Михаил Васьков представляет: Эстонский тренер московского «Спартака» (к 115-ой годовщине со дня рождения Альберта Вольрата)

Михаил Васьков представляет: Эстонский тренер московского «Спартака» (к 115-ой годовщине со дня рождения Альберта Вольрата)

06/08/2018 00:26

Москва, Михаил Васьков специально для NEWS.AP-PA.RU Эстонский тренер в Москве оказался волею случая. Послевоенный «Спартак», в конце тридцатых неоднократный чемпион, резко сбавил обороты, и руководство красно-белых ломало голову, как бы усилить команду.

 

Таинственный эстонец 

 

Если спросить даже самого завзятого «болелу» московского «Спартака», кто из тренеров красно-белых до приезда в Москву был наставником другого прославленного клуба таких же цветов, то, пожалуй, без подглядки в специализированные справочники или всезнайку-Википедию, он и не ответит. Ничего удивительного – ведь бывший наставник лондонского «Арсенала» (!) эстонский (!) специалист Альберт Вольрат тренировал «Спартак» задолго до того, как родились фанаты первой волны-«семидесятников» (не говоря уже про нынешних молодых поклонников «гладиаторов»), а из поколения свидетелей его успехов в живых сейчас остались буквально единицы…

 

Эстонский тренер в Москве оказался волею его величества случая. Дело в том, что послевоенный «Спартак», в конце тридцатых неоднократный чемпион страны и основной конкурент энкавэдэшного «Динамо», резко сбавил обороты, и руководство красно-белых ломало голову, как бы усилить команду. В это время в столице «случился» председатель эстонского республиканского ДСО «Спартак» Эрик Бистрюм. Он-то и рассказал начальству, что на берегах Балтики живет некий тренер-профессионал, имеющий опыт работы не только в Эстонии, но и в Венгрии, Испании, Великобритании. К тому же тренирует сейчас ведомственный футбольный коллектив – таллиннский «Спартак»!

Изумлению профсоюзных боссов не было предела. И… Зазвонили телефоны, застучали телеграфы. В общем, завертелась советская номенклатурная машина. В обстановке строжайшей секретности, дабы об информации не пронюхали главные конкуренты из ЦДКА, ВВС и «Динамо», осенью победного сорок пятого таинственного эстонца доставили на спартаковскую базу в подмосковную Тарасовку…

 

По городам и странам

…Альберт Хенрикович Вольрат (Albert Vollrat) родился в 1903 году в эстляндском Ревеле. Как утверждают эстонские источники, парень с детства отличался способностями к спорту, и перед Первой мировой оказался в детской команде «Олимпия», куда его привел старший брат. По причине малолетства на войну Альберта, естественно, не мобилизовали, и в «Олимпии» он прозанимался до 1919 года. После чего очутился уже в «настоящем» футбольном клубе – «Валвая» («Страж»), где играл до его расформирования в 1921 году. Однако, что греха таить, в независимой Эстонии футбол оказался не столь популярным, как в имперские времена, поэтому спортсмен меняет профиль. Собственно, и менять-то ничего не пришлось, ведь параллельно с игрой в кожаный мяч юноша занимался классической (тогда её называли – французской, а сейчас – греко-римской) борьбой, и в шестнадцать лет даже стал чемпионом Эстонии в наилегчайшем весе.

А в восемнадцать Альберт едет в также ставшую независимой родственноязычную Финляндию. Там, в Хельсинки, он поступает в школу борьбы, где тренируется и обучается искусству профессионального массажа. Чтобы платить за занятия и вообще для жизни в чужом городе, нанимается рабочим в овощную лавку. Сочетая работу со спортом, юный Вольрат участвует в различных соревнованиях, знакомится с финскими спортсменами. Одним из его друзей, к слову, становится знаменитый легкоатлет Пааво Нурми.На чемпионатах Эстонии по борьбе Альберт в своем «весе пера» в те годы регулярно занимает призовые места, а на мировом первенстве в Хельсинки – почетное четвертое место. Но тут подходит возраст призыва в армию, и Вольрат, не намеревавшийся отлынивать от службы, возвращается на Родину.

