Александр Палладин. Горбачёв и Ельцин прокляты — и не забыты

Александр Палладин. Горбачёв и Ельцин прокляты — и не забыты

17/10/2018 00:10

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU По первое число выдал в воскресенье  Горбачёву и Ельцину ведущий телепрограммы «Вести недели», назвав обоих так, как их уже давно называет большинство соотечественников, — предатели.

 

Причём Дмитрий Киселёв сделал это не походя, не скороговоркой, а в ходе большого телесюжета, посвящённого руководителям и миллионам граждан ГДР, предательски брошенных на произвол судьбы первым и последним президентом СССР и его преемником — первым президентом РФ. Так жёстко и нелицеприятно о политике Горбачёва и Ельцина на федеральном ТВ с осени 1991 года ещё никогда не говорили.

В связи с этим позволю себе воспроизвести отрывок из своих мемуаров «По скользкому льду»:

«Избрание Горбачёва фактическим руководителем нашего государства, его встречи с Рейганом в Рейкьявикеи Вашингтонепородили иллюзии: грядёт-де всеобщее и полное разоружение, которое навсегда избавит человечество от угрозы ракетно-ядерной войны, после чего всюду воцарятся мир, дружба и благоденствие.

 

О том, что скоро нашу планету Земля впору будет переименовать в планету Утопия, в начале 1988 года возвестил помощник Горбачёва по международным делам Георгий Шахназаров. В огромной, на целую полосу, статье, напечатанной в «Правде», он предрёк создание мирового правительства, которое, мол, станет поддерживать высшую справедливость, закон и порядок в интересах всех народов и государств. «Правда» тогда имела статус главного органа советской печати, и концепция, изложенная столь влиятельным автором, при всей её, мягко говоря, фантастичности воспринималась как руководство к действию. Между тем, как в одном из телеинтервью последних лет справедливо заметил сын Никиты Хрущёва  — Сергей, Соединённые Штаты никогда не признавали общечеловеческие ценности: «они всегда и во всём руководствуются своими собственными ценностями и интересами».

 

Тем не менее Горбачёв, поддерживаемый Шеварднадзе и Яковлевым, продолжал вести себя, как тетерев на току. «Типичный нарцисс» — определил главное свойство натуры Михаила Сергеевича известный психиатр Арон Белкин, осенью 1991 года опубликовавший его психологический портрет в «Советской культуре». «С этим парнем можно иметь дело», — семью годами раньше распознала такие черты Горбачёва, как тщеславие и верхоглядство, «железная леди» Маргарет Тэтчер, не замедлившая поделиться своим открытием с Рейганом. И когда три месяца спустя Горбачёв взошёл на кремлёвский престол, западные лидеры принялись осыпать его славословиями, всячески потворствуя «горбомании» и превознося провозглашенные им «новое мышление», ускорение и перестройку, в конце концов обернувшиеся, как и предсказывал Александр Зиновьев, катастройкой. Похлопываемый по плечу главой Белого дома, подбадриваемый другими новоявленными друзьями нашего народа, первый и последний президент СССР пустился во все тяжкие и с бесшабашностью захмелевшего гуляки стал всё чаще поступаться интересами национальной безопасности, транжиря то, что во все времена считалось историческими завоеваниями государства и общества.

 

Пара характерных примеров. 8 декабря 1987 года в Вашингтоне состоялась советско-американская встреча в верхах, в ходе которой Михаил Горбачёв и Рональд Рейган подписали Договоро ликвидации ракетсредней (от 1000 до 5500 км) ималой (от 500 до 1000 км)дальности. В советском арсенале была уникальная — у американцев такой нет по сей день — оперативно-тактическая ракета «Ока» с дальностью действия до 400 километров. Под условия вашингтонского соглашения она, таким образом, не подпадала, и тем не менее Горбачёв, желая потрафить заокеанским партнёрам, согласился пустить под нож и «Оку», даже не поставив в известность собственных министра обороны Язова и начальника Генерального штаба Ахромеева. Нетрудно понять чувства создателя этой ракеты — и множества других видов чудо-оружия — с говорящей фамилией Непобедимый, который назвал случившееся «преступлением, актом государственной измены высшего руководства» СССР.

 

Надо сказать, что предательство — неслыханное дело в истории нашей страны, если не всего человечества! — вообще вдруг перестало восприниматься как нечто позорное, непростительное. Прикрываясь лозунгами гласности и восстановления исторической справедливости, прорабы перестройки дали трибуну тем, кто изменил присяге и Родине. В отечественных средствах массовой информации такие личности обрели ореол отважных борцов с советской системой, а их поступки приравнивались к геройству. (Именно таким словом — «поступок» весной 1991 года в газете «Совершенно секретно»Артём Боровик назовёт согласие высокопоставленного сотрудника МИД СССР Аркадия Шевченко работать на ЦРУ).В результате один из изменников Родины — Резун получил не только общественную реабилитацию, но и возможность огромными тиражами издавать в нашей стране свои сочинения под издевательским псевдонимом Суворов.

 

Тем временем Горбачёв продолжал вести себя так, что его зарубежные коллеги только диву давались. В июле 1990 года на встрече с канцлером Федеративной Республики Германия (ФРГ) Гельмутом Колем он дал принципиальное согласие на воссоединение Германии путём ликвидации наиболее могущественного союзника СССР — Германской Демократической Республики (ГДР).

 

Более того, советский руководитель дал согласие и на вхождение объединённой Германии в НАТО, хотя это не только привело к ещё большему возрастанию угрозы для нашей национальной безопасности, но и вызвало тревогу и возражения у премьер-министра Великобритании Тэтчер и президента Франции Миттерана, имевших свои основания опасаться возрождения былой мощи Германии.

