Александр Палладин: Агитпроп времён Русско-японской войны

Александр Палладин: Агитпроп времён Русско-японской войны

05/09/2018 00:15

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU В конце1903 года Главный штаб в докладной записке Николаю II обобщил имевшуюся на тот момент разведывательную информацию - Япония полностью завершила подготовку к войне.

В конце декабря 1903 года Главный штаб в докладной записке Николаю II обобщил всю имевшуюся на тот момент разведывательную информацию. Из неё следовало, что Япония полностью завершила подготовку к войне и ждёт лишь удобного случая для нападения. При этом русская военная разведка сумела практически безошибочно установить и точную дату начала войны. Тем не менее должных мер со стороны Николая II и его окружения не последовало. Государь пренебрежительно называл японцев макаками, а его генералы — «желтолицыми» и «косорылыми», и хоть это говорилось лишь при закрытых дверях, шапкозакидательское отношение к Стране восходящего солнца передалось всему российскому обществу, где возобладали ожидания скорой победы на мореи суше.

 

«От начальства приказ был дан: запасны шапки брать, чтоб было чем японцев закидывать, ружей, мол, на всех не хватит», — иронизировал по этому поводу писатель-сказочник Степан Писахов по прозвищу «Северный Мюнхгаузен».С другого конца Российской империи Порт-Артур выглядел неприступной крепостью, а грядущая война — лёгкой прогулкой.

 

О таких настроениях наглядно свидетельствовали не только выполненные в жанре лубка рисунки,

но и подписи к ним — например, сочинённая Владимиром Гиляровским: «Эй, Микадо, будет худо, перебьём твою посуду, разнесём дотла. Тебе с нами драться трудно, что ни день, то гибнет судно — славные дела! Будь умнее поскорее, вылезай-ка из Кореи, береги свой флот! Поучись, как ходят раки, утекай-ка в Нагасаки задом наперёд!».

 

Примечательно, что на большинстве агитплакатов за спиной у супостата непременно фигурировали его покровители (или, вернее сказать, подстрекатели?) Джон Буль и Дядя Сэм.

При этом аллегорический персонаж, олицетворявший США, изображали алчным, циничным субъектом, рассчитывавшим заработать на чужой крови.

 

Так или иначе, лубки пользовались большим спросом. Ими бойко торговали на улицах,

а в домах их вешали на видном месте и хранили в альбомах.

 

Японский агитпроп в долгу не остался, естественно, подавая вооружённый конфликт с Россиейна свой лад,порой скабрёзный.

 

Европейские СМИ в этой, информационной войне вели себя в соответствии с позицией своих правителей. Французы либо соблюдали нейтралитет,либо относились к решению России дать Японии бой с пониманием, даже сочувствием,да ещё и Джона Буля с Дядей Сэмом изображали на наш манер.

 

Зато«американская пресса поддерживала действия японцев, изображая Россию образцом восточного варварства, — говорится в статье С. В. Пышнограева “Иностранная пресса о действиях российского военно-морского флота в русско-японскую войну 1904 – 1905 гг.”.(То же самое можно сказать о британской печати того времени). — Подобные настроения легко прослеживаются по карикатурам, размещённым в североамериканских газетах. Так, в американском журнале Life была размещена карикатура, в которой Дядя Сэм в самурайских доспехах жмёт руку японцу в европейской одежде, говоря при этом: “Дорогой мой человечек, если ты — янки Востока, то я хотел бы быть японцем Запада».

 

Фото с сайтов              anticvarium.com    alamy.com

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



Другие новости


Александр Палладин. Наследие Льва Толстого (из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Малоизвестное о полузабытой Русско-японской войне
Александр Палладин. Шило в заднице

Новости портала Я РУССКИЙ