Александр Палладин. Они были первыми (из моих мемуаров «По скользкому льду»)

Александр Палладин. Они были первыми (из моих мемуаров «По скользкому льду»)

02/03/2019 00:11

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU 65 лет назад сборная СССР по хоккею впервые одолела канадцев и первый раз завоевала звание чемпионов мира.

 

 

 

Датой рождения хоккея с шайбой в нашей стране принято называть 22 декабря 1946 года, когда стартовал первый чемпионат СССР по этому виду спорта. Между тем первый в России матч по хоккею с шайбой сыграли ещё в 1898 году. Он состоялся на льду Невы с участием «Невского клуба крикета, футбола, хоккея и тенниса» — его организовали англичане—работники Невской ниточной мануфактуры — и членов «Санкт-Петербургского общества любителей бега на коньках» (в их числе были победитель первого неофициального чемпионата мира по фигурному катанию Алексей Лебедев и первый в истории обладатель официального титула короля конькобежного спорта Александр Паншин).

До революции 1917 года хоккей с шайбой, однако, в нашей стране не прижился. После же, в период до Великой Отечественной войны, делались робкие, так и не давшие ощутимого результата попытки скрестить канадский, как его тогда называли, хоккей с хоккеем с мячом, который в Советском Союзе культивировали с 1920-х годов, причём и мужчины, и женщины. В 1957 году я попал в юношескую баскетбольную команду СКИФ[1], которую тренировала победительница одного из довоенных розыгрышей Кубка СССР по бенди (так одно время у нас именовали хоккей с мячом).

Зато после войны хоккей с шайбой набрал в Советском Союзе завидную популярность. В моём семейном архиве сохранился номер журнала USSR (выпускался посольством СССР в США) за февраль 1949 года с репортажем моего отца о поездке в Красноярский край, а также статьёй «В СССР в соревнованиях по хоккею на льду участвуют 40 000 спортсменов».

Как уже говорилось, поначалу канадским хоккеем в нашей стране занимались многие игроки в русский хоккей. В том числе — пятикратный обладатель Кубка СССР по хоккею с мячом, будущий старший тренер советской сборной по хоккею с шайбой Аркадий Иванович Чернышёв, навечно вписавший своё имя в историю этого вида спорта ещё и как автор первого гола в отечественных чемпионатах. Более того, некоторые наши спортсмены одинаково преуспели зимой в канадском хоккее, а летом — в футболе.

В начале своей спортивной карьеры в хоккей с шайбой играл и будущий лучший в мире футбольный вратарь Лев Яшин. В 1953 году в составе столичного «Динамо» он стал обладателем Кубка СССР и бронзовым призёром первенства страны по хоккею. В результате Яшин попал в число кандидатов в хоккейную сборную и, глядишь, годом позже получил бы титул чемпиона мира в этом виде спорта, если б не связал дальнейшую судьбу с футболом.

Самый же знаменитый такого рода пример — «Шаляпин русского футбола, Гагарин шайбы на Руси», как Евгений Евтушенко окрестил Всеволода Боброва, единственного в мире участника зимних и летних Олимпиад в качестве капитана национальных сборных по обоим видам спорта. Международную славу он снискал ещё в конце 1945 года, во время сенсационного турне футболистов московского «Динамо» по Великобритании, в ходе которого наша команда одолела лондонский «Арсенал» (4:3), разгромила клуб «Кардифф Сити» (10:1) и свела вничью матчи с «Челси» (3:3) и «Глазго рейнджерс» (2:2).

6 из 19 мячей, забитых родоначальникам футбола, записал на свой счёт Бобров, выступавший в ту пору за ЦДКА (Центральный дом Красной Армии), но включённый в динамовский состав вместе с двумя игроками из Ленинграда. Наши футболисты произвели настолько сильное впечатление на англосаксов, что и девять лет спустя дебютант первенств мира по хоккею с шайбой — сборная СССР в репортажах канадских журналистов значилась как… «Динамо».

