Дмитрий Епишин. "Альфа и Омега". Альфа и Омега

Дмитрий Епишин.

30/09/2018 00:15

Москва, Дмитрий Епишин, NEWS.AP-PA.RU Продолжаем публиковать главы из культового романа "Альфа и Омега", Дмитрия Епишина, генерала-лейтенанта Службы внешней разведки в отставке.

26. Альфа и омега

В тот день, когда Президент России Борис Ельцин подписал указ о запрете КПСС, Збигнев Жабиньский был вызван к Президенту Бушу. Президент сидел в Овальном кабинете в окружении своих ближайших соратников — госсекретаря Джейса Бейкера и директора ЦРУ Уильяма Вебстера. Обсуждали положение в СССР. В комнате витало радостное настроение. Там, в Москве, все складывалось наилучшим образом.

— Заходи, заходи, старый друг! — приветствовал Жабиньского Джорж Буш.— Ты слышал, что мистер Бен запретил партию коммунистов? Каково!? Это надо вспрыснуть!

Коллективные выпивки в Овальном кабинете были большой редкостью. Такого не водилось ни при одном президенте. Правда, в одиночку или в узком кругу кое-то из хозяев Белого дома, бывало, грешил. Особенно Ричард Никсон, слабоватый до спиртного... Но тут случай особый. На столе появились бутылки с виски и джином, содовая, орешки. Читателю, который, может быть, едва помнит запрет КПСС в нашей недавней истории, покажется удивительной непомерная радость главных людей большого американского народа. Неужели это такое великое событие? Ну, опростоволосилась советская ведущая и направляющая сила, ну, запретили ее. Всем все ясно. Чего особенно веселиться-то? Однако посмотрим на это дело с изнанки.

Ведь никто не отрицает, что во всем есть светлая и темная сторона. Так что же такого интересного кроется на темной стороне КПСС, какие твари копошатся в темноте, не бесы ли это? И точно, бесы! Это они, хвостатые, ее породили в ту пору, когда принялись столп самодержавия раскачивать. Вообще-то задумка у них давняя была! Еще в ту пору, как объявили Русь Третьим Римом, после крушения Византии, они за нас взялись: ах, вы — Третий Рим, вы — оплот мирового Православия, вы — бастион Вашего Бога!? Ну, держитесь! И стали раскачивать. Долго потели, но своего постепенно добивались. Очень хотели царей согнать и устроить в лапотном Третьем Риме один большой каганат, да такой, чтобы ни одна свинья больше о бастионе их Бога хрюкнуть не посмела! В пособники дураков и мерзавцев навербовали. Дураки верили, что вместе с бесами царство свободы построят, а мерзавцы тоже власти хотели, как и сами рогато-хвостатые. Но дело шло с трудом. Стоял Третий Рим, скрипел, но стоял. Стоял до тех пор, пока они не смекнули: мало только над самодержавием глумиться, мало «свободой, равенством и братством» мужику башку дурить. Тупой он, не понимает, о какой радости ему говорят. Надо по-другому мужика на свою сторону приманивать.

А чем его приманишь? Известное дело, обещаниями. Про землю и про свободу. Тут по случаю еще и обещание про мир подвернулось. С землей получилось, мужик до земли очень слаб. Приманили его, на столп науськали, да и опрокинули это самое самодержавие. А потом сказали, что про землю и свободу наврали. И чтобы мужик правильно этому делу обрадовался, стали его душить. Короче, все по плану, одна радость, да и все. Оттянулась нечисть в те славные времена по полной разметке. Сколько храмов повзрывали, сколько душ сгубили, сколько икон пожгли и в нужниках утопили — не счесть, не оплакать. А какие адовы печи запылали! К примеру, в Донском монастыре крематорий из года в год денно и нощно трупы заглатывал, кои чекисты обозами подвозили. Все как в преисподней! Сколько их тогда по Третьему Риму чадило, таких крематориев! Вот так лапотным наследникам Иисуса бесы мстили.

