Александр Палладин: В Плёсе не слышны даже шорохи...

Александр Палладин: В Плёсе не слышны даже шорохи...

08/08/2018 12:02

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU В конце июня посчастливилось (именно посчастливилось!) попасть на пару дней в Плёс. Много до этого слышал о нём, и всё же не представлял, какое это чудесное, исконно русское поселение, которое так влекло знаменитых предков.

 

«Райский уголок», «дивное место», «души отдохновенье», «здесь Русью пахнет»… Всё это и много чего ещё можно сказать про Плёс, и я чуть было не вставил в заголовок своего фоторепортажа другую строку другого поэта: «Как много в этом звуке…».

В конце июня посчастливилось (именно посчастливилось!) попасть на пару дней в Плёс. Много до этого слышал о нём, 39 годами ранее по пути в Астрахань проплывал мимо на теплоходе, и всё же не представлял, какое это чудесное, исконно русское поселение, которое так влекло знаменитых предков.

Плёс очаровывает своей древней историей (до того, как основать Москву, Юрий Долгорукий возвёл в Плёсе крепость), оглушительной тишиной, словечками «ушкуйники» и «лялявы» (прозвище девиц-неумех), а также видами Волги
и самого города,каким он предстаёт с Соборной горы, где стоят памятник основателю города — сыну Дмитрия Донского, князю Василию I и Успенский собор. (На противоположную гору Левитана, где он написал фрагмент своей знаменитой картины «Над вечным покоем», мы, к сожалению, не попали, но месяц спустя там побывала моя внучатая племянница Марина, сфотографировавшая памятник великому русскому художнику).

Левитану, тем не менее, мы поклонились в его Дом Музей Левитана,где нам вновь несказанно повезло: экскурсию провела Ольга Викторовна Наседкина, женщина редких обаяния, эрудиции и истинной интеллигентности, выражающейся ещё и в умении безупречно владеть родным языком.

Посетили мы и расположенный неподалёку Музей пейзажа с его уникальной экспозицией русской пейзажной живописи. А в свободные часы полюбовались картинками прошлого: панно из фотографий столетней давности, украшающих торец одного из магазинов,Торговой площадью, (три дня спустя в рамках Дачного фестиваля имени Шаляпина там выступили Робертино Лоретти, Джордано Лука и солисты Большого и Мариинского театров), церквями Варвары Великомученицы и Воскресения Христова, а вечером — дивным закатом.

Не желая уподобляться «туристу с тросточкой» (так 55 лет назад один коллега-известинец обозвал известного писателя, который галопом по Европам проехал по двум западным странам и сделал поспешные, по мнению известинца, выводы об их образе жизни), не стану сопоставлять Плёс с другими знакомыми мне российскими городами. Скажу лишь, что резанула глаз Волга, на которой за проведённые в Плёсе часы мы заметили всего один прогулочный пароходик, да ещё при нас ненадолго причалил редкий гость из Москвы — теплоход «Михаил Фрунзе».

На берегу пустынных волжских волн вспомнились те времена, когда на нашей великой Матушке-реке было не протолкнуться судам всевозможных размеров и предназначения, а в конце 19-го—начале 20-го веков именно речное сообщение превратило Плёс в дачный город-курорт, где отдыхали Шаляпин, Репин, Саврасов и многие другие знаменитые соотечественники.

Завершить же свой фоторепортаж хочу стихотворением Ольги Викторовны Наседкиной:

Постой, прохожий! Тропкой торной
Куда ты вышел? Осмотрись:
Ты в Плёсе, на горе Соборной,
Здесь не спешат, остановись!
Прислушайся, дай волю птицам
Здесь щебетать, галдеть, свистеть,
А ветру — над горой резвиться,
В ветвях играть, листвой шуметь,
Взлетать к колоколам собора,
Крестов касаясь, в облака,
А с неба — вниз, с горы на гору,
В долину, где блестит река,
Где ветер плещется, ныряет
И снова, напоён водой,
На незабудках оседает 
По склонам пеной голубой,
Где бабочки в цветах мелькают,
Шмели гудят среди листвы,
Где одуванчики сияют
На сочной зелени травы...
В былые времена свистели
Там стрелы чёрные врагов,
Деревья и дома горели,
Лилась на эту землю кровь...
Представь себе, как было страшно:
Ворота рушатся, трещат
Из сосен рубленные башни,
И стены крепости горят,
Конюшни в пламени, амбары,
А люди мечутся, кричат,
И деревянный храм пожаром,
Как вся земля вокруг, объят...
Свечой горящей, птицей с ветки
Храм вознесётся в мир иной,
Туда, где души павших предков,
Что защищали дом родной,
Что станут за тебя молиться,
За вечный храм, за новый Плёс,
За божий свет, что будет литься
На белые стволы берёз,
Травой заросший вал, рябины,
Строй лип, шиповника кусты,
И фантастический, картинный
Пейзаж заречья. С высоты
Горы Соборной — ближе к небу:
Раскинешь руки — и лети
Туда, где ты ни разу не был!
Попробуй городок найти
С таким же вот необозримым
Размахом леса и холмов,
И на воде — неповторимым
Отображеньем берегов!
Всё будет видеть эту горку,
Закатный свет, стволы берёз,
Заречье, Шохонку, Соборку,
Единственный, любимый Плёс!

Александр Палладин

Фото автора

На фото Ольга Викторовна Наседкина.



Другие новости


К столетию великого артиста Михаила Андреевича Глузского
Протоиерей Владимир Вигилянский: Храмофобы перешли к решительным действиям
Екатерина Домбровская: Годунов наш!

Новости портала Я РУССКИЙ