А шестью годами раньше отец, в детстве игравший в подмосковном Подольске в футбол и с тех пор на всю жизнь полюбивший этот вид спорта, впервые взял меня, четырёхлетнего, на футбольный матч, проходивший на столичном стадионе «Динамо». В тот день там состоялась решающая игра за звание чемпиона СССР между хозяевами поля и ЦДКА. Знакомые отцу воспитанники подольского футбола Евгений Фокин и Алексей Лапшин ещё до войны попали в состав столичного «Динамо», и, возможно, поэтому папа навсегда стал поклонником этого клуба.

Я же под впечатлением от увиденного (а может, из врождённого духа противоречия) решил с тех пор болеть за армейцев. За несколько минут до окончания встречи они одолели-таки соперников — 3:2, причём два мяча, включая решающий, в ворота соперников вколотил Бобёр (так Боброва за глаза величали поклонники), он же «Золотая нога» (это прозвище ему дал знаменитый радиокомментатор Вадим Синявский).

В мае 1952 года мы с отцом на том же стадионе «Динамо» стали очевидцами матча наших футболистов с громившей всех и вся сборной Венгрии[2], где Бобров открыл счёт, который венгры смогли лишь сравнять. А два года спустя всё тот же Бобров примет из рук президента Международной федерации хоккея на льду серебряный кубок — награду за победу советской команды в первом чемпионате мира с её участием.

Об этом, впрочем, рассказ впереди. Пока же замечу, что и в хоккее «Золотая нога» заслужил право называться гением прорыва. В 18 матчах второго чемпионата страны, проходившего в 1947-48 годах, Бобров забросил 52 шайбы — без малого три гола на круг. А четыре года спустя он установил ещё один непобитый по сей день рекорд — 10 голов в одной игре. Тогда же он вновь добился выдающегося показателя результативности в сезоне — 2,18 шайбы за матч. Перед этими его достижениями сняли шляпу даже заокеанские историографы хоккея братья Дэррил и Джордж Фости.

«Для сравнения, — говорится в их статье “Красный штурм: русский хоккей на льду с 1898 по 1954 год”, — в сезоне 1983-84 годов Уэйн Гретцки установил рекорд НХЛ, забросив в среднем 1,18 шайбы за игру». Всего же на счету «Гагарина шайбы на Руси» 243 гола в 130 матчах чемпионатов СССР и 89 голов в 59 международных встречах.

О неимоверной любви соотечественников к хоккею с шайбой свидетельствует и тот факт, что матчи, поначалу проводившиеся под открытым небом, собирали тысячи зрителей даже в лютый мороз. А между тем в предвоенные годы в СССР этот вид спорта вызывал разве что скепсис. «Игра носит сугубо индивидуальный и примитивный характер, весьма бедна комбинациями и в этом смысле не выдерживает никакого сравнения с бенди. На вопрос, следует ли у нас культивировать канадский хоккей, следует ответить отрицательно», — в 1932 году написал, как отрезал, журнал «Физкультура и спорт».

Перелом наступил через 14 лет, когда Всесоюзный комитет по физической культуре и спорту постановил организовать первый чемпионат СССР по хоккею с шайбой. Немаловажную роль в этом сыграл один из руководителей нашего государства — маршал Климент Ефремович Ворошилов, курировавший тогда отечественный спорт. Он назвал хоккей с шайбой «игрой для русских людей», прозорливо заметив: «Потренируемся — и канадцев одолеем». Заметный вклад в становление отечественного хоккея с шайбой внёс и фанатично влюблённый в спорт младший сын Сталина — Василий.

Возглавив после войны военно-воздушные силы Московского военного округа, он основал несколько спортивных команд ВВС, в том числе по хоккею. Её первым тренером, кстати, был Анатолий Тарасов. Хоккеисты ВВС трижды подряд: в 1951, 1952 и 1953 годах, — выигрывали звание чемпионов СССР, а их тройка нападающих Бабич—Шувалов—Бобров считалась сильнейшей в стране. 

