Август 91-го года большинство россиян расценивает как величайшую трагедию. Почему?

Август 91-го года большинство россиян расценивает как величайшую трагедию. Почему?

15/08/2018 12:17

Омск,Владимир Вольвач, NEWS.AP-PA Август 91-го года большинство россиян все еще расценивает как величайшую трагедию, что показал очередной социологический опрос Левады-центра. Всего лишь 6% оценивают его как "демократическую революцию".


В связи с этим остается актуальным вопрос: можно ли исправить ошибку? Можно ли возродить СССР?
Боящиеся призраков прошлого забывают о некоторых вещах. СССР был прежде всего идеологическим государством, вся его социально-политическая система, весь потенциал держался на силе идеи, в экономике и общественной жизни господствовало не экономическое, а идеологическое принуждение.
Мало этого – идеология эта носила религиозный характер, потому что держалась в конечном итоге не столько на научном обосновании, сколько на Вере – пусть это даже была вера не в Господа, а в пришествие Царства Божия, именуемое коммунизмом. И это был не столько коммунизм Маркса, сколько то царство всеобщей социальной справедливости и праведности жития, которое тысячу лет лежит в основе русского национального самосознания. И неважно, что в 20 веке его обоснование было осуществлено в иной - марксистской - понятийной системе.
Следовательно, два условия были необходимы для существования СССР – вера со стороны общества в идеологию и доверие властям, которые эту идеологию поддерживают, развивают, реализовывают.
Оба этих условия были исчерпаны в 60-е годы, хотя идеологический кризис начался еще ранее, после смерти Сталина. Хрущевская оттепель была как раз попыткой модернизировать догматы, которые не выдерживали столкновения с той действительностью, которую миллионы советских людей увидели за рубежами нашей Родины в годы великой Отечественной войны. Стоит упомянуть, что идеологические догматы царской империи также не выдержали столкновения с той действительностью, которую принесла стране первая индустриализация – результатом стал Великий Октябрь.
Хрущевские реформы лишь ускорили кризис. Брежневская эпоха была уже безвременьем, когда страна плыла по теченью и не тонула лишь благодаря спокойной погоде. Первый же шторм пустил судно ко дну.
Вот и сегодня разговор о «реставрации» необходимо начинать с вопроса – есть ли идеология, которая способна стать основой новой империи, причем, такая, которая могла бы увлечь миллионы не только русских, но и постсоветских граждан? А если точнее - есть ли соответствующая 21-му столетию понятийная система, выражающая все ту же суть - государство социальной справедливости? Есть ли соответствующее доверие в обществе к тому, что власть тоже привержена этой идее? Если нет – разговор можно считать бессмысленным.

Владимир Вольвач

Фото с сайт pokazuha.ru


Другие новости


Андрей Столяров: Большинство политиков пытается разрешить новые проблемы старыми методами
Андрей Столяров: Нынешняя элита, видимо, полагает, что «времени дожития» страны на ее век хватит
Марина Кудимова: Лев и зайцы (о предсказаниях в политике и поэзии)

Новости портала Я РУССКИЙ