Александр Палладин: Агитпроп времён Русско-японской войны

Александр Палладин: Агитпроп времён Русско-японской войны

05/09/2018 00:15

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU В конце1903 года Главный штаб в докладной записке Николаю II обобщил имевшуюся на тот момент разведывательную информацию - Япония полностью завершила подготовку к войне.

В конце декабря 1903 года Главный штаб в докладной записке Николаю II обобщил всю имевшуюся на тот момент разведывательную информацию. Из неё следовало, что Япония полностью завершила подготовку к войне и ждёт лишь удобного случая для нападения. При этом русская военная разведка сумела практически безошибочно установить и точную дату начала войны. Тем не менее должных мер со стороны Николая II и его окружения не последовало. Государь пренебрежительно называл японцев макаками, а его генералы — «желтолицыми» и «косорылыми», и хоть это говорилось лишь при закрытых дверях, шапкозакидательское отношение к Стране восходящего солнца передалось всему российскому обществу, где возобладали ожидания скорой победы на мореи суше.

 

«От начальства приказ был дан: запасны шапки брать, чтоб было чем японцев закидывать, ружей, мол, на всех не хватит», — иронизировал по этому поводу писатель-сказочник Степан Писахов по прозвищу «Северный Мюнхгаузен».С другого конца Российской империи Порт-Артур выглядел неприступной крепостью, а грядущая война — лёгкой прогулкой.

 

О таких настроениях наглядно свидетельствовали не только выполненные в жанре лубка рисунки,

но и подписи к ним — например, сочинённая Владимиром Гиляровским: «Эй, Микадо, будет худо, перебьём твою посуду, разнесём дотла. Тебе с нами драться трудно, что ни день, то гибнет судно — славные дела! Будь умнее поскорее, вылезай-ка из Кореи, береги свой флот! Поучись, как ходят раки, утекай-ка в Нагасаки задом наперёд!».

 

Примечательно, что на большинстве агитплакатов за спиной у супостата непременно фигурировали его покровители (или, вернее сказать, подстрекатели?) Джон Буль и Дядя Сэм.

При этом аллегорический персонаж, олицетворявший США, изображали алчным, циничным субъектом, рассчитывавшим заработать на чужой крови.

 

Так или иначе, лубки пользовались большим спросом. Ими бойко торговали на улицах,

а в домах их вешали на видном месте и хранили в альбомах.

 

Японский агитпроп в долгу не остался, естественно, подавая вооружённый конфликт с Россиейна свой лад,порой скабрёзный.

 

Европейские СМИ в этой, информационной войне вели себя в соответствии с позицией своих правителей. Французы либо соблюдали нейтралитет,либо относились к решению России дать Японии бой с пониманием, даже сочувствием,да ещё и Джона Буля с Дядей Сэмом изображали на наш манер.

 

Зато«американская пресса поддерживала действия японцев, изображая Россию образцом восточного варварства, — говорится в статье С. В. Пышнограева “Иностранная пресса о действиях российского военно-морского флота в русско-японскую войну 1904 – 1905 гг.”.(То же самое можно сказать о британской печати того времени). — Подобные настроения легко прослеживаются по карикатурам, размещённым в североамериканских газетах. Так, в американском журнале Life была размещена карикатура, в которой Дядя Сэм в самурайских доспехах жмёт руку японцу в европейской одежде, говоря при этом: “Дорогой мой человечек, если ты — янки Востока, то я хотел бы быть японцем Запада».

 

Фото с сайтов              anticvarium.com    alamy.com

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



Другие новости


Александр Палладин. Послезавтра была война (окончание главы из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Послезавтра была война (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Незабываемый парад (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

Новости портала Я РУССКИЙ