Владимир Вольвач: Препятствий к тому, чтобы окончательно утвердиться в роли Третьего Рима не осталось

Владимир Вольвач: Препятствий к тому, чтобы окончательно утвердиться в роли Третьего Рима не осталось

12/10/2018 00:17

Омск, Владимир Вольвач, NEWS.AP-PA.RU Если посмотреть серьезные аналитические издания Европы и США, то нетрудно будет уловить одну мысль, которая выглядит единственной попыткой понять, чего хочет Россия.

Уже не важно, одарит ли Константинопольский патриарх Варфоломей украинскую церковь автокефалией, или не одарит. И дело тут вовсе не в поползновениях киевского правительства. Строго говоря, Украина здесь вообще сбоку припека.
Если посмотреть серьезные аналитические издания Европы и США, то нетрудно будет уловить одну мысль, которая выглядит единственной попыткой понять, чего хочет Россия, а точнее – какое место в мировом порядке Россия наметила для себя. Нас упрекают в том, что на фоне разрушения традиционных социальных институтов на Западе, Россия все чаще выступает защитницей ценностей христианства, и в этом вопросе находит взаимопонимание и в Европе, и даже в США среди консервативно настроенных слоев населения и, как правило, правых политических сил.
Важная роль в решении этой задачи, которая конечно же имеет место, принадлежит Русской православной церкви. Возвращение РПЦ ее прежнего значения в государственном и национальном строительстве усиливает и ее роль в международных делах.
Курьезное обращение внезапно прозревшего Константинопольского патриархата к событиям 1686 года для оправдания того, чтобы подгрести под себя украинских раскольников – если сведения об этом подтвердятся – свидетельствует не только о том, что Фанар выполняет вполне конкретный геополитический заказ, но и о том, что затянувшаяся кончина Второго Рима, увы, происходит бесславно. Варфоломей откликнулся на просьбу, только не киевского президента Порошенко – что само по себе беспрецедентно, а на пожелание тех мировых сил, которые хотели бы не допустить дальнейшего усиления «мягкой силы» Москвы.
Решение Константинопольского патриарха ставит окончательный крест на его попытках поднять свой статус «первого среди равных» до роли некоего высшего судьи, принимающего окончательные решения по спорным вопросам во взаимоотношениях поместных православных церквей. У РПЦ, которая одна объединяет в своих приходах православных больше, чем все остальные поместные церкви, вместе взятые, появляется возможность, и даже необходимость принять на себя статус центра мирового православия.
Собственно, Россия уже провозгласила себя Третьим Римом еще при Иване Третьем, с которого, собственно говоря, и начинается российское национальное государство. Третьим Римом Москва стала после того, как Константинополь, называвшийся Вторым Римом, подписал Флорентийскую унию в 1439 году, подчиняющую православные церкви католическому папе. Православными это событие было расценено, как падение, несовместимое с ролью центра православия.
Сегодня история повторилась – Второй Рим окончательно пал, теперь уже в форме фарса.
Препятствий к тому, чтобы окончательно утвердиться в роли Третьего Рима, и сконцентрировать всю духовную мощь христианских ценностей в Москве, уже не осталось. Если, конечно, Россия сумеет воспользоваться этой возможностью и положит эту роль в основание новой национальной идеологии.

Владимир Вольвач


Другие новости


Владимир Вольвач: Черный октябрь 1993 года все еще разделяет россиян
Владимир Вольвач: Сорок четыре года назад умер Василий Шукшин
Владимир Вольвач: Американцы совершенно не знают географии, даже в рамках школьного курса

Новости портала Я РУССКИЙ