Александр Палладин: На земле моих предков

Александр Палладин: На земле моих предков

16/01/2019 00:11

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU В Подмосковье есть две деревни Дютьково, расположенные недалеко друг от друга, к западу от белокаменной. 

 

Обе возникли на рубеже 14-15 веков, а своим названием обязаны внуку Андрея Ивановича Кобылы (первый исторически достоверный предок бояр Романовых) — Фёдору Александровичу по прозвищу Дютка. В награду за верную службу Андрей Кобыла получил от старшего сына Ивана Калиты — великого московского князя Симеона Иоанновича Гордого земельные угодья под Звенигородом. Часть из них и досталась Фёдору Дютке.

Та Дютьково, что ближе к столице и в 2003 году стала микрорайоном Звенигорода, получила известность благодаря тому, что в конце 19-го—начале 20-го веков там бывали Антон Павлович Чехов, художники Левитан и Саврасов, жил композитор Танеев. Зато другая подмосковная деревня с тем же названием, но расположенная к юго-западу от Звенигорода, ничем вроде бы не примечательна, хотя, судя по писцовой книге 1592-1593 гг., имеет более древнюю историю — недаром же в тех документах упоминается как Старое Дютьково.

Так или иначе, ныне она позаброшена-позабыта. За сто лет, с 1890-го по 1989 год, число её жителей сократилось со 132 до 4 душ.  (Правда, в последние годы тамошнее население стало помаленьку расти и к 2010 году увеличилось до 26 человек). Эта-то деревня Дютьково и была малой родиной по крайней мере четырёх поколений Палладиных.

В 1800 году там появился на свет мой прапрадед Яков Михайлович. Окончив Московскую Перервинскую семинарию, в 1821 году он стал диаконом основанной ещё в 16-м веке дютьковской церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Четверть века спустя в этой должности его сменил старший сын Алексей, а в 1853 году туда поступил на службу пономарём младший сын Якова Михайловича — мой прадед Пётр.

Через три года у него родился мой дед Иван. Он семейной традиции изменил (так сказать, ушёл на гражданку), а вот его брат, другой Алексей, прослужил в упомянутой церкви псаломщиком вплоть до Октябрьской революции и произвёл на свет восемь детей. Самый младший из них, мой двоюродный дядя Анатолий, 35 с половиной лет назад был похоронен на Дютьковском кладбище...

Как известно, Европа издавна любила «ходить на Россию», и нередко маршрут интервентов пролегал по земле моих предков. В апреле 1605-го по пути в московский Кремль польский ставленник Лжедмитрий I сжёг и разорил звенигородский посад. Один из документов тех лет гласит: «Монастырские деревни они разорили, монастырские казённые деньги и лошадей и всякие монастырские запасы и хлеб забрали, и игумена Исайю с братиею ограбили и огнём жгли». Два года спустя другой самозванец — Лжедмитрий II тоже отправился к нашей столице, и вновь на пути незваных гостей оказался Звенигород; на этот раз его грабили ещё более нагло. А в 1618 году город занял польский королевич Владислав. Пришедшие с ним «литовские люди» забрали монастырские деньги, лошадей, съестные припасы.

Нетрудно догадаться, какая судьба постигла тогда и Дютьково. Отголоском тех событий звучит такая запись в писцовых книгах 1624-25 гг.: «церковь [Рождества Пресвятой Богородицы в Дютьково — А. П.] древяна, стоит пуста от литовских людей». Иными словами, и семь лет спустя земля моих предков выглядела разорённой…

 

Продолжение следует.

 

Фото с сайтов       www.sobory.ru    

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН



Другие новости


Александр Палладин. Хоккейный тренер Тарасов о «друзьях-соперниках» из ЧССР
Александр Палладин. Уроки татарского на Эхе Вашингтона. Осторожно, провокация
Александр Палладин. Из рассказов Снеговика. Советский хоккей. ЦСКА. Тарасов

Новости портала Я РУССКИЙ