Но народ, особенно русский, он тупой, как пробка. Ему прямо в лицо говорят: мы твоего Бога и твоих святых уничтожаем. А он вместо того, чтобы за топор, или «... как же можно...!» в бесовскую партию вступает. Вступает и вступает, и никто из бесов ничего не может понять. Тут тогдашний временно исполняющий обязанности Сатаны по России и соседним районам, грузин один усатый, тревогу забил. Пропорция бесов в партии, понимаете ли, стала резко падать. Ввели квоту, а кривая все равно вниз идет. Появились организации, в которых бесов совсем не представлено. В этих ячейках на полном серьезе стали светлое будущее строить!

Вот ведь что мужик удумал! Я, говорит, поддержу царство свободы обеими трудовыми руками и войду в вашу партию, чтобы спокойно себя чувствовать. И просто жутко разбавил собой стройные ряды нечисти. Тут Усатый стал быстро пропорцию подравнивать, чтобы, как говориться, контроль не потерять. Немало он всяких больших и мелких членов в могилки положил, только ведь народ не подравняешь. Он сам кого хочешь подравняет. Короче говоря, чем дальше, тем меньше бесовщины в бесовской шарашке, а тут еще война случилась, ну просто стало партии от нее светлеть. А потом и самого Усатого рука ближайших соратников прибрала, таких же хвостатых, как и он сам. Устроили они ему апоплексический пинок на тот свет. Бесы, что с них возьмешь. Ну, а после того, как Усатый окочурился, в России полный бардак начался.

Мужики бесов погнали в шею. Кого в лагеря, кого на пенсию, кого к его чертовой матери — можно сказать, ни одному убийце или садисту под руководящим столом спрятаться не удалось. Разве не обидно! Такая сила, придуманная для совсем других целей и уже натворившая горы бесовщины, взяла да и стряхнула с себя всех этих гадов, и рванула в царство свободы как порвавшая узду лошадь. Вот когда Невидимый Гад за голову схватился, вот когда он завыл. Это было поражение так поражение!

И началась новая война за эту партию. Ох, какая война! Все возможное надо было сделать, чтобы она завшивела, чтобы опять нечисть в ней расплодилась. А то ведь они, лапотники эти, каким-то нутряным чутьем своим так все переиначили, что и жить недурно стали и собираются еще лучше зажить. У них уж и фактический социализм на горизонте засветил. Царство свободы, мать его! А ведь не дураки бесы. Знают, что как только лапотник на ноги встанет, по-человечески заживет, так про Третий Рим обязательно вспомнит!

Тяжелая была борьба, с победами и поражениями. Какой только хитрости, какой только подлости нечисть не выдумывала. Каких денег не жалела! Но выиграли, выиграли-таки историческую схватку. Населили ведущую и направляющую мерзопакостью и, опять же, дураками. Слава Невидимому Гаду, завели они ее по самые уши в дерьмо. Во главе с Мишунькой Меченым. Слава, слава. Теперь пропадет ведущая и направляющая. Вернутся бесы хозяевами и окончательно закопают остатки Третьего Рима во сыру землю. Закопают, плечи расправят и вывернут прямо в небо, туда, где предполагается местонахождение их Бога, огромный лохматый кукиш. Ты надеялся, что ведущая и направляющая однажды к тебе прирулит и о Третьем Риме вспомнит? Накося, выкуси! Наша взяла!

Так что в Вашингтоне гулянье было в разгаре. Правда, и о делах не забывали разговаривать.

Председательствовал теперь уже почти Президент Земного Шара Джорж Буш Старший:

— Ну-ка, пусть директор нашего славного ЦРУ изложит нам свой взгляд на ситуацию.

— Ситуация посложней, чем ее хочет преподнести мистер Бен. Понятно, коммунисты уже не те. Красные боссы везде прячутся от народа, потому что пресса их заклевала. Наши агенты из разных мест сообщают, что эти боссы не собьются в волчью стаю против Бена. Конечно, сама КПСС за ночь не растает. В ней еще полно народу и они будут искать какие-то решения. В любом случае, такие айсберги бесследно не исчезают, пара-другая плавучих глыб от нее останется, но это нас мало волнует. Вопрос в другом. Там у них есть ребята посерьезнее, чем партийные боссы. Это — директорский и генеральский корпус. Как только Бен приступит к развалу, они окажутся не у дел. Эти могут пойти на него в атаку.

