Владимир Вольвач: Сто лет слишком мало, чтобы оценить Великий Октябрь

Владимир Вольвач: Сто лет слишком мало, чтобы оценить Великий Октябрь

09/11/2018 00:08

Омск, Владимир Вольвач, NEWS.AP-PA.RU Можно сколько угодно говорить о том, что революции задумывают романтики, организовывают циники, а плоды их пожинают негодяи. В сущности, это не более, чем красивая фраза.



Великий Октябрь не был задуман в том смысле, что как социалистическая революция он не был запланирован. В России его и нельзя было планировать, поскольку в соответствии с доктриной Маркса, пролетарская революция могла совершиться где угодно, но только не в России, где просто не было в достаточном количестве рабочего класса. Ленинский план социалистической революции – это все творчество задним числом.

Осуществлял ли кто-нибудь Революцию в России? Да все осуществляли, но при этом ни одна политическая сила не предопределяла события. Большевики оказались на гребне стихийной волны случайно, ситуационно. Волну вызвали не они, но то, что они сумели ее оседлать – их историческая заслуга.

Сейчас, через сто уже с лишним лет, появляется все больше свидетельств, что ни военные тяготы, ни состояние экономики, ни падение благосостояния населения не были главной причиной для революционного взрыва. В истории России бывали времена и многократно хуже, но вызывали они почему-то не революционный взрыв, а национальную мобилизацию.

Так почему же, как очень точно сформулировал Ленин, наступил момент, когда уже «верхи не могли, а низы не хотели жить по-старому»?

Потому что до критического уровня дошло осознание общества, как тотально несправедливого. И все существующие на тот момент государственные и социальные институты – монархия, полудохлый парламент, церковь – все оказались виновными в этой социальной несправедливости. Поэтому и громить начали всех, в том числе храмы.

Великий Октябрь был беспощадным бунтом, но он вовсе не выглядел бессмысленным, он в полной мере соответствовал русскому национальному характеру, в котором очень четко зафиксировано представление о Справедливости, как высшей ценности. А значит, никакие материальные выгоды или худо-бедно устроенная, но относительно благополучная жизнь не могут быть терпимы, если они оплачены хотя бы одной слезинкой ребенка.

Можно сколько угодно утверждать, что плодами революции Великого Октября воспользовались негодяи… А как же великий духовный подъем, выплеснувшийся взрывом творчества? А новое искусство, новый театр, новая поэзия? А это новое для многих понятие – энтузиазм масс, с помощью которого только и удалось совершить прорыв в модерн и войти в число индустриально развитых стран? Нам ведь никто ресурсов по «плану маршалла» не предлагал ни в двадцатые годы, ни в послевоенные сороковые.

Дэн-Сяопина как-то спросили, как он оценивает Великую французскую революцию 1789 года. Он сказал, что прошло слишком мало лет, чтобы оценить событие такого масштаба.

Со времен Ивана Грозного уже без малого пятьсот лет прошло, а мы до сих пор этот период однозначно оценить не можем.

Чтобы понять в полной мере, чем был Великий Октябрь, ста лет тоже очень мало. Давайте еще подождем хотя бы лет четыреста.

Владимир Вольвач 

Картина Владимира Нестерова "Земля слушает". 1965 год.


Другие новости


Владимир Вольвач: Исторический шанс для цивилизации Русского мира
Владимир Вольвач: Элита, похоже, делает из Путина стрелочника
Владимир Вольвач: Русский мир держится любовью, «национализмы» - ненавистью

Новости портала Я РУССКИЙ