Здесь он снова начинает выходить на футбольное поле – в составе таллиннского клуба «Спорт». «Служба не мешала мне играть в футбол, – вспоминал Альберт много лет спустя, – и я определился в амплуа как полузащитник-диспетчер». По его собственным свидетельствам, полузащитником он «был неплохим». В 1927 году Вольрат в последний раз завоевывает и серебро эстонского первенства по борьбе. Спортсмена-универсала заметил работавший в тот сезон с футбольной сборной Эстонии венгерский тренер Антал Маллы, и… «началась моя кочевая жизнь», вспоминал потом первый эстонский профи. Маллы позвал его с собой в Будапешт в клуб «Ференцварош».

Однако в основном составе эстонский самородок «как-то не прижился, но пригодился полученный в борцовской школе диплом массажиста». Вольрат был оставлен в команде сначала в данном качестве, а затем и как второй тренер. В 1928 году он внес немалый вклад в чемпионство «Ференцвароша» в национальном первенстве и выигрыш клубом Кубка страны. Альберта (также в качестве массажиста и помощника тренера) пригласили на работу в венгерскую сборную. Тогда главным турниром для центральноевропейских сборных был Кубок Швехлы (Центральноевропейский международный кубок), в котором команды встречались по круговой системе. (Во время работы Вольрата с венграми они обыграли австрийцев, чехов, швейцарцев, проиграли итальянцам). Хотя сборная Венгрии и не играла в футбольном турнире Олимпиады-1928 (мадьяр, как представителей одной из наций бывш. «Центральных держав», развязавших Первую мировую войну, допустили до игр в самый последний момент), Вольрат в составе тренерского штаба был командирован в олимпийский Амстердам «перенимать опыт».

Но после Олимпиады эстонец оказывается в… Испании, где в 1928-31 гг. работает вторым тренером в Барселоне, правда, не в знаменитом одноименном клубе, как ошибочно утверждают футбольные сайты, а в каталонском клубе поскромнее – под названием «Европа», который существует, кстати, до сих пор и играет в низших лигах. Между тем, этот клуб один из основателей национальной футбольной лиги Испании, и именно во время работы там Вольрата «европейцы» добилась своих самых значительных успехов в истории – три сезона выступали в Примере (лучшим местом каталонцев стало 8-е в 1929 году), одновременно дважды став вице-чемпионами регионального первенства Каталонии.

В 1932 году Альберт Вольрат становится первым «постоянным» главным тренером сборной Эстонии. Однако ничего существенного «сине-черно-белые» под его руководством не добились (из семи матчей был выигран лишь один). Зато следующий этап в карьере тренера стал одним из самых успешных: эстонец был приглашен на работу самими родоначальниками футбола. И не куда-нибудь, а в знаменитый «Арсенал»! Вольрат в сезоне 1932-33 гг. трудится вторым тренером лондонских красно-белых, выиграв с командой титул чемпиона Англии. Заработав приличную по тем годам сумму от контрактов, Альберт возвращается в Эстонию, где вкладывает деньги в гостиничный бизнес, выкупив семиэтажный дом и превратив его в хороший отель, а для души до 1938 года тренирует ФК «Таллинна Пухкекоду» («Таллиннский санаторий»), с которым как главный тренер в тридцать пятом завоевывает серебро, а в тридцать четвертом и тридцать шестом – бронзу в тогдашней эстонской Мейстрилииге.

Сведений о судьбе Вольрата в годы Второй мировой войны в открытом доступе, по понятным причинам, мало. Известно только, когда в 1940 году в Эстонию пришли Советы, недвижимость тренера-бизнесмена национализировали. А сам он остался безработным. Правда, ненадолго. Когда большевиков сменили нацисты, работа нашлась – Вольрат стал тренировать пярнусский ФК «Тервис» («Здоровье»), который в сорок втором и сорок третьем годах становился третьим призером возобновившихся соревнований Мейстрилииги. Вернувшиеся в 1944 году вместе с наступавшей на Запад Красной Армией коммунистические функционеры на этот раз герою нашего очерка работу дали сразу – он возглавил футбольную команду республиканского ДСО «Спартак». В республике нужно было налаживать мирную жизнь, а какой же мир без футбола?! В этом качестве его и застал звонок от упомянутого Э. Бистрюма.

– Собирайся, – с ходу заявил шеф эстонских физкультурных коллективов красно-белых, – за тобой скоро приедут русские. Только не бойся! Это не в Сибирь! Это – в Москву! Я нашел тебе работу, достойную твоего таланта!

