бордюрный камень пару недель с ожесточением рушили. Затем неделю перетаскивали с места на место. Потом еще недели две устанавливали новое бетонное «высокобортное» страшилище, таская блоки вручную, на манер древнеегипетских строителей пирамид. Зато теперь ни одна бабулька не сможет через них перескочить! На моей памяти, кстати, бордюр у нас не меняли ни разу. Разве что отдельные какие-то «ячейки», но уж никак не целую «цепочку». Может, в Когалыме, Ханты-Мансийске, Тюмени (или где там еще начальствовал уважаемый нынешний московский мэр?) так принято? Не знаю. Глядя на качество нового, выражаясь по-питерски, «поребрика», местные жители начали сразу вопрошать друг друга: может, для этого всё и делается, и теперь нас ждут регулярные подобные работы? Не поленился покопаться в интернете. Ответ ошеломил: советский бордюр из гранита в эксплуатации – БЕССРОЧЕН, у нынешнего, бетонного, гарантия – 3 ГОДА. Без комментариев.

У боковых въездов, где оставались еще придомовые тротуары, крепкий сталинский бордюр, видимо, так и не поддался. Так, не мудрствуя лукаво, тротуары  заасфальтировали вместе с бордюром, сравняв их с проезжей частью! Выходи теперь из подъезда прямо под грузовики и мусоровозы! Посмотрим, что-то теперь сделают с колодцами, ведь в прошлый приступ «благоустройства» года три назад азиаты их попросту закатали в асфальт, а потом долго искали люки и отдалбливали  их отбойными молотками…

Но и это, оказалось, еще не «концом света»! Недели две (к Мундялю что ли?) на соседней улице, естественно, по ночам (!) тяжелой дорожной техникой, похожей на агрегат из михалковского «Цирюльника», также курочат бордюры, снимают совершенно нормальный асфальт и кладут новый. Так что у нас снова нет покоя ни ночью, ни днем! Такие вот дела… Не удивляюсь теперь, почему злые московские языки современное городское «благоустройство» открыто называют «вредоустройством»!

 

Вместо постскриптума или хороша ли компания?

…На очередном спонтанном дворовом «сборе» соседи предложили: может, напишем на прямую линию с Президентом, чтобы он дал команду столичному мэру оставить нас в покое? А кто-то из образованной молодежи пошел еще дальше и экстремальнее: давайте предложим мэру, что мы, москвичи, будем отчислять в городскую казну десятину с доходов – специально для городских чиновников, чтобы они ничего не «благоустраивали».  А что? Мол, было такое при Батые и его наследниках, и ничего, жили. Наоборот, татаро-монголы всячески оберегали «подъясачных», защищали от литовцев, поляков и «разных там прочих шведов»…

Я же, придя домой, глянул Википедию: кто там, кроме Сергея Семеновича, выдвигается на выборах в градоначальники? Та-ак. Профессиональный оппозиционер, записной либерал, старый коммунист, новый коммунист, отстраненный от кормушки депутат, предприниматель… Есть даже блогер-журналист – открытый (кем, чем?) педераст-вирусоноситель ВИЧ! Мн-да… Как говаривал герой Михалкова в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих»: «Хорошая компания у нас подобралась!» Никогда не был ни тем, ни этим, не симпатизировал ни третьим, ни пятым… Но, глядя на все описанные «заботы», невольно подумал: если бы наши голоса действительно что-то решали, ей Богу, проголосовал бы, наверное, даже и за педераста, а хоть и за чёрта лысого (не имею в виду никого конкретного без волос!), но только не за нынешнюю команду «благоустроителей»!

 

Михаил ВАСЬКОВ

Картина Василия Поленова "Мсковский дворик"


Другие новости


Михаил Васьков: Октябрь 1941. В осажденной Москве. (Воспоминания очевидца)
Михаил Васьков представляет: 16-19 октября 1941 года - самые напряженные дни в Москве
Реплика Михаила Васькова:

Новости портала Я РУССКИЙ