Михаил Захарчук: Секрет обаяния гениальной русской певицы Тамары Синявской

Михаил Захарчук: Секрет обаяния гениальной русской певицы Тамары Синявской

08/07/2018 00:06

Москва, Михаил Захарчук, NEWS.AP-PA.RU Юбилей отмечает народная артистка СССР Тамара Ильинична Синявская.

Красивая, великолепная, обворожительная, неотразимая Тамара, с юбилеем!

Тамара Ильинична Синявская – народная артистка Советского Союза, камерная, оперная певица (меццо-сопрано), музыкальный педагог, кавалер Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденов Почёта, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», лауреат премии Ленинского комсомола, народный артист Азербайджанской Республики. Кроме того, певица стала лауреатом I премии IX Международного фестиваля молодёжи и студентов в Софии, гран-при и специальной премии за лучшее исполнение романса на XII Международном конкурсе вокалистов, 1 премии IV Международного конкурса имени П. И. Чайковского, премии Московского комсомола, премии Фонда Ирины Архиповой, премии Правительства Российской Федерации 2013 года в области культуры.
Родилась в рабочей семье. Рано осталась без отца. Свой необыкновенный голос унаследовала от матери, которая в молодые годы очень хорошо пела. Правда, только в церкви на клиросе. Сама Тамара пела с тех пор, как помнит себя. Любила заходить в парадные подъезды старых московских домов, обладающих превосходной акустикой с высокими мраморными потолками, мраморным полом, старыми резными лестницами. В них девочка упражнялась с голосом до тех пор, покуда кто-либо не возмущался нарушением тишины. Потом переходила в другой дом. Так со своими «парадными концертами» маленькая Тамара обходила все подъезды, расположенные по улице Мархлевского, ныне Милютинский переулок. О её «уличных гастролях» прознала мама и записала дочку в Дом пионеров. И не потому, что мечтала видеть её певицей или актрисой. Наоборот говорила, что это тяжелый и неблагодарный труд. Но всё же уважила Тамарино стремление к пению. Поначалу девочка занималась в танцевальной группе, которая входила в знаменитый детский ансамбль песни и пляски В.С.Локтева. Затем восемь лет прилежно пела в хоровом коллективе ансамбля. На каждом правительственном концерте в те времена обязательно выступал детский коллектив под управлением Локтева. Со временем он превратился в превосходную музыкально-сценическую школу, где будущая народная артистка привыкла к публике, приобрела "чувство сцены". Ей даже удалось съездить на гастроли в Чехословакию.
В те времена Синявская знала все популярные песни из любимых кинофильмов. Её кумиром была аргентинская певица Лолита Торрес. В.С.Локтев посоветовал своей лучшей ученице поступать в музыкальное училище при Московской государственной консерватории. Там Синявскую учили такие известные музыкальные педагоги, как Л.М.Маркова и О.П.Померанцева. Будучи студенткой училища, Тамара участвовала в постановке спектакля "Живой труп" на сцене Государственного академического Малого театра. Многажды выходила на сцену и в составе цыганского хора. Этот период послужил для неё великолепной актерской школой, которая так пригодится, спустя годы, на сцене лучшего оперного заведения страны и мира – Большого театра. И, разумеется, всю себя отдавала музыкальным занятиям. Ещё на скамье училища исполняла сложнейшие сольные партии в кантатах Чайковского "Москва" и Прокофьева "Александр Невский". Померанцева не сдерживала слёз умиления, говорила: «Тамарочкаа, милая, если ты таким темпом будешь и дальше осваивать кантаты, то я тебя обязательно ещё услышу на сцене Большого!» Предсказание педагога сбылось.
Все выпускные экзамены в училище Тамара Синявская сдала на «отлично с плюсом», что в стенах прославленного заведения случалось чрезвычайно редко. Учителя были единодушны: ей следует пройти слушанье в стажерской группе Большого театра. Сборы юной выпускницы на трудный экзамен были недолги. И вот она предстала перед членами так называемой «большой» приёмной комиссии, куда входили: Евгений Светланов, Геннадий Рождественский, Борис Покровский, Ирина Архипова, Галина Вишневская. Что ни имя, то легенда отечественной музыкальной культуры. Однако Тамара не растерялась и сумела по-настоящему удивить членов комиссии своими великолепными вокальными данными. Её взяли стажером безоговорочно, даже вопреки устоявшимся традициям и правилам. Всё дело в том, что Синявская ещё не достигла двадцати лет и у неё отсутствовало консерваторское образование. 