Популяризировали заморскую новинку у нас с выдумкой — например, организовывали соревнования с гандикапом, когда более слабой команде давали фору в несколько шайб. Во сколько именно, выходившие на лёд могли только гадать, что побуждало их выкладываться до конца.

Лет в тринадцать на одном из таких матчей побывал и я. Случилось это в Сокольниках, на первой в нашей стране хоккейной арене с искусственным льдом. Дело было ранней осенью, одеты зрители были в рубашки с коротким рукавом, и спортсмены в полной хоккейной экипировке, бегавшие по дымившемуся от жары льду, смотрелись странно — не то, что на телеэкране.

В СССР первые телевизионные репортажи о хоккейных матчах были организованы в 1952 году, что тоже способствовало быстрому росту всенародной любви к хоккею с шайбой. Впрочем, телевизоры в нашей стране тогда были такой же редкостью и таким же предметом роскоши, как легковые автомобили. Выпускались они в одной модели — КВН-49 и имели экран чуть больше коробки папирос, в связи с чем снабжались увеличительными линзами.

Обладателем одной из таких диковин был обитавший в одном с нами доме пожилой железнодорожник. Сухонький старичок, даже по выходным не расстававшийся с форменным кителем, он жил одиноко и иногда приглашал соседей на коллективный просмотр той или иной передачи. Мне он запомнился чёрной перчаткой, надетой на протез левой кисти, и забавной историей, приключившейся с ним в молодости.

— Учась на железнодорожника, — поделился он как-то с мамой, — я одно лето провёл у тётушки. У неё был свой сад, и она наварила из фруктов и ягод разных варений, а я страсть как любил сладости. Вот и повадился по ночам, когда тётушка уже спала крепким сном, на цыпочках пробираться в столовую, где хранились банки со всевозможными джемами. Потихоньку, чтобы дверца не скрипнула, отворю шкаф, достану первый попавшийся сосуд, сниму крышку, да зачерпну ложкой заветное угощение. Чтобы тётушка недостачу не обнаружила, за раз много не брал, и до поры, до времени это сходило мне с рук. И вот однажды я опять отправился за сладеньким. Свет, как обычно, зажигать не стал, хоть в ту ночь из-за новолуния не было видно ни зги. Остерегаясь разбудить хозяйку дома, решил за ложкой в буфетный ящик не лезть — авось, думаю, повезёт найти конфитюр из груш или яблок (тётушка варила их целиком). Наощупь достал какую-то банку, просунул в горлышко пальцы — вот удача, хвостик торчит!

Вытягиваю наружу — судя по очертанию, груша. Зажмурив в предвкушении удовольствия глаза, отправил её в рот и надкусил. Но что за странный вкус и, главное, хруст, словно грызу не фруктовую мякоть, а кость?.. Поперхнувшись, вынул лакомство изо рта и, держа за хвостик, поднёс к окну, чтоб получше рассмотреть. Можете представить себе мои ужас и отвращение, когда обнаружилось, что вместо груши я чуть не проглотил невесть как забравшуюся в банку с вареньем и утонувшую там мышь…

В гостях у этого человека я и увидел впервые в своей жизни телевизор, а на его экране — хоккейный матч. В тот январский день 1952 года команда ВВС во главе со Всеволодом Бобровым, вырвав победу у ЦДСА (так стали именовать ЦДКА), второй раз подряд стала чемпионом СССР.

Александр Палладин

 

Продолжение следует.

Фото из семейного архива.



[1] Спортивный клуб Института физкультуры.

[2] В период с 1950 по 1954 год венгерские футболисты провели беспроигрышную серию в 32 матча на уровне сборных, одолев в том числе бразильцев, западных немцев, уругвайцев и англичан, причём последних дважды, да с каким счётом — 7:1 и 6:3!

 

 

 



Другие новости


Александр Палладин. Стояли насмерть. Освобождение Болгарии от турецкого ига
Александр Палладин. Союзнички. Освобождение Болгарии от турецкого ига
Александр Палладин. Школа в Сокольниках: № 1 и по названию, и по сути

Новости портала Я РУССКИЙ