Александр Палладин. Они были первыми (окончание)

Александр Палладин. Они были первыми (окончание)

05/03/2019 00:03

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU 65 лет назад, 7 марта 1954 года, сборная СССР по хоккею с первой попытки одолела канадскую команду и завоевала звание чемпиона мира.

 

 

 

Сдержанно оценивала шансы нашей команды в игре с канадцами и отечественная пресса. О телевизионных трансляциях из-за рубежа у нас тогда и не помышляли, а радиорепортажи Вадима Синявского из Стокгольма были доступны не каждому, так что главным источником информации для миллионов советских людей была печать. Помню, как по дороге на каток на Чистых прудах я, взобравшись на обледенелый сугроб, читал на одном из газетных стендов корреспонденцию из шведской столицы с прогнозом о том, что вслед за матчем с канадцами сборной СССР, скорее всего, предстоит переигровка с «Тре крунур».

 

Неспокойно было на душе и у наших хоккеистов. Из книги Анатолия Салуцкого «Всеволод Бобров»: «В Стокгольме спортсмены из Страны кленового листа всё ещё уповали… на устрашающую силу легенд, окружавших канадский хоккей. Ходили слухи о том, будто бы некоторые североамериканские игроки швыряют шайбу с такой силой, что пробивают ею борта хоккейных коробок». В результате, добавил Салуцкий, «накануне матча с канадцами апартаменты отеля “Мальме”, где жили советские хоккеисты, напоминали собой лагерь русских войск перед Бородинским сражением: спортсмены во главе с капитаном Всеволодом Бобровым, вооружившись иголками и нитками, пытались хоть как-то усилить своё плохонькое, нестандартное защитное снаряжение, которым, по выражению канадской газеты “Телеграм”, “побрезговала бы даже самая захудалая университетская команда”. Бобров нашил на внутреннюю сторону свитера подкладку из войлока, предохранявшую живот, а к нагруднику приделал своеобразный фартучек».

 

О том же впоследствии рассказал старший тренер нашей сборной Аркадий Иванович Чернышёв. Он, в частности, вспоминал, как руководитель советской делегации в Стокгольме Борис Васильевич Мякиньков предложил «поберечь силы перед неминуемой переигровкой со шведами», поскольку, мол, канадцев не одолеть. «Должен со всей прямотой сказать, что и у некоторой части наших товарищей сначала царило пессимистичное настроение, — засвидетельствовал в своей автобиографии "Самый интересный матч" капитан советской ледовой дружины Всеволод Бобров.

 

— Сравнивая число забитых нами и канадцами шайб, они делают вывод, что проигрыш неизбежен. Но спорт, к счастью, ничего общего с арифметикой не имеет. И в каждом конкретном случае побеждает тот, кто сильнее духом и телом в данном матче».

 

Впрочем, канадских хоккеистов перед решающим матчем тоже охватила нервозность.

— Накануне вечером тренерам не пришлось загонять нас в постели: все легли задолго до отбоя, — вспоминал в разговоре с Янгом (автор книги «Война на льду») нападающий Джон Петро. — Выспаться-то мы выспались, но назавтра нас всё равно было не узнать — так мы мандражировали. Мы ведь видели русских в игре и на тренировках, убедились в их высоких скоростных качествах и выносливости. А тут ещё отовсюду неслось: вы должны победить, вы должны победить!..

 

— Нервы были натянуты до предела, — вторил одноклубнику Мо Гейлэнд. — Мы ведь бились за свою страну. Многие в нашей команде впервые очутились в такой ситуации и не понимали, что надо было просто выйти на лёд и сделать привычную работу... Чтоб разрядить обстановку, я рассказал анекдот. В ответ — гробовая тишина, никто даже не улыбнулся.

 

И вот результат: на шестой минуте Алексей Гурышев, а на двенадцатой — Виктор Шувалов забросили канадцам две лёгкие («детские», по выражению тренера «Кленовых листьев») шайбы.

 

— Я был на льду в тот момент, когда наш вратарь пропустил первую шайбу, — продолжил свой рассказ Петро. — Я глазам своим поверить не мог: Локхарт столько раз выручал нас в предыдущих матчах, а тут словно окаменел…

 

Да что там Локхарт!

