Александр Палладин. С прадедом на Русско-японской войне (часть 2-я — «На фронт»)

Александр Палладин. С прадедом на Русско-японской войне (часть 2-я — «На фронт»)

31/08/2018 00:30

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU В мае Великолукский полк посетил сам Государь Импертор, а уже 6-8 июня полк, в котором числились 59 офицеров и классных чинов, 4232 нижних чина отбыл на фронт. 

24 апреля 1904 года в Великолуцком полку объявили мобилизацию, и (продолжаю цитировать «Краткую историю полка»)«6-е мая ознаменовалось для полка редким счастием представиться на смотр своему Верховному Вождю Государю Императору Николаю II. Бригада построилась к 2-м часам дня на плацу перед лагерем в полном походном снаряжении, 12-й полк левее 11-го Псковского. Люди были одеты в мундирах, 9-я рота в рубахах защитного цвета. Колокольный звон возвестил прибытие Государя в город. Сначала прибыли к полкам Августейший Командующий войсками Московского военного округа Великий Князь Сергей Александровичв сопровождении Командира 17-го армейского корпуса генерала от кавалерии Барона Бильдерлинга и свиты… Вскоре прибыл Государь Император, встреченный восторженными криками “ура” огромной толпы народа». 

Николай II«объехал полки, приветствуя их и напутствуя пожеланиями победы и скорого возвращения.Ответом было громкое, долго не смолкавшее “ура”. Затем полки прошли церемониальным маршем и удостоились Высочайшей похвалы. Прощаясь, Государь Император благословил полк иконой Спасителя, передав её коленопреклонённому Командиру полка Полковнику де-Витт, как своё и Государыни Императрицы благословение для постоянного сопутствования в походе и боях.

 

Прослушав молебствие в бригадной лагерной церкви, Его Величество изволил отбыть, провожаемый долгими криками “ура”. По случаю Высочайшего смотра призванные из запаса нижние чины были отпущены на 3 дня к своим семьям.

 

…1-го июня, в 11 ч. у., на лагерном плацу у Бригадной церкви представители Тульского городского управления и тульского Общества хоругвеносцев поднесли полку иконы с напутственным благословением на предстоящий поход. Молебствие совершал епископ Тульский и Белевский Питирим, благословивший всех офицеров и нижних чинов нагрудными иконками Св. Николая. В этот же день вечером всем офицерам полка был предложен представителями города хлеб-соль в Тульском дворянском собрании. Проводы носили сердечный характер, были высказаны наилучшие пожелания и надежды.

 

2-го июня, в 10 часов утра, представители Тульского дворянства напутствовали полк иконой и молебствием, совершённым епископом Питиримом в лагерной церкви. Затем офицеры были приглашены на завтрак в Дворянское собрание, где также произнесено много горячих речей, выражавших историческую связь дворянства с армией и то взаимное уважение и любовь, которые создались двенадцатилетним пребыванием полка в Туле.

 

…От города Тулы и Красного Креста нижним чинам выдали пакеты с чаем, сахаром, табаком и т. п. предметами, обеспечившими их на весь далёкий путь».

 

6-8 июня шестью эшелонами полк, в котором числились 59 офицеров и классных чинов, 4232 нижних чина, 71 верховая и 325 обозных лошадей, отбыл на фронт. Каждый из четырёх основных эшелонов, рассчитанных на 10-11 офицеров и 932 нижних чина, состоял из 1 классного вагона для офицеров, 24 людских для нижних чинов, 1 вагона-кухни, 4 конских вагонов и 4 платформ. Двумя отдельными эшелонами на Дальний Восток отправились командный состав и дивизионный обоз.

 

Поезда подавали на ст. Тула Сызрано-Вяземская за 2 часа до отбытия. «Даже в ранние часы посадки к вокзалу стекалась огромная толпа народа. Родные и знакомые офицеров и нижних чинов считали долгом высказать последнее напутствие, пожелания и надежды…Отход поездов сопровождался долгими криками “ура”, заглушавшими рыдания женщин и детей».

 

По семейному преданию, перед посадкой в свой эшелон Афанасий Илларионович прощался с близкими так, словно предчувствовал, что отправляется на верную смерть. Дома, в Туле, он оставил жену Софью Николаевну и семерых детей мал мала меньше (самая старшая из них — моя бабушка — ещё не достигла совершеннолетия).

