Владимир Вольвач: Снова в СССР

Владимир Вольвач: Снова в СССР

03/12/2018 00:18

Омск, Владимир Вольвач, NEWS.AP-PA.RU Вполне вероятно, что возрожденный Союз Республик не будет называться ни советским, ни социалистическим. Но что он будет –это неизбежно.

Пятого декабря 1936 года в СССР была принята конституция, именуемая в просторечии «сталинская», которая стала основным законом вплоть до распада советского государства. До этого конституция 1924 года была, по сути, законом военного времени; брежневская редакция 1977 года ничего по существу в сталинской конституции не изменила.

Поэтому 5 декабря все годы отмечались как День Конституции. Хороший повод поговорить о восстановлении СССР, как о процессе, который происходит объективно, неизбежно и независимо от волеизъявления и риторики правящих политических элит.

Надо сказать, что правящие элиты, и особенно – российская политическая элита о всем советском придерживается политики умолчания, следуя, видимо правилу: «в доме повешенного не говорят о веревке».

Но если быть точным, то все это больше напоминает ситуация в родне, когда некоторые отцы семейств упекли в сумашедший дом больного состоятельного дядюшку, присвоили его имущество, довели до самоубийства; и если поминают этот случай, то исключительно с плохой стороны – он, дескать, был сам во всем виноват, вел себя скверно, много нагрешил, а имущество все промотал, и якобы, наследовать было нечего…

Но это – вынужденные высказывания сквозь зубы, потому что остальные родственники этого фарисейства и лицемерия не разделяют.

Если выйти за пределы сравнения, которое, по немецкой пословице, «всегда хромает», то нынешняя российская элита находится под мощным давлением Запада, который если и боится чего-нибудь в этой жизни, так это «реваншизма», то есть возрождения СССР в любой форме. Европейскому бюргеру восемьдесят лет подряд вбивали в сознание страх перед Советами, эта компания лжи и клеветы большей частью, носила долгорлетний стратегический характер и подпитывалась реальными угрозами холодной войны. У Алексея Толстого в «Петре Первом» есть меткий образ, когда вышедший из крепостных крестьян купчина Иван Бровкин, увидев своего прежнего хозяина боярина Волкова, заробел перед ним.

Не умом заробел, потому что он теперь мог купить боярина со всеми потрохами, и бояться было нечего а «поротой задницей».

Европейский бюргер робеет перед призраком СССР «поротой задницей», потому что очень хорошо помнит времена, когда советская танковая армада с территории ГДР нависала над всей Западной Европой.

Нынешняя антироссийская политика Запада – это не просто нечистоплотная санкционная возня с целью не допустить возрождения нового геополитического конкурента, это еще и проявление на уровне паранойи страха перед призраком СССР. На Западе столько лет создавали миф об «империи зла», что в конечно итоге в него поверили сами профессиональные лгуны и клеветники, запугивая общество больше всего испугались сами.

Поэтому при любом поводе Путину припоминают самое страшное преступление – его высказывание о крушении СССР, как самой масштабной геополитической катастрофе двадцатого века. Высказывание само по себе вроде бы нейтральное, фиксирующее просто социологический факт – но у параноидального сознания своя логика.

Тот же путин говорил и иное – о том, что нет сердца у того, кто не сожалеет о распаде СССР, и нет ума у того, кто полагает, что СССР можно восстановить.

Сказано красиво, вот только большой вопрос: а действительно ли СССР разрушен? Или, как писал Марк Твен, «слухи о моей смерти оказались несколько преувеличенными»?

Несколько поколений совместной истории, причем очень бурной, богатой на события – этого вполне достаточно для формирования новой цивилизационной общности с вполне оформившимся национальным самосознанием. В одной из своих работ великий русский историк и философ С.М. Соловьев писал: «Сила племени, его стремление к особности, самостоятельности обнаруживаются не в том, что одно говорит «ц» там, где другое употребляет «ч»; влияние племенного начала в истории не условливается одними различиями в нравах и обычаях, происходящими оттого, что одни живут в стране болотистой, а другие в сухой, одни в лесах, другие в степи, племенное начало является влиятельным в истории только тогда, когда племя многочисленно, сомкнуто под одною властию и путем исторической деятельности получило ясное сознание о противоположности своей другим племенам вследствие приобретения особых интересов».

Из этого определения национального самосознания, данного в девятнадцатом веке, следует вывод: сформировавшийся за восемьдесят лет общей истории, на основе общей культуры и «особых интересов», советский народ не может просто так исчезнуть, даже если его искусственно разделить государственными границами.

Государственные границы – явление преходящее, национальное самосознание – штука вечная, оно изменяется масштабами столетий.

Культивируемые нынешними постсоветскими элитами антисоветизм и антироссийские настроения скрывают в себе чудовищный обман – ложное представление о том, что в 1991 году советская культура была разрушена, а развивающиеся в рамках СССР автономные национальные культуры остались, и даже получили «второе дыхание», освободившись от идеологических пут.

Это представление ложно, потому что никакой советской культуры, отдельной от национальных культур, не существовало, «советскость» пронизывала все грани национальных культур народов СССР. Поэтому сегодня все глупые попытки «десоветизации» ведут либо к оглушительной культурной пустоте, либо к культивируемым псевдокультурным мифам, от которых за версту несет густой пропагандистской вонью.

Правда состоит в том, что вся совокупность нынешних постсоветских народов, если исключить из нее компрадорские и космополитические по своей сути части псевдонациональных элит, а также не составляющие большинства массы с помутненным националистическим сознанием, составляет по своей культуре, ценностям, обычаям и привычкам все тот же старый добрый советский народ. Если, конечно, понимать, что советский народ – это не идеологическое понятие, а вполне определенная социальная реальность, которая жила, творила, противостояла своекорыстной номенклатуре и оставила глубокий след в истории. Уничтожить это «ясное сознание о противоположности своей другим племенам», если использовать терминологию С.М. Соловьева, можно только вместе с самими народами.

Да, к 1991 году Конституция СССР, которая содержала в себе вполне демократические, общепризнанные мировым сообществом нормы и стандарты, нуждалась в серьезной корректировке. Более того, эта корректировка уже велась – был исключен пресловутый шестой пункт о руководящей роли КПСС. Государство должно было быть переформатировано, и этот процесс происходил не раз в течение всей советской истории. Но уничтожать государство путем фактического государственного переворота – значит не просто сооружать геополитическую катастрофу, но и огромную диспропорцию, которая рано или поздно должна быть исправлена.

На какой основе, и в какой форме произойдет реинтеграция старой-новой державы, это вопрос второй. Вполне возможно, что какой-то из народов и будет поглощен и ассимилирован, частично или полностью, другими державами, как это сейчас происходит с народами Балтии.

Вполне вероятно, что возрожденный Союз Республик не будет называться ни советским, ни социалистическим. Но что он будет –это неизбежно.

 

Владимир Вольвач

 


Другие новости


Владимир Вольвач: Дружба народов. Как это было в СССР?
Владимир Вольвач: Нам ли пугаться?
Владимир Вольвач: Хочу моральный кодекс!

Новости портала Я РУССКИЙ