Александр Палладин. Посрамили даже компьютерную гадалку (к 40-летию победы сборной СССР по хоккею в розыгрыше Challenge Cup)

Александр Палладин. Посрамили даже компьютерную гадалку (к 40-летию победы сборной СССР по хоккею в розыгрыше Challenge Cup)

12/02/2019 00:04

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU  11 февраля 1979 года энхаэловцы покидали «Мэдисон сквер гарден», подняв воротники норковых шуб, чтобы скрыть свои слёзы…

 

 

 

8, 10 и 11 февраля 1979 года в нью-йоркском «Мэдисон сквер гарден» проходило повторное выяснение отношений между сборной СССР и «всеми звёздами НХЛ» (впервые это случилось в 1972 году). На сей раз в турнире до двух побед они разыграли Challenge Cup (Кубок вызова). То было последнее соревнование наших и заокеанских хоккеистов, которое я освещал, пока работал собкором в Оттаве.

В нашей стране предстоявший турнир вызвал большой интерес, и сразу три центральных издания: «Комсомольская правда», «Неделя» (воскресное приложение к «Известиям») и «Советский спорт», — заказали мне анонсирующие статьи.

С читателями «Комсомолки» я поделился настроениями канадцев.  «Будьте начеку, Боумен и компания! — обратилась одна из торонтских газет к лучшему на тот день тренеру в североамериканском профессиональном хоккее, взявшемуся подготовить энхаэловцев к матчам с нашей командой. — После турне “Крыльев Советов” можно не сомневаться: от “всех звёзд НХЛ” потребуются сверхусилия, чтоб одолеть сборную СССР». (За 10 дней, с 31 декабря 1978 г. по 9 января 1979 г., «Крылышки» провели 4 игры с клубами НХЛ, одержав победы над «Бостоном» и «Миннесотой», сведя матч вничью с «Филадельфией» и уступив «Детройту»).

Рассказал я и о том, какой неизгладимый след в памяти канадцев оставила суперсерия-72. Реликвии тех встреч заняли центральное место в Музеях хоккейной славы Торонто и Кингстона, а кабинеты многих канадских сановников украсили портреты Хендерсона, чья решающая шайба спасла тогда энхаэловцев от полного конфуза. Хендерсон, добавил я в своей корреспонденции, со второй половины 1970-х годов занялся богоискательством, а другой герой той суперсерии — Фил Эспозито растерял прежние качества бомбардира, сохранив лишь не имеющую ничего общего со спортом жгучую ненависть к советским хоккеистам (их он иначе, как assholes, не называл).

Я также напомнил, что с середины 1970-х годов матчи наших команд с клубами НХЛ и Всемирной хоккейной ассоциации (ВХА) стали проходить регулярно. При этом если до 1972 года казалось, что на равных тягаться с профессионалами не может никто, то уже через несколько лет мы стали безбоязненно посылать за океан набираться хоккейного ума-разума даже не самые сильные коллективы. Неспроста капитан «Филадельфии» Бобби Кларк, едва отдышавшись после игры с «Крыльями», изрёк: «Русских не узнать — так они изменились с момента последней моей встречи с ними два года назад. Добившись фантастического прогресса в хоккее, они не останавливаются на достигнутом». Вместе с форвардами «Монреаля» Лафлёром и Шаттом, а также защитниками Робинсоном (тоже из «Канадиенс») и Потвэном («Нью-Йорк айлендерс») Кларк составил стартовую пятёрку «всех звёзд НХЛ», которую путём референдума определили сами североамериканские болельщики.

Вследствие участившихся поражений от европейских — прежде всего, советских — команд ореол профессионального хоккея в Северной Америке заметно поблёк. Тамошний болельщик вдруг понял, что яркая обёртка подсовываемого ему товара — отнюдь не гарантия высшего качества. Посещаемость матчей с участием энхаэловцев заметно снизилась, а с ней — и прибыли владельцев профессиональных клубов. Поэтому организаторы розыгрыша Кубка вызова, рассчитывая на победу «всех звёзд НХЛ», всячески нагнетали ажиотаж и опрометчиво называли предстоявший турнир состязанием за титул лучшей команды планеты. В связи с этим свой репортаж для «Комсомолки» я завершил такими словами: сборная СССР вызов готова принять, однако элементарная справедливость и чувство уважения ко всем, кто верой и правдой служит этой игре, побуждают напомнить: сильнейших принято выявлять на чемпионатах мира, где не действуют «чужие» и «родные» стены, а матчи судят нейтральные арбитры.

 

Другой свой репортаж — для «Недели» — я начал цитатой из монреальской «Газетт»: «Вот дожили: НХЛ, прежде не желавшая и слышать о встречах с русскими, теперь смотрит на них как на палочку-выручалочку». Смысл этой фразы пояснила ведущая канадская газета «Глоб энд мейл»: «Кубок вызова кажется НХЛ манной небесной». По расчётам хоккейных дельцов, предстоявшие встречи должны были и лигу озолотить, и, главное, прорвать кольцо телевизионной блокады.

 

Дело в том, что в те времена хоккейные матчи на всю страну показывало лишь канадское телевидение, а в США крупнейшие телеканалы этот вид спорта в упор не видели, из-за чего хоккейные телерепортажи были доступны лишь жителям городов с клубами НХЛ. В связи с этим в казну Национальной хоккейной лиги тёк лишь скудный ручеёк доходов от рекламы, несопоставимый с бурным потоком долларов, который несла трансляция состязаний по американскому футболу, бейсболу и баскетболу.