Теперь еще кое-что. Водевиль с ГКЧП особенного протеста против коммунистов не принес. Россия как спала, так и спит, несмотря на весь визг в эфире. Поэтому за Беном сегодня не так много народу. Он как соломенное пугало — любой серьезный ветер его опрокинет.

— Спасибо, Уильям. Теперь ты, Джеймс. Что ты нам можешь сказать?

— Может быть, у меня нет таких обширных сведений, как у ЦРУ. Но преувеличивать потенциал красных директоров не следует. На сегодняшний день и они, и генералы уже досыта нахлебались перестройки, которую рассматривают как продолжение социализма. Самая большая наша удача, между прочим, состоит в том, что во всем, происходящем в их стране, русские винят только себя. Они еще не догадываются, что управление общественным сознанием совсем не сказка. Поэтому они не будут воевать за ту систему, которая привела страну на край пропасти. А вот заговор против Ельцина лично, как нового вождя, возможен. Они же понимают его настоящую цену, и, как знать, могут решиться на выпад. Вот тут нашим шпионам, я думаю, придется поработать без белых перчаток. Ведь там, в России, есть очень сильные фигуры, которых и устранить не грех…

— Ну да, конечно! Сейчас же высылаю в Москву полк Джеймсов Бондов с лицензией на отстрел красных генералов, — саркастически парировал Уильям Вебстер. — Видимо, мистер Бейкер забыл, что в США существует специальный закон, запрещающий физическую ликвидацию иностранных политических деятелей.

— Хорошо, что не все ваши покойники об этом знают, Уильям, — в том же тоне ответил Бейкер,— иначе они вчинили бы тебе судебный иск за нарушение закона при их отправке в мир иной. Уж в нашей-то компании мы можем говорить откровенно.

— Ну, а если откровенно, то у меня и мысли нет превращать СССР в охотничий заповедник. Себе дороже. Такие операции всегда были исключениями из правил. Помогать Бену нужно другими способами.

— Успокойтесь коллеги, — подал голос Жабиньский. — Можно, я выскажу свое мнение, господин президент?

— Конечно, Збигнев, за тем ты сюда и приглашен.

— О'кей. Начнем с запрета партийной машины. Ясное дело, что это серьезный шаг. В России еще не все спились, и есть парни, соображающие, что Бен ведет ее к развалу. Но о них можно забыть. Главное не в них. Главное в том, можно ли поднять homo sovetikus на бунт. Ведь сами генералы или директора ни электричества, ни газа, ни железных дорог перекрыть не смогут. Им нужны массовые исполнители. Чтобы оценить такую возможность, посмотрим на состояние русских мозгов. Все данные, которые мы получаем в последние два года из СССР, говорят о том, что наш неутомимый труд не пропал даром. Конечно, не без участия Горбачева и иже с ним. Сознание их населения шизофренировано, то есть, расщеплено. Рядовой русский не различает реальные, виртуальные и фиктивные ценности. В его голове царит хаос. Результаты опросов населения подтверждают мои выводы. Например:

— Большинство русских выступает за неограниченную гласность в обществе. Можете себе представить такой тотальный контроль общества за любым и каждым? Они даже не понимают, что неограниченная гласность нарушает элементарные права человека.

— Большинство русских считает, что введение частной собственности в торговле приведет к изобилию товаров. Каково? Будто товары производятся продавцами.

— Ну, и просто смешно, когда русские ученые требуют, чтобы государство вообще отказалось от запрета на любые формы собственности. Ученые! Это ли не успех, если их ученые требуют свободы любых форм собственности, в том числе, видимо, крепостной и рабовладельческой.

