Александр Палладин. В тылу врага (из повести «С прадедом на Русско-японской войне», окончание)

Александр Палладин. В тылу врага (из повести «С прадедом на Русско-японской войне», окончание)

30/10/2018 00:02

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU Во время Русско-японской войны в нашей армии использовали и лазутчиков из числа солдат и младших чинов.

 

 

Особенно отличился уроженец Пензенской губернии рядовой 284-го Чембарского полка Василий Тимофеевич Рябов. После действительной военной службы он был уволен в запас, но с началом Русско-японской войны пошёл добровольцем на фронт. Малый разбитной и отважный, он любил развлекать однополчан, изображая китайцев.

 

После сражения у Ляояна Рябов вызвался разведать расположение японских частей. 15 сентября 1904 года он переоделся китайским крестьянином, прикрепил к голове косу и отправился во вражеский тыл. Через два дня, выполнив задание, Рябов уже возвращался к своим, но на свою беду попал на глаза проезжему японскому офицеру, велевшему ему напоить коня. Не владея китайским, наш разведчик то ли японца не понял, то ли не так выполнил его приказ. Рассвирепев, неприятельский офицер дёрнул Рябова за косу, а та возьми да отвались…

 

22 сентября, читаем в «Летописи войны с Японией», вражеские кавалеристы подбросили разъезду 1-го Оренбургского казачьего полка пакет. В штабе Маньчжурской армии его вскрыли и обнаружили письмо на русском языке о подвиге Василия Рябова, “33 лет, из охотничьей команды 284-го Чембарского полка”, прикинувшегося китайским крестьянином:

«После рассмотрения дела установленным порядком Рябов был приговорён к смертной казни. Последняя была совершена 30 сентября (по новому стилю — А. П.) ружейным выстрелом. Доводя об этом событии до сведения русской армии, наша армия не может не высказать наше искреннейшее пожелание уважаемой армии, чтобы последняя воспитывала побольше таких истинно прекрасных, достойных полного уважения воинов, как означенный Рябов. На вопрос, не имеет ли что-то сказать перед смертью, он ответил: “Готов умереть за Царя, за Отечество и за Веру”, — а на предложение: “мы вполне входим в твоё положение, обещаем постараться, чтобы было передано твоим родителям, жене и детям, что ты так храбро и твёрдо шёл на подвиг смерти за Царя и Отечество, притом, если есть что передать им от тебя, пусть будет сказано", — ответил: “Покорнейше благодарю, передайте, что было”, — и не мог удержаться от слёз. Перекрестившись, помолился долго на четыре стороны света с коленопреклонениями и сам вполне спокойно встал на своё место. Присутствовавшие не могли удержаться от горячих слёз. Сочувствие к этому истинно храброму, преисполненному чувства своего долга примерному солдату достигло высшего предела”. Подписано: “с почтением, капитан штаба японской армии».

 

К письму прилагалась схема местности, где совершилась казнь и покоились останки нашего лазутчика.

 

Эта история прогремела на всю Россию. О ней доложили и Николаю II, и тот высочайшим повелением учредил комитет по увековечиванию памяти героя. «В назидание потомству», как было сказано в приказе, павшего воина навечно зачислили в списки 284-го Чембарского полка, а его детей устроили в казённые учебные заведения.

 

В октябре 1909 года прах Рябова в порядке исключения перевезли из Маньчжурии и с воинскими почестями захоронили в его родном селе Лебедёвка возле школы, построенной в память о Василии Тимофеевиче. По пути в Пензенскую губернию, начиная от Читы, поезд с останками героя на всех остановках встречали толпы людей с иконами и цветами.

 

В годы Первой мировой войны о Рябове сняли несколько пропагандистских фильмов. 18 ноября 1914 года состоялась премьера «военной были» под названием «Подвиг рядового Василия Рябова», а позже на киноэкраны вышла картина «Героический подвиг Василия Рябова».

Вспомнили о нём и во время Великой Отечественной войны: в 1943 году вышла книга «Подвиг Василия Рябова».

 

Не знаю, как сейчас, а в оригинальном московском храме Христа Спасителя, считавшемся главным воинским собором в России, наряду с  многочисленными мраморными плитами, на которых высечены имена генералов и офицеров, павших в различных войнах, была памятная доска, посвящённая рядовым солдатам. На ней было всего семнадцать надписей, и одна из них гласила: Василий Тимофеевич Рябов.

 

Начало здесь:      http://news.ap-pa.ru/news/i5076-aleksandr-palladin-v-tylu-vraga-iz-povesti-s-pradedom.html

Александр Палладин

Фото с сайта       www   oldserdobsk.ru          


Другие новости


Александр Палладин. Послезавтра была война (окончание главы из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Послезавтра была война (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)
Александр Палладин. Незабываемый парад (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

Новости портала Я РУССКИЙ