 

В Москве

…После знакомства с футболистами московского «Спартака» и нескольких тестовых занятий Вольрат принимает первое тренерское решение, довольно, надо сказать, неожиданное – резко повысить уровень физической подготовки игроков. И началось совершенно невиданное доселе в советском футболе! Евроспециалист предложил спортсменам невероятные по тем временам физические нагрузки. Ветераны поначалу роптали, но затем, следом за молодежью, постепенно втянулись в необычный ритм.

Слава о новом наставнике красно-белых и его чудо-тренировках быстро разлетелась по футбольной Москве. На необычные силовые упражнения, когда занятия проводились не в закрытой для посторонних глаз Тарасовке, а в арендуемом командой спортзале на улице Воровского, приходили посмотреть многие специалисты из московских клубов-конкурентов, в том числе тогдашние старшие тренеры «Динамо» и «Торпедо» – Михаил Якушин и Виктор Маслов.

Альберт Хенрикович поразил спартаковцев не только «физикой», но и оригинальностью своих профессиональных взглядов вообще. Сохранились любопытные воспоминания о формах и методах вольратовской работы нескольких игроков «Спартака» тех лет. Приведем их полностью, поскольку глупо пересказывать такие «смачные» мемуары!

 

Очевидцы рассказывают

Серафим Холодков: «Нагрузки Вольрат давал страшные. Весной сорок шестого, во время предсе­зонной подготовки, мы у него «умирали». Он команду в Нальчик возил, и к чемпионату готовились в горах. Ну, что там говорить! Все горы и скалы, которые были в округе, мы облазили по нескольку раз. Но, видно, горы те показались ему не слишком кру­тыми, и на следующий год весной поехали уже в Закарпатье. Там подготовка была еще по­хлеще. Бывало, молодые сознание теряли от нагрузок, да и остальные в состоянии, близком к обмороку находились. А Вольрату всё нипочем – возьмет и очередной кросс «зарядит» по горам. И сам впереди бежит – выносливый был».

Анатолий Сеглин: «Тренировки у Вольрата были уникальные. Например, он поднимал в шесть утра нашего вратаря Лешу Леонтьева и для выработки внимательности заставлял сидеть и взглядом следить за мухой, летающей по комнате. Предлагал нам босиком бегать по опилкам – укреплять голеностоп. Я всегда обладал большим весом. Вольрат мне так и гово­рил: «Эй, ты, жирный!» и устраивал дополнительные индивидуальные занятия, кроссы».

Николай Гуляев: «В нашей памяти Вольрат остался непревзойденным массажистом. Футболисты «Спартака» любили ходить в Центральные бани или в Сандуны, и наш тренер не стеснялся демонстрировать свое высочайшее мастерство в этом деле – он лично массировал каждого игрока. Руки у него золотые были, после его сеанса заново рожденным себя чувствуешь».

Александр Рысцов: «Вольрат тренировал профессионалов в Венгрии, Испании, Англии и также стремился строить работу с нами. Каждую установку на матч он начинал фразой, которую произносил с тягучим эстонским акцентом: «Господа, я хочу положить вам на сердце: играйте дружно, в пас. Бог поможет – никто не обыграет!»  Потом, не надеясь на свой русский, передавал слово второму тренеру – Исакову. Сочетание этих двух тренеров было чрезвычайно интересным. Петр Ефимович – объяснял тактику, Альберт Хенрикович – готовил физически».

Вольрат – один из первых советских тренеров, кто стал уделять серьезное внимание молодежи, дублерам. Золотой состав «Спартака» пятидесятых (олимпийские чемпионы Мельбурна – практически все спартаковцы!), не случаен, ведь именно Вольрат в конце сороковых приметил и пригласил в молодежку многих из этих ребят, в том числе Парамонова, Нетто. К слову, мало кто знает, что родители будущего капитана советской сборной выходцы из… Эстляндии! В Москве же они оказались во время Первой мировой войны, бежав от наступавших немцев, да в революционной неразберихе так здесь и остались.

Игорь Нетто: «Во всех футбольных справочниках указано, что я в «Спартаке» – с 1948 года. Формально это так, но фактически Вольрат пригласил меня из команды «Юных Пионеров» в «Спартак» еще в 1946 году! Было мне тогда шестнадцать лет, и я играл за молодежные команды красно-белых, а в команде мастеров, действительно, выступал уже после ухода Волльрата. Всегда с благодарностью вспоминаю Альберта Хенриковича, человека, давшего мне путевку в большой футбол».