И так везде. Например, они абсолютно не видят, какой обвал повлечет за собой отказ от общественной собственности. Русские просто не увязывают логические концы.

Думаю, что у народа с таким состоянием мозгов способность к организованному выступлению ничтожна. Он пойдет за флейтой Крысолова. Что надо сделать? В первую очередь, включить все оркестры и устроить потрясающий джаз в поддержку указа Ельцина об отмене КПСС. Фанфары и литавры на всю Вселенную.

Теперь о директорах и генералах. А они что, не живые люди? Для них КПСС издохла раньше, чем для нас. Они народ верткий, живучий, и приспосабливаются к ситуации, а не борются с ней. На большинстве заводов уже во всю работает мелкий бизнес, от которого немало капает в директорские карманы. Поэтому ничего серьезного не случится.

— Хорошо, Збигнев, — задумчиво сказал президент Буш, — с коммунистами, кажется, все более-менее ясно. Подавляющее большинство поступающих сведений из Москвы говорит о том, что красная идеология уходит из русских умов. Но кто будет внедрять наши концепции? Ведь в России нет никакой серьезной школы. Те русские политики, которые щебечут о рыночной демократии, на самом деле никакого представления об этой демократии не имеют. Часть из них — демагоги, часть — мечтатели, есть и откровенные дураки. Вокруг Ельцина нет нужных людей.

— А разве перед Ельциным стоит такая задача? — желчно ответил Жабиньский. В глазах его загорелись волчьи огоньки. — Зачем в России прогрессивное хозяйство и социальное благополучие? Здесь надо сто раз подумать. Я всегда повторял и не постесняюсь повторить снова: АЛЬФОЙ и ОМЕГОЙ нашей стратегии является устранение с лица земли православной цивилизации. Очень хочется, чтобы эту мысль, наконец, усвоили и наши президенты. Ведь сейчас я, как попугай, повторяю то, что говорил еще Джонсону, Никсону, Рейгану. Эта линия должна передаваться из рук в руки от президента президенту. Православная цивилизация должна быть устранена потому, что она является врагом американской цивилизации, а духовно неизмеримо ее сильнее. Если мы вовремя ее не придушим, то проиграем гонку двух миров.

— Что-то непонятно, Збигнев, — вмешался директор ЦРУ, — где это ты усмотрел на советской свалке православную цивилизацию, которая вдобавок сильнее жизнеутверждающего американского духа?

— Я ее там усмотрел там, Уильям, где ее просмотрело ЦРУ. Чтобы хоть что-то уразуметь, поезжай на православную пасху к Гробу Господню и посмотри, как появляется благодатный огонь. Этот огонь, мой друг, не появляется ни на Песах, ни на католическую пасху. Как ты думаешь, это серьезно? Я убежден, что серьезней некуда. Уж коли мы собрались говорить друг другу правду, то должны признать, что избранным народом все-таки является тот, которому Бог посылает свой Благодатный Огонь. Наши предки этого не поняли.

В результате обрекли и себя и нас на борьбу с этим народом. Теперь у нас нет другого пути, кроме борьбы и победы. Православный дух сильней американского потому, Уильям, что американский дух может дать человеку в лучшем случае счастье кролика, сидящего на крольчихе и жующего капустный лист. А православный... Ты никогда не думал, что апостолы, погибшие в страшных муках за Христа, были православными? Это были очень простые люди, а вера подняла их до небывалого масштаба.

Поэтому, чтобы понять, в каком мире ты сегодня находишься, поезжай в Россию, полюбуйся на сотни мироточащих икон и на небесный луч в глазах людей, стоящих в храмах. Этот луч — отблеск Благодатного огня. Он делает их духовным магнитом. А в наших церквах негры вытрясают из себя излишки секса под свои там-тамы. Можно ли это ставить рядом? Сильная Россия станет новым эпицентром человечества со всеми вытекающими для нас последствиями.

— Ты хочешь сказать, что наша культура проиграет русским? Разве они не смотрят наши фильмы, не поют наши песни, не танцуют (танцуют под наш рок либо слушают наш рок) наш рок? А наша литература, в конце концов?