— Даже наиболее шустрый наш игрок не поспевал за самым тихоходом-русским, — поделился со Скоттом Янгом центрфорвард Эрик Унгер.

 

Гири к ногам его соотечественников, констатировал Янг, подвесила обстановка, царившая тогда за океаном: «То был первый — но не последний — случай, когда перед игрой с русскими канадскую хоккейную команду взвинтили до предела, причём сами русские никакого отношения к этому не имели. Поступавшая в Стокгольм по телефону, телеграфу и дипломатической почтой реакция канадской общественности и прессы представляла собой густую смесь антикоммунизма и всякой чуши, присущей североамериканцам 1950-х годов».

 

Газета «Оттава джорнэл» тоже сочла, что причиной разгромного поражения родоначальников хоккея шайбой от новичков стал охвативший канадцев массовый психоз:

 

«Мы попали в донельзя политизированную обстановку, хотя мы не политики, а хоккеисты», — сетовал Карри.

 

На восемнадцатой минуте матча Бобров, как канадцы ни пытались его удержать, прорвался сквозь заслон дюжих соперников и забросил третью шайбу, а за 25 секунд до свистка на перерыв Михаил Бычков довёл счёт до 4:0. «Переполненный стадион, — говорилось наутро в корреспонденции из Стокгольма, опубликованной норвежской газетой "Моргенпостен", — стал свидетелем того, что хоккейный новичок обращался с канадцами как со школьниками». «Русские преподали канадцам урок владения клюшкой», — признала и «Оттава джорнэл»:

 

Во втором периоде Мо Гейлэнд размочил счёт, но в ответ канадцы получили ещё три шайбы, заброшенные всё тем же Шуваловым, а также Валентином Кузиным и защитником Альфредом Кучевским. Свисток об окончании второго периода, и на табло — 7:1 в пользу сборной СССР.

 

Концовка матча прошла в яростных атаках «Кленовых листьев». Об умении канадцев вести борьбу до конца я уже упоминал — как и об их драчливости. В том матче обе эти черты проявились сполна.

 

— Судья перестал обращать внимание на нарушения правил нашими игроками, — признал Грег Карри в интервью Скотту Янгу. — Мы то и дело сбивали русских с ног, но арбитр словно этого не замечал, лишь дважды удалив наших.

 

Советская сборная стойко оборонялась, но одну шайбу всё-таки пропустила. Зарядил дождь, лёд превратился в кашу, и тут нашим хоккеистам пригодились футбольные навыки: они стали пасовать шайбу не только клюшками, но и коньками, ещё и этим застав соперников врасплох.

 

И вот, наконец, финальный свисток. 7:2, победа! Неофиты хоккея с первой попытки завоевали корону чемпионов мира и Европы. Кроме того, капитан нашей сборной был признан лучшим игроком чемпионата, хотя по количеству заброшенных шайб заметно отстал от Гейлэнда.

 

Как положено, по окончании матча команды выстроились друг против друга. Вышел на лёд и Грег Карри. Он встал рядом с капитаном канадцев Томом Кэмпбеллом и, когда вверх по флагштоку пополз серпасто-молоткастый стяг, угрюмо выдавил из себя:

— Домой нам лучше не возвращаться…

 

А в ответ на телефонный звонок корреспондента «Торонто телеграм» Карри произнёс:

— Сегодня худший день в моей жизни: мне пришлось, стоя под дождём, смотреть, как поднимают русский флаг…

 

Скотту Янгу тренер «Линдхерст моторз» позже признался:

— В раздевалке многие наши ребята плакали, коря себя за то, что подвели свою страну.

 

На следующий день сборная СССР вернулась домой, где их встретили с подобающими почестями.

 

1954 год вообще был на редкость удачным для советских спортсменов. В феврале наши лыжники, как и хоккеисты, впервые приняв участие в первенстве планеты, завоевали больше всех золотых медалей — четыре. Затем Борис Шилков, Олег Гончаренко и Евгений Гришинзаняли весь пьедестал почёта на чемпионате мира по конькобежному спорту, а через несколько дней такого же триумфа добились Лидия Селихова, Римма Жукова и Софья Кондакова. Летом же на чемпионате мира по спортивной гимнастике 11 (!) раз звучал гимн СССР в честь побед дебютантов этих соревнований — наших спортсменов, ставших лучшими как среди мужчин, так и женщин. Тогда же советские штангисты впервые опередили на мировом первенстве извечных соперников — американцев как в командном зачёте, так и по количеству высших наград.