Хорошо Вольрат знал и психологию игроков. Слово Анатолию Сеглину: «Был период, когда в команде начались внутренние проблемы, некоторые ребята даже не разговаривали друг с дру­гом, пропало взаимопонимание и на поле. После очередного поражения во время игр в Ленинграде – «Спартак» с крупным счетом проиграл «Зениту» – все игроки ждали разгона от Главного. Вольрат же вечером собрал всех в ресторане и заказал каждому по стакану красного. Начался разбор, но многие вели себя еще скованно и напряженно. Тогда тренер заказал еще по стакану ви­на, и… пошла беседа, нашлось взаимопонимание!».

Игроки «оттаяли», в команде нала­дился микроклимат. Следующую игру с ленинградским «Динамо» красно-белые провели блестяще и выиграли. Однако профсоюзное начальство, прознав про этот «психологический эксперимент», хотело выгнать эстонца из команды, спасла только победа в финале Кубка СССР. Впрочем, Альберт Хенрикович продолжил свои «доверительные» отношения с футболистами. Делая какие-то перестановки в составе, Вольрат всегда говорил: «Я вам доверил, и вы не должны меня подвести». 

 

Воспоминания тренера

А вот, что вспоминал много лет спустя, в семидесятые годы, о своей работе в «Спартаке» сам эстонский тренер:

«В основу работы я положил принцип личного примера. Мой рабочий день начинался в шесть утра с тренировки вратарей. Потом работа с двумя составами. Кроссы по холмам, тренировки под дождем – я всё делал наравне с игроками, чтобы никто не мог пожаловаться на «трудную жизнь». Много работали над развитием прыгучести, учились игре головой, скоростным рывкам.

На примерах европейских команд я знал, какое значение имеет точность передачи, сколько на этом можно сэкономить сил в игре. Я требовал от ребят, выверенных до метра пасов. Учил их вести мяч, не глядя под ноги. Кричал на тренировках: «Ты что, опять потерял кошелек и ищешь его?» Ребята смеялись, но постепенно научились смотреть не на мяч, а на поле.

У каждого тренера свой подход к команде. Один ведет себя с игроками, как Цербер, я же всегда старался быть им старшим товарищем. Правда, меня порой упрекали в том, что дисциплина в команде «прихрамывает», но для меня добрые отношения, доверие к игрокам были важнее. В конце концов это себя оправдывало...».

 

Кубковая команда

«Спартак» прибавлял от игры к игре, однако на долгий чемпионат сил не хватало. Спартаковский «патриарх» Николай Петрович Старостин, говоря о Вольрате в своей книге, подчеркивал, что «находившийся тогда в распоряжении эстонца ансамбль по своему среднему возрасту не мог победить в таких длительных турнирах, как первенство страны, но вот собрать энергию на пять-шесть решающих встреч на кубок тренеру с лихвой удавалось». В те времена короткий кубковый турнир проводился глубокой осенью, по окончании регулярного первенства. На него-то и сделал ставку эстонский тренер. «На финише немного сбавили нагрузки, пожертвовав несколькими матчами, и на кубковые игры вышли с новыми силами, – вспоминал потом Вольрат, – и выиграли кубок, помню, поразив этим весь футбольный мир и вернув в лагерь «Спартака» большой отряд болельщиков. А то в те годы только и разговоров было, что ЦДКА да «Динамо». И повторили этот стратегический план на следующий год, завоевав Кубок СССР вторично…».

Именно при Вольрате «Спартак» стали именовать «кубковой командой»! (Справочно для юных болельщиков: во времена СССР красно-белые 10 раз, больше других, становились его обладателями). Ведь дважды подряд тогда команда завоевывала хрустальный трофей: в сорок шестом, проигрывая финал объективно более сильному тбилисскому «Динамо» 1:2, спартаковцы «на зубах» вырвали победу 3:2. (В чемпионате спартаковцы заняли шестое место). А год спустя, когда в чемпионате команда вновь заняла место в середине таблицы – восьмое, Кубок опять был у «Спартака»! Красно-белые в финале победили автозаводцев со счетом 2:0, причем в чемпионате СССР более сильное «Торпедо» выиграло 6:2. Однако вновь сказалось умение Вольрата психологически настроить и физически подготовить команду на одну, но важную игру!