Жабиньский поморщился, как от зубной боли. Ему страшно не нравились самовлюбленные янки, искренне верящие, что зубную щетку открыли в Америке, а главными героями «Войны и мира» являются Том и Джерри.

— Все вроде бы верно, друг мой. Русские не проявляют такого омерзения к нашим культурным выкидышам, как мусульмане. Они, все-таки, всегда жили рядом. Но не путай духовность с пойлом из основных инстинктов, до которого только и смогло подняться американское искусство. Русские могут угощаться этим дивным напитком сколько угодно, кто-то из них даже подсядет на него. Но своей народной культурой они его не сделают потому, что пахнет неаппетитно.

Нам нельзя недооценивать ортодоксального христианства, джентельмены, ведь именно оно когда-то завоевало мир. Если мы поможем России, то наживем себе большой геморрой. Очень вероятно, что вокруг православия начнут объединяться те, кому не нравится Америка. Я говорю чушь, да? А разве вокруг мусульман они уже не объединяются? И разве православные и мусульмане не близки в главных своих чертах — в неприятии нашего миссионерства? То-то. Вот также начнет собираться осиный рой и вокруг православия, особенно, если оно заявит о себе и в политике. И будет вам новый лагерь врагов, который окажется посильней мусульманского. Ведь у него есть такие летающие штуки с ядерными боеголовками. Понимаете, насколько это опасно? Поэтому Россию необходимо расколоть и разобщить, сделать беспомощной. Повторяю, это АЛЬФА и ОМЕГА нашей стратегии, если мы хотим доминировать среди двуногих.

— Как это здорово звучит! — вмешался директор ЦРУ. — Ликвидировать гигантскую страну, порвать ее в мелкие клочья. Мне, прагматику, куда более мелкие задачи в СССР не по плечу. А что будем делать, мистер Жабиньский, если Россия устоит? Ведь Ельцины приходят и уходят… Тем более, что этот парень сильно пьет. Вот представим себе, что твой план не получится.

— От чего же не получится, — с желчной усмешкой ответил Жабиньский. — Путей-то должно быть несколько. Например, сейчас союзные республики от Москвы уже не зависят, спасибо Горбачеву. Значит, раскол неизбежен. Нам сегодня пора готовить дрова, чтобы подбросить их в этот костер и вызвать цепную реакцию дальнейшего деления. Главное — деления России. Если это состоится, то считайте, что самый главный шаг в устранении русских с карты мира мы сделали. Если по каким-то причинам Россия сохранится, то надо брать под контроль ее экономику.

Не получится это у нашего бизнеса, тогда надо растить местных бизнесменов нашей закваски, продвигать их на ключевые посты. В России полно шустрых еврейских мальчиков, которые не заражены патриотизмом. Если богатства этой страны окажутся в их руках, то можно соединить их с нашими корпорациями, и они выжмут Россию как лимон, а потом выбросят на свалку истории. Уильям, ты же готовишь проект с Джеффри Саксом. Ну и что там у тебя не получается?

— Не так все просто. Понимаешь, у них там довольно много предрассудков против заграничных советников. Сумеет ли его команда проникнуть в Кремль, пока не ясно. Но в любом случае он наращивает через Гарвард связи с окружением Ельцина. Знаешь, консультации, то, да се...

— Пока будет то, да се, не будет ничего. Сегодня имеется уникальная возможность внедрить в русские мозги наш электрод и гнать по нему импульсы разрушения. Не упускай этой возможности, Уильям. Я знаю Джеффри, это типичный еврейский жулик, но в данном случае он как раз то, что надо. Ельцину сейчас нужна команда реформаторов, и Джеффри должен стать их идейным отцом. Вот тогда мы и станцуем все вместе наш любимый танец «шила нагайя».

 

 Дмитрий Епишин

 

Фото с сайта rusplt.ru                            


Другие новости


Дмитрий Епишин:
Дмитрий Епишин.
Дмитрий Епишин.

Новости портала Я РУССКИЙ