Через год Синявскую зачисляют в основную труппу Большого театра солисткой. Как оказалось, более чем на четыре десятилетия. В 1970 Тамара Ильинична становится лауреатом IV Международного музыкального конкурса имени П.И. Чайковского. Для всякого серьёзного певца это всё равно, что для спортсмена стать олимпийским чемпионом. Кстати, Тамара и получила тогда 1-ю премию и Золотую медаль. (Вместе с ней в тот год лауреатами стали Елена Образцова и Владимир Спиваков). Уже работая в Большом театре, Тамара Ильинична окончила ГИТИС – факультет актёров музыкальной комедии по классу Д. Белявской. В 1972 году принимала участие в спектакле Московского государственного академического камерного музыкального театра под руководством Б. А. Покровского «Не только любовь» Р. К. Щедрина (партия Варвары Васильевны). Много гастролировала за рубежом. Участница музыкального фестиваля «Варненское лето» (Болгария). Выступала в спектаклях оперных театров Франции, Испании, Италии, Бельгии, США, Австралии и других стран мира. Ездила с концертами по Японии и Южной Корее. Некоторые партии из обширного репертуара Синявской впервые были исполнены именно за рубежом: Лель в «Снегурочке» Н. А. Римского-Корсакова (Париж, концертное исполнение); Азучена («Трубадур») и Ульрика («Бал-маскарад») в операх Дж. Верди, а также Кармен - в Турции. В Германии и во Франции с большим успехом она пела произведения Р. Вагнера, в Венской государственной опере была участницей постановки оперы «Война и мир» С.С.Прокофьева (партия Ахросимовой).
Несколько десятилетий Тамара Ильинична вела и личную обширную концертную деятельность. Выступала с сольными концертами в крупнейших концертных залах России и за рубежом, в том числе в Большом зале Московской консерватории, Концертном зале имени П. И. Чайковского, Консертгебау (Амстердам). В концертном репертуаре певицы были сложнейшие произведения С. С. Прокофьева, П. И. Чайковского, «Испанский цикл» М. де Фалья и других композиторов, оперные арии, романсы, произведения старых мастеров в сопровождении органа. Очень ярко, интересно и колоритно выступала она в жанре вокального дуэта с Муслимом Магомаевым. Чрезвычайно плодотворно сотрудничала с Е.Ф.Светлановым, выступала со многими другими выдающимися дирижёрами, среди которых Риккардо Шайи и Валерий Гергиев.
Среди этапных работ Синявской в Большом театре следует, видимо, назвать Марину Мнишек из «Бориса Годунова» М. Мусоргского, Ольгу из «Евгения Онегина» П. Чайковского, Любашу из «Царской невесты» Н. Римского-Корсакова, Кармен, Марфу из «Хованщины» М. Мусоргского. Хвала Богу, все перечисленные партии в исполнении Синявской автору сих строк посчастливилось слушать в Большом. С некоторых пор, о чём ещё будет сказано, я вообще не пропускал всё, что пела Синявская на столичных площадках, став её преданным поклонником. А ведь кроме упомянутых партий, в её репертуаре ещё были: Ваня, («Иван Сусанин»), Ратмир («Руслан и Людмила») Любава, («Садко»), Кончаковна, («Князь Игорь»), Азучена («Трубадур»), Ульрика («Бал-маскарад»), Бланш («Игрок»). Большинство из этих партий певица исполнила за рубежом. К слову, она год стажировалась в знаменитом «Ла Скала». А еще завоевала Гран-при в Бельгии и Софии.
Мне, к сожалению, никогда не приходилось «живьем» слушать таких великих русских меццо-сопрано, как Надежда Обухова и Мария Максакова. Но мои друзья, знающие музыку похлеще моего, утверждают, что именно Синявская – самая достойная их продолжательница, прежде всего в вокале. И у меня нет оснований друзьям не верить. У Тамары Ильиничной, и в самом деле, огромный диапазон звучания голоса, какое-то обволакивающее и пронзительное, исполненное страстной чувственности звучание особенно в низких нотах. А её уникальный бархатный тембр и по сию пору позволяет певице исполнять и партии, и песни, и романсы исконно русским контральто. И вообще таких певиц, как Синявская, в стране можно сосчитать на пальцах рук. 