 

Продолжим, однако, читать «Краткую историю 12-го Великолуцкого полка»: «Последствия прощания были очень заметны: традиция — и с горести, и с радости — пить была соблюдена в полной мере. В нескольких случаях были применены строгие наказания. Но скоро семьи и родные поля оказались позади, и мало-помалу поезд обратился в подвижную казарму, в которой строго соблюдался установленный порядок внутренней службы. Эшелоны следовали, перегоняя друг друга несколько раз. Благодаря частой смене впечатлений, скоро изгладилось грустное настроение, навеянное смутным сознанием, что, быть может, всё родное, близкое покинуто навсегда. Люди стали бодры, веселы. Из вагонов раздавались песни, громкий смех, гармоника.На стоянках к вокзалам стекался народ. Устраивались хороводы, пляски. Особенное оживление бывало на стоянках эшелона со штабом полка, при котором следовал полковой оркестр. Оживление это доставляло подчас дежурному по эшелону немало хлопот по сбору людей к отправлению поезда; бывали и отставшие, но в небольшом числе.

 

…Дневки были назначены в Челябинске, Оби (Ново-Николаевске) и Иннокентьевской. В Челябинске, через неделю после отправления из Тулы, собрались почти все эшелоны. Людей вывели из вагонов и разместили в переселенческих бараках. Вымылись в бане.

 

…Дальше потянулась бесконечная Сибирь, поражавшая своим простором и привольем. Приходилось не раз слышать, как солдаты говорили между собой: “Сколько земли у нашего ЦАРЯ!”. Они увидели наконец ту далёкую и неведомую Сибирь, которая и пугала, и манила к себе наш народ. Многоводный Иртыш невольно напомнил первого завоевателя Сибири Ермака Тимофеевича. Воображению легко представились те чрезвычайные трудности, с которыми приходилось ему бороться при движении в этой и теперь ещё дикой стране и по сравнении с которыми наше движение, тяготившее нас своей медленностью, было необычайно быстрым и комфортабельным».

 

Те, кто хоть раз пересекал нашу страну с запада на восток или обратно пусть даже не поездом, а самолётом, представляют себе, насколько она необъятна. А каково было моему прадеду и большинству его однополчан, впервые в жизни выехавшим за пределы Московского военного округа, который на карте Российской империи выглядел малюсеньким пятнышком!..

 

«20-21 июня проследовали через ст. Обь. Бани не было: люди купались и мыли бельё в реке».

 

Ещё неделю спустя добрались, наконец, до Байкала. Годом раньше была открыта  Транссибирская магистраль, по которой из Москвы до Дальнего (ныне — Далянь) можно было доехать за 13-14 суток, если следовать скорым поездом. Эшелоны с Великолуцким полком, однако, шли вдвое медленнее. К тому же, пока 18 сентября 1904 года не вошла в строй Кругобайкальская железная дорога, переправляться через Байкал были вынуждены на паромах.

 

«По прибытии на ст. Байкал каждому эшелону приходилось ждать посадки на пароход 3-4 часа…Переправа производилась на ледоколе “Байкал” (паровой паром-ледокол российского флота, действовавший на озере Байкал в 1899-1918 годах — А. П.). Большая часть вагонов с грузами и лошадьми вводилась на нижнюю палубу парохода; платформы же разгружались, повозки на руках вкатывались на пароход. Люди помещались на верхней палубе.

 

Некоторым эшелонам пришлось переправляться через Байкал ночью. Уже с начала сумерек над озером поднимался густой, непроницаемый туман. Становилось холодно и сыро. На открытой палубе всё покрывалось влагой. Вопль сирен, береговых и судовых, раздавался непрерывно. Казалось, звуки эти неслись откуда-то из глубины».

 

Прадеду и его однополчанам ещё повезло: их отправили на Дальний Восток летом. Война же началась ещё зимой, и поезда шли через Байкал по положенным прямо на лёд рельсам, но по ним переправляли только боеприпасы и артиллерию. При этом паровозов не хватало, иные из них уходили на дно, так что на другой берег озера вагоны приходилось перегонять и с помощью конной тяги.

 

Личный же состав через Байкал везли на санях (27 февраля 1904 года — в 50-градусную стужу),

а когда мороз ослабевал, топали 40 вёрст пешком.

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН

 

 

Продолжение следует.

 

Фото из семейного архива и с сайтов поисков.рф    oldvladivostok.ru  warspot-asset.s3.amazonaws.com         samoupravlenie.ru static.tildacdn.com         selfie.cards



Другие новости


Александр Палладин. Наследие Льва Толстого (из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Малоизвестное о полузабытой Русско-японской войне
Александр Палладин. Шило в заднице

Новости портала Я РУССКИЙ