Владимир Стеклов: Мы любили ездить... (О Михаиле Глузском и Евгении Дворжецком)

Владимир Стеклов: Мы любили ездить... (О Михаиле Глузском и Евгении Дворжецком)

27/09/2020 21:20

Москва, Владимир Стеклов, NEWS.AP-PA.RU Ах, какая же радость безмерная стала бывать втроем! Вместе. Какие же мы были счастливцы, как мы ждали наших поездок.

 

Мы любили ездить. Лучше поездом, так дорога кажется длиннее, тогда ночь тянется без конца и можно не думать о времени, и не спешить по домам, и забыть про дела, которые почему-то всегда оказываются важнее вот таких вот минут – быть вдвоем.

Впрочем вдвоем – это не верно. То есть совсем не верно. На самом деле, был еще третий, а, вернее сказать, Первый. Конечно же, Первый. А мы уже шли как второй, третий…хотя, разумеется, никакой классификации не было, это придумалось сейчас, как неосознанное желание что-то осмыслить, упорядочить, разобраться.

Так вот, этот Первый, был поначалу Мэтром, Учителем, Патриархом. Мы наблюдали за ним исподтишка, опасаясь натолкнуться на суровый взгляд, окрик, а то и (чур меня!) хлыст. Да-да, именно хлыст или чего похуже –розги, например. Потому что надо было видеть, как величественной походкой , трость с серебряным набалдашником в гневной руке, шел Он.

Узкие театральные коридоры становились дворцовыми анфиладами, театральный люд спешил согнуться в поклоне и только Режиссер пробовал семенить рядом, почтительно предлагая угоститься – понюхать табачку из своего садика, который, якобы, выращивал его сосед и добрый приятель, один из теперешних действительных тайных советников.

А мы жались в углах, крестясь и бормоча что-то про барский гнев и барскую любовь. Я считал себя закаленным.

Друг же мой был из тех людей, о которых говорят со значением: человек молодой, но поживший. Так вот, услышав однажды в беседе, как наш Первый, вспоминая Бородинское сражение, плавно перешел к Куликовской битве, свидетелем которой, якобы, он был, мой друг не выдержал, сознание его померкло, с ним случился обморок. Он лежал, губы его шевелились, но разобрать можно было только одно: «Тутанхамон».

Ах, какая же радость безмерная стала бывать втроем! Вместе. Какие же мы были счастливцы, как мы ждали наших поездок. Вот тронулся поезд, вот зашуршали пакеты, зашелестели свертки с едой, и уже за окнами огни, а в стаканах с подстаканниками водка, и, наконец-то, можно успокоиться и взглянуть друг на друга. Как давно мы не виделись. Как, неужели только вчера был спектакль?!

Нас разбросало по времени и по пространству. Надо бы ехать. Надо бы ВМЕСТЕ. Михал Андреич, Миша, за тобой водка. Женька, не забудь закусь, ну и водку тоже. Встретимся на вокзале, у поезда….Жду.

PS: А еще был сон…В окне шевельнулась занавеска и в сторону от дома пошли Двое. А когда обернулись, то оказалось, что это ОНИ. И уже ОТТУДА просигналили…: «Всё нормалек, старик, Жизнь Продолжается

 Влдимир Стеклов

Фото из архив автора


Другие новости


Виталий Познин: Досужие мысли о Совете по культуре
Святитель Георгий Конисский о зверствах поляков в Малороссии
Александр Бобров: Премию волшебника русского языка Ивана Гончарова присудили матершиннице Рубиной

Новости портала Я РУССКИЙ