Александр Вулых: Памяти Криса Кельми

Александр Вулых: Памяти Криса Кельми

03/01/2019 16:43

Москва, Александр Вулых, NEWS.AP-PA.RU 1 января 2019 года умер Крис Кельми, музыкант, композитор, певец.

Прощай, Крис! Ты ушёл по-английски, не попрощавшись. Не захотел беспокоить друзей, да ещё в новогоднюю ночь...

Ну и правильно, ни к чему это! Мы тебя запомнили весёлым, жизнерадостным блондином, кутилой и бонвиваном, талантливым музыкантом, спортсменом, любимцем девушек. На твою музыку сочиняли стихи лучшие поэты страны: Андрей Вознесенский, Николай Зиновьев, Маргарита Пушкина, Карен Кавалерян... Да и нам с тобой довелось написать добрый десяток песен, за которые не придется краснеть от стыда ни тебе, ни мне. Я знаю, ты любил моё стихотворение "Мосты", которое читал наизусть.

Оно напоминало тебе о твоём отце, строителе мостов. Ты тоже строил свой мост из музыки и песен. Вчера он оторвался от земли и улетел вместе с тобой. Но сегодня я хочу, чтобы ты посмотрел вниз и улыбнулся, вспомнив, как двадцать лет назад я посвятил тебе шутливую притчу, "Балладу о настоящем Крисе". Я написал ее к презентации твоего альбома "Ветер декабря" 17 апреля 1998 года. Посмотри, Крис, вспомни и улыбнись!

БАЛЛАДА О НАСТОЯЩЕМ КРИСЕ

В тридевятом царстве небогатом, 
от зари лабая до зари, 
жили-были три родимых брата: 
Крис де Бург, Крис Норман и Крис Ри... 
Им судьба отмерила немало 
беззаботных и счастливых дней. 
Им всего, казалось бы, хватало: 
и вина, и бабок, и коней... 
По ночам они гудели в баре, 
а потом, придвинувшись к огню, 
до утра играли на гитаре 
разную заморскую фигню. 
Напевая всякий раз: "I love you", 
братья не питали интерес 
к собственному вздорному тщеславью... 
Но однажды их попутал бес. 
И тогда они, затеяв бучу 
о судьбе различных доминант, 
стали выяснять, кто в жизни круче 
как певец и просто музыкант. 
Спорили пять лет и три недели. 
На рубашках выцвел яркий шелк, 
кудри на затылках поредели, 
но консенсус так и не пришел. 
И когда их силы покидали 
через столько лет и столько зим, 
застучали по полу сандалии - 
и вошел... архангел Онэксим! 
И сказал он им: "Я все устроил 
и решил ваш спор уже давно; 
и хотя вы гении все трое - 
в сущности вы все-таки - говно, 
и всегда останетесь ослами... 
А в стране, где ветер душу рвет, 
за семью морями и долами 
настоящий музыкант живет!" 
И тогда пропел Крис Ри - де Бургу, 
не пытаясь раздраженье скрыть: 
"Кажется архангел гонит дурку, 
ведь такого, блин, не может быть!" - 
и добавил по-английски: "Телл ми, 
ю, арханджел, уот хиз нейм из?" 
И в ответ услышал: "Это Кельми. 
А зовут его, запомни, - Крис!" 
и, сказав, он тут же испарился, 
как с волшебной лампой Аладдин... 
А на том же месте появился 
с романтичной внешностью блондин. 
И тогда опять Крис Ри - де Бургу, 
усмирить пытаясь дрожь в груди, 
стиснув зубы еле слышно буркнул: 
"Дай гитару, брат, и отойди..." 
Он в розетку подключил гитару, 
"усилок" врубил на тыщу ватт, 
и запел, страдая, как Ротару, 
про любовь и про "Дорогу в ад"... 
А когда он все-таки заткнулся 
и накал страстей немного спал - 
то блондин всего лишь пошатнулся, 
но душой и телом не упал. 
И тогда, как будто острый скальпель 
зажимает опытный хирург, 
как Суворов, покоряя Альпы, 
взял гитару бледный Крис де Бург. 
Взял гитару и запел о разном, 
уносясь печалью в небеса. 
А когда дошел до "Бабы в красном" - 
содрогнулись реки и леса! 
Небосвод от горьких слёз прогнулся 
и разлился по ущельям скал... 
Но блондин всего лишь пошатнулся, 
а душой и телом не упал. 
И тогда, таинственный, как Борман 
в сорок пятом памятном году, 
к инструменту подошел Крис Норман 
и, хрипя, запел: "What can I do?" 
Показалось - мир перевернулся 
и свой разум в бездну уронил... 
Но блондин всего лишь пошатнулся 
и слегка колено преклонил. 
И тогда, шепча себе проклятья, 
осознав, что им не по плечу, 
на колени повалились братья, 
протянув гитару палачу. 
Равнодушно, как берет червонец, 
на посту стоящий строгий мент, 
золотоволосый незнакомец 
принял шестиструнный инструмент. 
Он колками подтянул волокна, 
или струны, проще говоря... 
И разбились, распахнувшись, окна, 
и ворвался «Ветер декабря», 
как влетает грешница к монаху, 
побороть не в силах естество... 
И унес тот ветер братьев... на фиг, 
и оставил Криса одного!

© Александр Вулых, 17.04.98г.




Другие новости


Игорь Коротков: О слизи. Саакашвили, Габуния, Геращенко, Каспаров и другие...
Владимир Казаков: Грузинские власти не сказали больше Эха Москвы и прочих ТВгозманов
Игорь Лапидус: Еще раз про ложь Солженицына

Новости портала Я РУССКИЙ