 

Сознавая, в отличие от Горбачёва, всю значимость этих договорённостей, Коль был готов предоставить безвозмездный кредит на миллиарды марок, о чём и сказал Михаилу Сергеевичу:

— Герр президент, что бы советское руководство хотело получить взамен?

 

По свидетельству очевидца той встречи, видного государственного деятеля, дипломата и журналиста Валентина Михайловича Фалина, этот вопрос западногерманский канцлер задал не раз, и не два, а четырежды (!), но в ответ каждый раз слышал:

— Какие могут быть счёты между друзьями?

 

Щедрая (за счёт своих подданных) душа—Горбачёв дал также согласие на вывод из ГДР огромной, численностью в 337 тысяч человек, группировки советских войск, на протяжении многих послевоенных десятилетий обеспечивавших защиту западных рубежей нашего государства. При этом к объединённой Германии отошли все 777 военных городков, где наши военнослужащие размещались, и вся находившаяся там недвижимость, включая 21 тысячу построенных на средства Советского Союза объектов, чья стоимость оценивалась в 30 миллиардов марок. ФРГ же, как говорится в изданных в 2014 году в Германии «Протоколах Коля» (воспоминания бывшего канцлера, записанные на диктофон журналистом ХерибертомШваном), заплатили за вывод Западной группировки советских войск из ГДР сумму, эквивалентную нынешним 4 миллиардам евро. По словам Коля, «если бы Горбачёв сказал: дайте нам сотню миллиардов, и вы получите ГДР, — мы так бы и сделали. Что такое сто миллиардов за восточные земли при их годовом бюджете в пятьсот миллиардов? Да ГДР нам досталась по цене бутерброда!».

 

В ходе переговоров в Архызе Коль затронул также вопрос о дальнейшей судьбе руководителей ГДР: мол, с ними как быть?

— Вы — немцы, вот и разбирайтесь сами, — умыл руки Михаил Сергеевич.

 

«Предательство в концентрированном виде!» — прокомментировал поведение советского лидера Фалин. Воспользовавшись этим, власти объединённой Германии привлекли бывшего главу ГДР Эриха Хонеккера к суду по обвинению в нарушении прав человека в несуществующем уже государстве. Поначалу Хонеккеру и его супруге дали убежище в нашей стране, но в конце 1991 года, за пару недель до того, как в знак ликвидации СССР над Кремлём спустили серпасто-молоткастый флаг, им было велено в трёхдневный срок покинуть Советский Союз. Тогда Хонеккеры укрылись в здании чилийского посольства в Москве, но через полгода их выдворили из Российской Федерации в Германию, где ветеран антифашистского движения, почти 10 лет, с 1935 по 1945 год томившийся в гитлеровских застенках, был тут же арестован и помещён за решётку. От нового тюремного заключения 80-летнего старика спасла лишь неизлечимая болезнь (рак печени), от которой он вскоре скончался.

 

К чему я всё это вспомнил? А к тому, что ренегатская политика кремлёвской верхушки самым трагичным образом сказалась и на судьбе Дайсона Картера. Каково было этому мужественнейшему человеку, который ещё в молодости бросил вызов обществу, не побоялся в самый разгар травли людей левых взглядов возглавить ассоциацию дружбы «Канада—СССР», а потом в течение тридцати с лишним лет знакомил с достижениями нашего государства своих читателей и подписчиков журнала «NorthernNeighbours» («Северные соседи»), — каково было ему вдруг узнать, что в советских учебниках по истории, как клялся и божился один из прорабов перестройки — Юрий Афанасьев[1], будто бы «не было ни одной правдивой страницы»? А ведь это неслось и всё сильнее разносилось по всему белу свету не только из уст бывшего наставника отечественной пионерии и комсомолии, превратившегося в ярого обличителя всего того, чему он служил с младых ногтей до почтенного возраста. У Афанасьева был целый сонм единомышленников и соратников во главе с идеологом перестройки Александром Николаевичем Яковлевым, который впоследствии тоже соберёт богатый урожай зарубежных наград: те же орден Великого князя литовского Гедиминаса, латвийский орден Трёх звёзд, орден «За заслуги перед Республикой Польша», — а в придачу к ним большой офицерский крест ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия» и эстонский Крест земли Марии.

 

В декабре 1989 года, на пороге своего 80-летия, подавленный происходящим Дайсон Картер прекратил издание «Северных соседей». Преданнейший друг нашего народа и государства посчитал себя преданным. «Выходит, я сорок лет распространял чушь собачью», — говорилось в его письме старому другу и единомышленнику Джону Бойду».

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН

 

Фото с сайтов www.static.life.ru и www.tnimage.taiwannews.com.tw

 

[1] Деятельность Афанасьева лучше всего характеризуют полученные им при жизни награды: французский орден Почётного легиона, орден Великого князя литовского Гедиминаса, латвийский орден Трёх звёзд, шведский орден Полярной звезды, ордена за заслуги перед Республикой Польша и франкоязычной Америкой. А вот отечественные медали и ордена в этом списке почему-то отсутствуют, хотя и в советской системе «ненасытный прораб перестройки» был не простым винтиком: возглавлял пионерскую организацию, работал проректором Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ, входил в состав редколлегии журнала «Коммунист».

 

 

 

 

 

 

 



Другие новости


Александр Палладин. Послезавтра была война (окончание главы из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Послезавтра была война (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Незабываемый парад (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

Новости портала Я РУССКИЙ