…Мы познакомились с Тамарой Синявской осенью 1977 года. Её супер популярного мужа Муслима Магомаева я знавал много раньше, во времена своей службы в Бакинском округе ПВО. Певец дал мне фронтовые письма своего отца, полкового разведчика, геройски погибшего в Трептов-парке. И я написал документальную повесть «Свой долг исполню честно». В двух своих книгах «Любовь моя – мелодия» и «Живут во мне воспоминания» Муслим обильно цитирует мою повесть. До самой его смерти мы поддерживали великолепные отношения. О Тамаре и говорить нечего. В неё я влюбился, как только мы первый раз накоротке пообщались. К тому времени я располагал о ней только самыми общими биографическими данными, как о депутате Верховного Совета СССР. И мне почему-то казалось, что обласканная системой певица, вдобавок с такими совершенно неотразимыми внешними данными, да ещё и будучи женой прославленного певца, давно приставляет собой гордую и недоступную особу. Сколь сильно я ошибался, убедился, когда пришлось готовить её творческий вечер у нас в Доме ВТО имени А.А. Яблочкиной. Тамара оказалась умной, обаятельной и веселой, просто-таки юморной женщиной. Есть в ней, есть что-то такое крепкое, основательное, что не разрушается ни положением, ни богатством, ни связями, ни наличием больших способностей, ни всенародным обожанием. Вы только вдумайтесь, дорогой читатель, более трёх десятилетий быть «половинкой» самой красивой, самой звёздной супружеской пары Советского Союза, непременным украшением всех праздников страны, быть любимой миллионами людей и при этом остаться нормальным, ни на йоту не испорченным сумасшедшей славой человеком – для этого нужно иметь очень крепкий личностной и душевный стержень. Да элементарно нужно быть мудрой. А в том, что такой мудростью певица обладает безусловно, вы сейчас убедитесь из её рассуждений, записанных мной в разное время.
- Тамара, вы никогда не чувствовали себя не то чтобы ущербной, но стеснённой рядом с таким великим Муслимом?
- Нисколько и никогда. Рядом с ним я была просто женщиной, а восточный мужчина женщину ценит по-особому. И потом Муслим ведь обладал великолепным чувством юмора. Мы с ним познакомились в 1972 году на Декаде русского искусства в Азербайджане – были такие замечательные мероприятия во времена Советского Союза – в 1972 году. Меня представил друг Магомаева поэт Роберт Рождественский. «Муслим»,- смущённо опустив глаза, произнёс всемирно знаменитый певец. «Хорошо, что вы представились,- сказал я,- а то бы я вас и не узнала». И мы все трое рассмеялись.
- Но поженились-то вы не сразу…
- Да, мне пришлось сначала развестись с первым мужем Сергеем. Полюбила я Муслима сильно, если хотите - всесокрушающей любовью. Что бы там кто ни говорил, но ведь он был единственный такой на всём белом свете. Ну и он мне, видит Бог, отвечал взаимностью. Без этого мы бы не прожили вместе более трети столетия. А как он ухаживал – это словами передать трудно. Знаменитую «Мелодию», едва записав, он дал мне прослушать по телефону. Хотя поначалу мы с ним долгое время обращались на “вы”. Муслим вообще был человеком с огромным чувством собственного достоинства. Вы же знаете, что он физически не терпел панибратства. Попробовал бы кто-нибудь подойти к нему и похлопать по плечу. Одним взглядом бы испепелил наглеца. Он был очень добрым, но всегда, во всём и со всеми держал дистанцию.
- И всё-таки, случалось же, что вы спорили?
- Так называемых бытовых сцен между нами никогда не возникало. Ибо надо быть просто дурой набитой, чтобы считать себя главной в семье, чинить мужу всякие козни! Да и как можно было считать себя пупом земли рядом с таким Артистом и Личностью, как Муслим? Женщина всегда должна окутывать теплом мужчину. К нам в дом часто приходили друзья, семейные пары. Однажды Муслим услышал, как жена непочтительно, с раздражением что-то гневно тараторила своему мужу. Потом мне сказал: «Если бы я хоть раз услышал от тебя нечто подобное – только бы в этом доме меня и видели». А так у нас возникали, в основном творческие дебаты. Творчество ведь составляло главное содержание нашей жизни. Муж