Капитолина Кокшенева: Надо же поддерживать в себе русскую культурную меру

Капитолина Кокшенева: Надо же поддерживать в себе русскую культурную меру

12/02/2019 00:06

Москва, Капитолина Кокшенева, NEWS.AP-PA.RU К очередной годовщине скорбной даты смерти Поэта.

ПУШКИН...

Каждый год перечитываю "Евгения Онегина". Надо же поддерживать в себе русскую культурную меру и умение замирать перед "прекрасным мгновением"! Предлагаю читателям Калягинские "ЧТЕНИЯ" - тут тоже пушкинская мера в разговоре о "плеяде": "Пушкин в 1824 году воспевает сладостный союз, связующий меж собой Вяземского и Баратынского, Пушкина и Дельвига, и приглашает возникающего юного певца Языкова к сему союзу присоединиться.

В 1834 году Баратынский, обращаясь к Вяземскому с последним в своей жизни дружеским посланием, называет князя Петра Андреевича звездой разрозненной плеяды. В самом деле, от сладостного союза остаются к тому времени рожки да ножки. Дельвиг умирает в начале 1831 года; Вяземский, Баратынский и Языков, по замечанию Кожинова, «уже в конце 20-х, а особенно в 30-х годах <…> весьма резко выступают против творческих принципов Пушкина. Плеяда разрознивается».

Не станем удивляться тому, что союз певцов распался. Дела любви на нашей земле непрочны и недолговечны, смерть видимо над ними торжествует; душа проходит, как молодость и как любовь. Удивимся и порадуемся тому, что такой союз в русской истории был. Молодость и любовь прошли, разбросав по сторонам невидимые, неосязаемые зерна, и эти зерна дали в неожиданных местах неожиданные всходы. Душа Пушкина проросла в нашей истории. 

Русский мир продолжает неторопливо вращаться вокруг своего солнечного центра, и история разрозненной плеяды превращается со временем в историю о том, как Пушкин рос и взрослел, становился самим собой... История превращается в сказку, которую каждый волен рассказывать по-своему. Сегодня мы так расскажем ее.

Жил-был царь поэтов, и было у него три друга. 

Друг Дельвиг, его же любяше Пушкин, умер рано. Брешь, которую пробила в ближайшем окружении Пушкина эта смерть, ничто уже не смогло заполнить. 
Друг Вяземский всегда придирался, цеплялся к Пушкину, редко хвалил его. Он был старше Пушкина на семь лет. В его отношении к Пушкину не было простоты. В глубине души он не считал его настоящим царем поэтов. 

Пушкин терпеливо сносил придирки Вяземского, но, правду сказать, эта дружба под конец приносила ему мало радости.

Баратынский начал писать стихи позже других, но быстро усовершенствовался. Очень скоро стали у него получаться замечательные, ни на чьи другие в целом мире непохожие стихи. Талант его рос не по дням, а по часам ― как князь Гвидон в бочке. Ему уже не нужны были помощники или руководители в искусстве, и Пушкин его отпустил, освободил. «Ты сам царь, ― сказал он ему однажды, ― живи один. Ищи царство, которое для тебя приготовлено». 

Можно сказать: смысл этой сказки в том, что у Пушкина перед концом не осталось друзей. Но лучше сказать по-другому: как стал бы Пушкин Пушкиным, если бы не было у него в молодости этих вот именно друзей? 

Капитолина Кокшенева


Другие новости


Юнна Мориц: Творительным путем
Владимир Спектор: Просто и не просто, но очень увлекательно про сто выдающихся книг
Сергей Шаргунов: Хотите хорошую русскую литературу? Читайте Владимира Казакова

Новости портала Я РУССКИЙ