 

И ещё несколько слов о триумфальных дебютах отечественных атлетов в том самом 1954 году. Наши силачи трижды поднимались на высшую ступень пьедестала почёта на чемпионате мира по вольной борьбе, 11  золотых медалей привезли с первенства планеты наши стрелки, а Владимир Куц первым из советских легкоатлетов стал лучшим в Европе в беге на 5000 метров. Наконец, наши спортсмены, дебютировав в знаменитой Королевской регате Хенли, победили в трёх видах соревнований по академической гребле, а в сентябре там же, в Великобритании, московский «Спартак» вырвал победу — 2:1 у футболистов лондонского «Арсенала».

 

Итоги же хоккейного первенства, пишет автор «Войны на льду», «вызвали беспрецедентный шум» за океаном. «Если проигрыш звания чемпионов мира американцам в 1932-м и четыре года спустя англичанам был приемлем, — поясняют заокеанские историографы хоккея Дэррил и Джордж Фости, — то поражение от Советов сочли непростительным». Тех, кто норовил превратить хоккей в войну на льду, с головой выдала «Торонто стар»: «Жаль, что наши проиграли, лишив нас шанса поставить коммунистов на место». Владелец профессионального клуба «Торонто мейпл лифс» Конн Смайт даже грозился по окончании очередного сезона в НХЛ отвезти свою команду в Советский Союз, чтоб «показать русским, где раки зимуют». С него станется, заметил по этому поводу хозяин «Нью-Йорк рейнджерс» Фрэнк Буше: оказавшись в СССР, Смайт, ветеран обеих мировых войн, чего доброго, затеял бы новую... Как бы то ни было, заключают братья Фости, «хоккей навсегда изменился. Русские вступили в эту игру, чтоб побеждать».

 

Двадцать пять лет спустя «Глоб энд мейл» поместила пространную статью с заголовком под стать некрологу: «В тот чёрный день в Стокгольме…». В ней — смесь непреходящего удивления («у русских в ту пору не было ни одного искусственного катка»), ностальгии и горечи («Линдхерст” стала первой командой родины хоккея, которая встретилась с русскими, и первой, которая им проиграла»). По свидетельству ведущей канадской газеты, побеждённые боялись возвращаться домой: там их ждали разочарованные болельщики и норовившие пригвоздить к позорномустолбу газетчики. В Канаде лишь единицы тогда сознавали, что их посланцы уступили сопернику, перед кем со временем не устоят и лучшие профессионалы.

 

Потому-то в другой «чёрный» для канадского хоккея день — 2 сентября 1972 года — игроки «Линдхерст» рукоплескали нашей команде, одолевшей команду НХЛ. «Я ещё тогда говорил, что русским и "профи" не страшны, да меня поднимали на смех, — вспоминал ветеран "Линдхерст" Грей. — А прислушались бы, не были бы так ошарашены результатом, столь похожим на наше  собственное поражение, — 3:7».

 

Первые три отрывка здесь:

 

http://news.ap-pa.ru/news/i5390-aleksandr-palladin-oni-byli-pervymi-iz-moih-memuarov.html

 

http://news.ap-pa.ru/news/i5406-aleksandr-palladin-oni-byli-pervymi-prodoljenie.html

 

http://news.ap-pa.ru/news/i5411-aleksandr-palladin-oni-byli-pervymi-chast-3-ya.html

 

 

Фото с сайтов   https://storage.ice-hockey-stat.com    https://cdni.rbth.com   https://static.tildacdn.com

 

 АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН.



Другие новости


Александр Палладин. В получасе езды от Нью-Йорка (Белорусские нацисты)
Александр Палладин. Что-то гринго на себя пока не похожи (часть 4-я).
Александр Палладин: Мой предок участвовал в войне с Наполеоном

Новости портала Я РУССКИЙ