Александр Палладин. Незабываемый парад (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

Александр Палладин. Незабываемый парад (глава из мемуаров отца «Зарубки на сердце»)

07/11/2018 00:20

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU В октябре 1941 года, когда руководство Редиздата ЦС Осоавиахима, оказалось, вдру,г далеко от Москвы, Бауманский РК  назначил меня парторгом райкома по Редиздату.

В тревожный для столицы момент (середина октября 1941 года), когда руководство Редиздата ЦС Осоавиахима, бросив без призора все дела, в том числе и секретные, оказалось вдруг далеко от Москвы, а сотрудники Редиздата и его изданий остались без руля и без ветрил, Бауманский РК КПСС назначил меня, зам. секретаря партбюро Редиздата, парторгом райкома по Редиздату и обязал заниматься всеми его делами — хозяйством, деятельностью редакций.

 

Немецкая военная машина стояла у стен Москвы. И кто мог подумать, что в такой момент на Красной площади состоится традиционный парад в честь годовщины Октября? А он состоялся! И поразил весь мир.

 

Актив районной партийной организации, что называется, дневал и ночевал в Бауманском РК КПСС. Часто вызывали в райком и глубокой ночью. Так случилось и в ночь на 7 ноября 1941 года. На сей раз для великой радости: секретари райкома А. М. Чистяков и Царегородцев вручали пригласительные билеты на традиционный парад в честь годовщины Октября на Красной площади. Мой билет — за номером 328. Он и сейчас хранится, как дорогая реликвия... [Удивительно, но отца на парад пропустили, хотя нашу фамилию на пропуске исказили — А. П.].

 

Прямым ходом направились на Красную площадь. На улицах — сугробы, идти скользко. Темно. А трибуны уже заполнялись. Моя трибуна — правая, первая от Мавзолея. Застыли стройные ряды войск. Площадь покрылась коркой льда. Каково будет шагать батальонам?

 

Вот приближается к сводному оркестру военный дирижёр Агапкин, человек высокий, грузный.

Поскользнулся. К нему поспешили ассистенты — и тоже не удержались на ногах. К счастью, вскоре в воздухе закружили крупные хлопья снега, и толстый слой пуха укрыл площадь.

 

На трибуну Мавзолея И. В. Сталин поднялся в простой шинели, в фуражке. Было морозно, дул ветер. Микрофон едва слышно передал его слова: «Поддувает основательно...».

 

Ровно в восемь из ворот Спасской башни выехал С. М. Будённый, принимавший парад. В седле он сидел так, будто никогда и не был лихим кавалеристом. Что могло случиться?

 

...Летом 1942 года я был в Омске в командировке. В военном госпитале мне показали выздоравливающего богатыря. «Ординарец Будённого, — шепнули мне. — Прошлым летом Семён Михайлович командовал фронтом. С двумя ординарцами поскакал в соседнюю часть и наткнулся на немецкий кавалерийский разъезд. Тех было десять, закипела горячая схватка. Трое наших порубили всех немцев. Сражён был один ординарец Будённого, а этому отрубили руку. Тяжко изранили и командующего».

 

...Будённый объехал строй войск и поднялся на трибуну Мавзолея. Председатель ГКО Иосиф Виссарионович Сталин обратился к Красной Армии с призывом разгромить фашизм. Речь его слушала вся страна.

— Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая, — говорил он. — Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!

 

С Красной площади прямо на передовые позиции шли под знаменем Ленина полки стрелковых дивизий, ополченцы, артиллерийский и зенитный полки, столичный флотский экипаж, кавалерийские части.

 

Когда проходили танки,произошло непредвиденное: предпоследний танк вдруг стал разворачиваться напротив Мавзолея. Развернулся — и... двинулся назад, к Историческому музею.

 

В чём дело? Для меня это долго оставалось загадкой. Но в 1949 году в Дом литераторов приехал генерал Синилов, военный комендант Москвы. Он с увлечением рассказывал писателям о том, как готовятся и проводятся парады на Красной площади. Коснулся генерал и происшествия в ноябре 194I года:

— Иосиф Виссарионович приказал разобраться и строго наказать виновных. К счастью, наказывать никого не пришлось. Я стал расспрашивать провинившихся — ребята были необстрелянные, только что закончившие курсы в танковом училище. После парада им предстояло принять первый бой. Ответ держал водитель: «В училище мы накрепко усвоили закон — сам погибай, но товарищей выручай. Вот подходим мы к Мавзолею, а задняя машина сигналит: на выручку. Забуксовала она на льду, отстала. Не раздумывая, автоматически, я и пошёл, чтобы взять товарищей на буксир». Доложил Сталину, а он только и сказал: «Молодец, водитель».

 

Фото из семейного архива 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



Другие новости


Александр Палладин. Хоккейный тренер Тарасов о «друзьях-соперниках» из ЧССР
Александр Палладин. Уроки татарского на Эхе Вашингтона. Осторожно, провокация
Александр Палладин. Из рассказов Снеговика. Советский хоккей. ЦСКА. Тарасов

Новости портала Я РУССКИЙ