Михаил Васьков: Уроки истории: «Олонецкой шли мы дорогой…» Часть I (к столетию «похода» белофиннов на Карелию)

Михаил Васьков: Уроки истории: «Олонецкой шли мы дорогой…» Часть I (к столетию «похода» белофиннов на Карелию)

15/04/2019 00:08

Москва, Михаил Васьков, NEWS.AP-PA.RU К столетней годовщине вторжения на советскую территорию белофиннов...

 

 

В бесконечной череде юбилеев, которыми богат нынешний год, есть один, который, как мне подсказывает интуиция, не получит широкого освещения, а возможно даже и упоминания ни у нас, ни за рубежом. Он касается истории, прямо скажем, не самых простых российско-финляндских отношений.

Нет, я имею в виду не восьмидесятилетие «вероломного нападения на маленькую и беззащитную Финляндию злобного и кровавого тирана Сталина», которого намедни шеф НАТО херре Столтенберг (именно этого «друга России» в бытность его норвежским премьером тогдашний «гарант» г-н Медведев в 2010 году под визит в Осло одарил всеми спорными акваториями Баренцева моря размером с Ленинградскую область) сравнил с Гитлером и запрещенным в РФ ИГИЛ. А ровно наоборот – столетие вторжения на советскую территорию белофиннов...

 

Истоки конфликта

 

«Белофиннами» вторженцев я назвал вовсе не из любви к идеологическим штампам прошлых лет, а потому что так они себя именовали сами, в отличие от их оппонентов – финнов «красных». Однако для того чтобы понять суть событий немного погрузимся в историю. Итак…

Финляндия, бывшая шведская провинция, с 1809 года, как известно, более века входила в состав Российской империи в качестве личной унии русского монарха с широчайшими правами автономии. (Свои законы, парламент, избирательная система, валюта, календарь, армия, полиция, судебное производство, таможня, почта, система образования и др. Общими были разве что вопросы внешней политики и обороны да обеспечение лояльности царю).

После Октябрьского переворота в Петрограде и прихода к власти большевиков 4 декабря 1917 года сенат Финляндии объявил о независимости, которую через два дня одобрил финский парламент-эдускунта, а 18 (31) декабря признала и бывшая метрополия – постановлением Совета народных комиссаров РСФСР.

Таким образом, его первый председатель В.И. Ульянов-Ленин сдержал слово, данное финским социал-демократам еще на конференции 1905 года в Таммерфорсе (ныне г. Тампере) – даровать соседям независимость в случае своего прихода к власти.

Ильич при этом вовсе не был недоумком, раздающим направо и налево имперские земли, как рисуют его критики – державники-монархисты или либералы-демократы. Просто в рамках глобалистского проекта мировой закулисы (в его коммунистическом варианте) «пролетарский вождь» был уверен, что через пару-тройку лет пожар революции перекинется из России вовне и жарко запылает во всех «нужных» странах. Стало быть, и границы между ними исчезнут за ненадобностью. Как там у «знамени» большевистской поэзии Маяковского, помните?  «…в мире без Россий, без Латвий, жить единым человечьим общежитьем…».

Но, разумеется, не все народы были согласны с подобной перспективой. В частности, финны (или уж, во всяком случае, их большинство), получившие шанс построить полноценное национальное государство, жить в одной общаге с «голодранцами всего света» не возжелали. Сформированные финским сенатом подразделения Гражданской стражи – Суоелускунты (более известной у нас под переводом – «Охранный корпус» и под своей шведскоязычной аббревиатурой – Шюцкор) разоружили дислоцированные в Финляндии (на базах, в гарнизонах и вдоль границы со Швецией) части бывшей Русской императорской армии как «революционно распропагандированные» и «потенциально враждебные». Началась их незамедлительная отправка в метрополию. Отметим, что к марту 1918 русских солдат на территории бывшего вассала практически не останется.

Однако и в самой Суоми нашлись сторонники красной идеи, которые для ее отстаивания стали создавать свои вооруженные отряды – Пунакаарти (Красную гвардию). Начались ее столкновения с шюцкоровцами, очень быстро переросшие в полномасштабную войну, которую в финской историографии называют «Освободительной войной», «Классовой войной», «Красным мятежом» или «Восстанием», у нас же чаще – «Гражданской войной в Финляндии», отделяя ее от общей Гражданской войны в масштабах остальных частей бывшей империи.

Как бы там ни спорили о названии, война это была самая, что ни на есть, настоящая. Причем, несмотря на свою относительную скоротечность (108 дней), очень жестокая и кровавая, полная почти средневековых зверств, всяческих злодейств и расправ с невинными жертвами с обеих сторон. В ее результате белые финны (еще раз подчеркнем: так они стали сами называть себя по аналогии с русской Белой гвардией) с помощью войск кайзеровской Германии и прошедших там обучение финских егерей взяли верх над финнами красными.

Кстати, однозначно утверждать, что в Финляндии все аристократы и богачи поголовно были за белых, а все простолюдины и бедняки – за красных, по меньшей мере, некорректно. Линия противостояния, как это водится во время смут, прошла, что называется, по живому – по семьям, по друзьям, по знакомым, по соседям. Причем, пожалуй, даже покруче, чем в России. Как некогда было предсказано провидцами, «и восстал брат на брата, и сын на отца»…

Большевистская Россия, со своей стороны, разумеется, всячески поддерживала красную сторону, но в виде прямой отправки войск, как немцы, высадившиеся на Аландах и на южном побережье Суоми, во внутрифинский конфликт всё же не вмешивалась. Впрочем, это не помешало буржуазному правительству Финляндии 15 мая 1918 года, сразу после победы над финской Красной гвардией, объявить Советской России войну, в частности, под предлогом того, что Советы, мол, взяли под защиту бежавших на территорию РСФСР разбитых красных финнов…