 

Стремясь, по выражению тогдашнего президента НХЛ Рона Зиглера, «вывести хоккей из положения бедного родственника других видов профессионального спорта», канадцы принесли в жертву даже своё чувство патриотизма. Девяносто пять процентов игроков НХЛ в те времена составляли канадцы, а Кубок вызова, тем не менее, постановили разыграть в Нью-Йорке: именно там решалась судьба войны за контракты, клавшие к ногам телевидения весь континент. И всё же НХЛ войну проиграла. Ещё до того, как 8 февраля сборные СССР и Национальной хоккейной лиги вышли на лёд, стало известно, что предстоявшие матчи увидят даже японцы и австралийцы, но  лишь немногие телезрители в самих США — только жители городов с клубами НХЛ. К мольбам Зиглера и Кº заправилы американского телевидения остались глухи. Одна лишь Эн-Би-Си снисходительно согласилась показать третий период заключительного матча, да и то спустя много дней — в видеозаписи. «Зиглеру и Кº нанесён сокрушительный удар», — констатировала «Торонто стар». «Сперва пусть научатся торговать хоккеем», — с презрительной ухмылкой заметил рупор большого бизнеса «Файнэншл пост».

 

По традиции, местные специалисты хоккея не стеснялись в прогнозах. Журнал «Хоккей ревью» напророчил сборной HXЛ победу в двух встречах из трёх, а мой знакомый, маститый хоккейный обозреватель из Монреаля Ред Фишер высказался ещё категоричнее: 2:0, «сухой» счёт в пользу профессионалов. Те же, кто непосредственно держал руку на пульсе HXЛ, осторожничали. «На нашей стороне — родные стены и привычные размеры площадки, — напомнил один из лучших тренеров лиги Фред Широ. — Европейцам обычно требуется несколько дней, чтобы приноровиться к нашим коробкам, а это в столь скоротечной серии может сыграть решающую роль».

 

Ещё уклончивей высказался Гарри Синден, который в суперсерии-72 руководил сборной НХЛ, а теперь помогал Боумену: «Русские, несомненно, превосходят нас в сыгранности, но зато на нашей стороне поддержка трибун и тот факт, что два матча из трёх, включая завершающий, будет судить арбитр из НХЛ». Синдену же принадлежали редкие по откровенности и честности слова: «Если нас побьют, вы не услышите ссылок на "объективные обстоятельства».

 

Наконец, в репортаже для «Советского спорта» я рассказал, как за неделю до розыгрыша Кубка Стэнли на приёме в канадском парламенте повстречал давнего знакомого — видного деятеля правившей в стране Либеральной партии Гэса Макфарлейна. Он самозабвенно любил спорт и знал в нём толк: в 1970 году возил сборную Канады по баскетболу на мировое первенство в Югославию, тренировал студенческие команды хоккеистов и игроков в американский футбол. Одним из его воспитанников был Скотти Боумен. О тренере «всех звёзд НХЛ» Макфарлейн отозвался так: «Очень способен. По духу — первооткрыватель, любит оригинальные ходы. Пожалуй, единственный, кто в состоянии держать в узде такое скопище "звёзд", где каждый — бизнесмен-миллионер и индивидуалист до мозга костей. Для Боумена же они прежде всего игроки, обязанные выполнять его указания... И ещё мой бывший ученик — не сторонник грубой игры. Горжусь, что привил ему вкусы, не совсем обычные для нашего хоккея».

 

Тем временем еженедельник «Хоккей ньюс» привёл мнение Фреда Широ о плюсах и минусах нашего хоккея: «Советские хоккеисты стремятся не просто забросить шайбу, а сделать это шедеврально. Играют они нелогично — во всяком случае, с точки зрения наших защитников и вратарей, привыкших к менее замысловатым манёврам соперников». Зато, добавил Широ, советские защитники слишком либеральничали с соперниками на своём «пятачке», да и в целом наши команды чувствовали себя неуютно в условиях массированной осады их ворот. Отсюда — его рекомендация Боумену: применять тактику непрерывного силового давления, запирать сборную СССР в её зоне, не давать нашим игрокам завязывать многоходовые атаки, которых, по признанию Широ, канадцы боялись пуще всего...

 

«Каков будет исход предстоящих матчей? — Макфарлейн надолго задумался, потом сказал: — Пожалуй, первую встречу выиграете вы (поначалу скажется ваше преимущество в сыгранности), но в двух других победу вырвут профессионалы. При этом, возможно, в заключительной игре назначат дополнительный период». Мнение моего собеседника как две капли воды совпало с предсказанием компьютерной гадалки, которую нанял журнал «Хоккей ревью».

 

Как мы теперь знаем, все заокеанские предсказатели попали впросак: Кубок вызова достался сборной СССР, которая после неудачного дебюта (2:4) в тяжелейшей борьбе вырвала победу во второй игре (5:4), а в решающем матче разбила профессионалов в пух и прах — 6:0. И 11 февраля 1979 года энхаэловцы покидали «Мэдисон сквер гарден», подняв воротники норковых шуб, чтобы скрыть свои слёзы…

 

Фото с сайта     storage.ice-hockey-stat.com                     

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН.



Другие новости


Александр Палладин. Уроки татарского на Эхе Вашингтона. Осторожно, провокация
Александр Палладин. Из рассказов Снеговика. Советский хоккей. ЦСКА. Тарасов
Александр Палладин: Киднепинг глазами очевидца

Новости портала Я РУССКИЙ