 

Ожидаемый уход

Поработать в «Спартаке» Альберту Хенриковичу, увы, довелось недолго. Впрочем, отъезд Вольрата из Москвы был ожидаемым. Слишком уж «белой вороной» выглядел никогда не повышавший голоса, по-европейски интеллигентный «буржуазный» спец на фоне довольно специфических «советских» отношений. Существуют различные версии его ухода. Кто-то считал, что, из команды он, де, ушел сам – под впечатлением зверского убийства своего соотечественника близ Тарасовки (после войны бандитизм, увы, был жестокой обыденностью). Кто-то считал, что всему причиной было нежелание Вольрата, вопреки принятым тогда правилам, не то, что «прогибаться», а даже просто общаться с высоким начальством! Все контакты с боссами эстонец пытался свести к минимуму, жил с женой на базе в Тарасовке, не стремясь даже получить квартиру в Москве. На самом деле официальным поводом к его изгнанию из команды было то, что он «выпивал, и от него всегда разило спиртным». Футболисты, надо отдать им должное,  пытались заступиться за своего наставника. Мол, «пил Вольрат только коньяк, причем «не по-русски» – нальет на донышко, разбавит водой и потягивает весь вечер». Но начальство было непреклонно…

Автор данных строк, поработавший и в Эстонии, и в Финляндии, и не понаслышке знающий, как «не по-русски» выпивают два родственных народа, склонен доверять официальной версии. А убедили меня в этом короткие, но колоритные воспоминания о Вольрате еще одного очевидца – Алексея Парамонова, на которые я наткнулся совершенно случайно: «Уникальный человек. Добрейший. Со «Спартаком» три года работал – два раза Кубок выиграл. Выпить большой любитель был. В Тарасовке жил, выпивал, а на травке лежала запасная канализационная труба. Залезет в нее – и спит. Жена с крыльца: «Альберт! Альберт!» А он и ухом не ведет. Семечки обожал. У него всего два зуба было, один вверху, другой внизу, но грыз виртуозно. Вокруг вечно все в шелухе было».

Ей Богу, это я не к тому, чтобы как-то уязвить знаменитого, тем более давно покойного, тренера, или «осудить порок». В конце концов, как говаривал один уважаемый генерал: «Женщины и водка – не компромат для офицера!», и я абсолютно согласен с этой ставшей крылатой сентенцией. Это я к тому, что жизнь такая, какая она есть. И вовсе не нуждается ни в приукрашивании, ни в очернении. Поэтому какое-то там «диссидентсво» или даже «протест против советского режима» Вольрату (о чем я как-то прочитал в эстонской прессе) приписывать не надо. Выдумывать подобное в «неошумерском» стиле, право слово, и не по-европейски, и не «по-пацански». Гениальные люди, какие бы им слабости ни были присущи, в неумных и неуклюжих оправданиях не нуждаются!

…После вынужденного ухода из «Спартака» Альберт Хенрикович вернулся на Родину, где тренировал местные команды, включая, самый известный тамошний клуб советских времен – таллиннский «Калев», игравший в классе «Б». Затем, перед пенсией, работал в детско-юношеских спортивных школах Эстонской ССР. Умер он в Таллинне в 1978 году.

 

P.S.

В этом году две вольратовские даты – 115 лет со дня рождения и 40 лет со дня кончины. Это самый титулованный эстонский футбольный специалист европейского уровня, талантливейший спортсмен-универсал, умница-интеллигент. Весьма неординарная для своего времени личность и один из самых интересных за всю историю тренеров в советском футболе, который дважды подряд приводил «Спартак», переживавший в сороковые трудные времена, к выигрышу Кубка и заложил основы будущих успехов клуба в пятидесятых. Именно при нем зародился фирменный стиль игры красно-белых – умение играть в пас, знаменитая спартаковская «карусель»…

В совсем не футбольной, вновь ставшей независимой Эстонской Республике знаменитого земляка помнят. В тамошних СМИ периодически о нем выходят статьи, а с 2013 года по окончании футбольного сезона лучшему тренеру года вручают приз имени Вольрата. В считающей себя футбольной России, к которой Альберт Хенрикович также имеет самое прямое отношение, его имя практически полностью несправедливо забыто. Вспомним же этого хорошего человека из славной когорты «гладиаторов»!

 

Михаил ВАСЬКОВ

Таллинн-Москва



Другие новости


Михаил Васьков: Продолжаю рассказ о Выборге... (письма из провинции)
Михаил Васьков: Выборг - город, где встречаются цивилизации (Письма из провинции)
Михаил Васьков: Как на праздник Народного Единства Гаспарян отдавал Карелию Финляндии

Новости портала Я РУССКИЙ