 

По-братски…

Любопытно, что боестолкновения, вооруженные конфликты и войны 1918-22 гг. на Северо-Западе бывшей Российской империи, в районах проживания прибалтийско-финских народов (финнов, эстонцев, сету, ижоры, финнов-ингров, води, карелов, вепсов), в том числе и описываемый нами «Олонецкий поход», в финской историографии называют словом «хеймосодат» – т.е. войнами «племенными», «соплеменными», «братскими», «братских народов». Дело в том, что финские националисты (а национализм, видимо, «детская болезнь» любого новообразованного государства) считали, что после достижения независимости финны всенепременно должны помочь добиться таковой и всем близкородственным народам, а заодно и расширить свою территорию, превратив Суоми в т.н. «Великую Финляндию» – от Ботнического залива до Урала, и от Северного Ледовитого океана до Свири.

События 1918 года в ходе, как мы помним, объявленной финнами войны РСФСР в целом были довольно вялотекущими. Нет, не обходилось, конечно, без неординарных, запоминающихся. В виде, например, картинной клятвы командующего финской Белой гвардии генерала от кавалерии (на тот момент) барона Маннергейма (в русской армии Густав Карлович, к слову, дослужился до генерал-лейтенанта), поклявшегося «не вкладывать меч в ножны, прежде чем законный порядок воцарится в стране…, прежде чем последний вояка и хулиган Ленина не будет изгнан как из Финляндии, так и из Восточной Карелии».

Или загадочных – в виде, например, формирования на подконтрольной большевикам территории британцами (!) под командованием ирландца подполковника Филиппа Вудса т.н. «Карельского полка» из бежавших красных финнов и местных жителей, которые лихо громили шюцкоровцев под Вокнаволоком и освободили от белофиннов Панозеро и Юшкозеро… Или совместной обороны Кемской волости (йа-йа, Кемьска волость!) отрядами красных финнов и англо-американцами и французами, приславшими бронепоезд!

Антантовцы-то, спросите вы, откуда там взялись? Да «по просьбе законного правительства»! Будете смеяться, но на Русский Север интервентов (в виде регулярных подразделений англичан, американцев, французов, канадцев, австралийских добровольцев, британо-сербских и британо-польских стрелков) пригласили… сами большевики! Для защиты от наступающих германо-финских войск стратегически важной Мурманской железной дороги, складов союзников с вооружением и обмундированием, по обороне Мурманска и других незамерзающих портов Баренцева моря, которые, де, в случае захвата их белофиннами немцы могли бы использовать в качестве баз для своих кораблей и подводных лодок. О как!

Если снять кинобоевик, к примеру, про историю совместного десанта красноармейцев, краснофлотцев и британских морпехов в Печенгу с целью выбить оттуда финских белогвардейцев, а затем совместной обороны городка и порта от контратак противника (а ведь это всё было в мае восемнадцатого!), то на события Гражданской войны России и у нас, и за рубежом многие посмотрели бы в несколько ином ракурсе. Как так, братство по оружию красных и интервентов?! Рушатся абсолютно все исторические штампы и приоткрываются завесы тайного политеса… Но ведь не снимут! Не пустят людей «внешних» копаться в секретах прошлого. И устоявшиеся штампы (интервенты – зло с «нашей» точки зрения, красные – зло с «их») останутся неизменными…

В паре источников прочитал еще одну озадачившую меня версию: якобы финны по каналам генштаба «для урегулирования отношений» предлагали большевикам ни много, ни мало территориальный обмен – земли финской части Карельского перешейка на… Восточную Карелию. То есть, то же самое, что «злобный Сталин» предложил соседям осенью тридцать девятого! Мн-да. Темна вода во облацех и чудны дела твои, Господи! Но, как говорят, загадки истории имеют свои разгадки, тайны – никогда…

 

Изменение расклада

Как бы то ни было, но антантовцы, большевики, а затем и эсеры с меньшевиками (после переворота в Архангельске и образования в августе 1918 года «демократической» Северной области – территории совр. Мурманской и Архангельской областей и части совр. Республики Карелия) Русский Север отстояли, потеряв в Карелии только районы Ребол и Поросозера. Спорадические пограничные бои на существенное изменение обстановки не влияли. Стало ясно, что основные события развернутся в девятнадцатом.

Так оно и произошло. И тому было немало причин. Во-первых, полностью изменился мировой расклад сил. Германская империя, на которую ориентировалась Финляндия, и союзные ей Центральные державы, признавшие ее независимость сразу вслед за большевиками, потерпели поражение в Первой мировой войне. Гибкие финны, надо сказать, не особо горевали. Они провели всеобщие выборы в эдускунту (парламент), а на президентских выборах «прокатили» Маннергейма, избрав всех устраивавшего Каарло Юхо Стольберга, объявив о примате демократических ценностей и ориентации на западные «демократии».

Под давлением союзников русские «белые» признали Финляндию в качестве независимого субъекта (кстати, как и Польшу; с другими государственными новообразованиями на территории бывшей империи вопрос на тот момент остался открытым). Соответственно, признали независимость Суоми и страны Антанты.  Обобщенно и упрощенно говоря, наконец-то договорившись между собой, единым фронтом все они встали против РСФСР…

 

(продолжение следует)

 

Михаил ВАСЬКОВ, специально для АП-ПА

Фото с с сайта  Heninen.net (Финляндия)



Другие новости


На берегах Виру. Чем живет современная Эстония? (путевые заметки). Часть II
Михаил Васьков: На берегах Виру. Чем живет современная Эстония (путевые заметки). Часть 1
Михаил Васьков: О нацвопросе и на чьей же стороне воевала польская Армия Крайова?

Новости портала Я РУССКИЙ