мог на этой почве проявить характер, даже вспылить. Говорю же восточный характер. Но и отходчив был. Я всегда понимала, кто мне Судьбой послан. И вот сейчас думаю, что при всей своей славе Муслим остался всё же недооценённым. Ведь он не только как певец, но и как человек во всех своих проявлениях был уникальный. Деликатнейший, никогда и никого не порочил. За глаза – тем более. По-моему, он - один из немногих всей великой страной признанных творцов, кто в своих книгах никому чёрной кляксы на имя не посадил. Такие люди отмечены Господом Богом. Потому он до самого последнего дня пребывания на этой земле вызывал к себе живой, неподдельный интерес. Не предпринимая для этого ни на йоту никаких усилий. Просто раз и навсегда захватил всех в плен своим талантом. Наверное, и я в том плену находилась. Он мне часто снится. Периодически я бываю на его могиле в Баку. Нелегко, я уже не девушка. Но мне просто необходимо время от времени посидеть возле его почётного захоронения. В республике меня, с лёгкой руки Алиева называют «гялин». Гейдар Алиевич на нашей с Муслимом свадьбе произнёс тост: «Ты, Тамара, наша гялин – невестка всего Азербайджана. Потому как наш Муслим - сын всего Азербайджана»
Муслим просто обожал сюрпризы. Был случай, когда он, возвращаясь из какой-то поездки, завернул ко мне на гастроли в Казань. Там я пела Любашу в "Царской невесте". И вот в антракте, когда я вышла на поклон, мне билетёрши поднесли огромный букет. Гигантский букет! В нём я потом насчитала сто пятьдесят четыре гвоздики! Представляете, что это за букет? Весь зал ахнул. Потому что у нас, в лучшем случае, дарят цветы до женитьбы, а чтобы вот так просто поднести букет жене, согласитесь, явление не самое распространённое. А ведь это праздник, когда ты чуть-чуть, на сантиметр, но поднимаешься над землей. К тому же сам мужчина еще больше становится мужчиной, когда он дарит цветы женщине.
…Муслима нет со мной 115 месяцев. Первое время я не могла видеть его на экране, слышать его голос в записи – так мучительно было больно. Лечилась работой. Я заведую вокальной кафедрой в своём родном ГИТИСе. Сама пою в классе. Показываю студентам то, что сама умею. Иногда мне это хорошо удаётся, а иногда противно слушать самой. Но они делают вид, что всё в порядке. Я отношусь по-серьёзному к своей профессии, поэтому понимаю, надо показываться тогда, когда ты доставляешь удовольствие не только слушателям, но и себе. И как говорил мой любимый супруг: «Ты лучше уйди на полчаса раньше, чем на пять минут позже». С большим шумом он вошёл в нашу жизнь и как же достойно, по-английски из неё он ушёл. Не стал устраивать из этого шоу. Его пример всегда при мне… 
Как уже упоминалось, и Муслим, и Тамара всегда относились ко мне по-доброму, почти по-дружески. Ещё не факт, что я того достоин, но такова моя счастливая данность. Прежде всего, поэтому решил позвать их на своё пятидесятилетие. Собиралась в Домжуре приличная компания, которую звездная чета несомненно бы украсила. Позвонил в квартиру на Станиславского. Трубку, как обычно, взяла Тамара. Вежливо отказала, поскольку я опоздал с приглашением, и предстоящие три вечера у неё с мужем были спланированы загодя. Не очень тщательно скрывая досаду, я заметил:
- Тамара, боюсь, что если бы я, скажем, и за неделю-полторы Вам позвонил, то у меня всё равно бы шансов увидеть Вас с Муслимом на дне рождения наблюдалось ровно ноль целых и ноль десятых…
- Ну, о чем вы говорите, Михаил! Разумеется, мы бы пришли!
- Тогда ловлю Вас на слове и жду на свое шестидесятилетие!
И вы, читатель, в жизни не догадаетесь, чем парировала красивая, великолепная, обворожительная, неотразимая Тамара:
- Позвольте, а на пятьдесят пять лет разве Вы нас не пригласите?
Дорогая и любимая Тамара Ильинична, с юбилеем!

Всегда Ваш преданный 
полковник в отставке Михаил Захарчук.

Фото с сайтов m24.ru ria.ru emergencyglazing.info



Другие новости


Михаил Захарчук. Открытое письмо председателю Союза журналистов России В.Г.Соловьёву
Умер Михаил Лещинский. Легенда советской и российской журналистики
Михаил Захарчук: Противоречивый Евтушенко, как символ советской эпохи

Новости портала Я РУССКИЙ