Александр Палладин. По случаю Дня космонавтики (как я доставил в Виннипег модель первого спутника Земли)

Александр Палладин. По случаю Дня космонавтики (как я доставил в Виннипег модель первого спутника Земли)

12/04/2019 23:16

Москва, Александр Палладин, NEWS.AP-PA.RU  В 1970-х годах в городах Канады устраивали выставки советской космической техники, и в годы работы собкором АПН я подготовил об этом несколько репортажей.

 

 

 

А началось всё с того, что в конце октября 1975 года наш посол поручил зав. Бюро АПН в Оттаве Виктору Ивановичу Михееву и мне слетать в Виннипег — передать мэру модель первого спутника Земли.

 

Кстати, уменьшительным именем Виннипега — Винни лейтенант канадской армии Гарри Килборн назвал детёныша американского чёрного медведя, которого он приручил и после начала Первой мировой войны привёз в Европу, где перед отъездом на фронт подарил лондонскому зоопарку. Там в 1924 году подросшую медведицу узрел Алан Александр Милн, сочинявший в ту пору истории для своего четырёхлетнего сына. Она-то и надоумила английского писателя назвать героя его повестей и стихов Винни-Пухом.

 

Виннипег имел статус побратима Львова, и им к тому времени уже 18 лет бессменно управлял Стефан Дзюба. Он принял нас с Виктором Ивановичем в своём кабинете. Мэр административного центра провинции Манитоба оказался на редкость простым, несмотря на занимаемую должность, человеком весёлого, даже игривого нрава. В свои 60 с небольшим лет Дзюба был сухопар и чрезвычайно подвижен — про таких говорят «на месте не сидит».

 

— Идея породнения городов очень мне по душе, — сказал он. — Такие контакты обогащают человеческий опыт, расширяют кругозор, а главное — укрепляют дружбу между народами. Человечество достаточно натерпелось от вражды и раздоров. Давно пора взяться за ум и понять, что каждый народ имеет право на собственное мировоззрение. Его можно оспаривать или даже отвергать, но для разрешения споров ни в к коем случае нельзя пускать в ход оружие.

 

И добавил:

— Мы всегда радушно принимаем гостей из СССР.

 

Это действительно было так. Вряд ли где ещё, например, так тепло в Новом Свете принимали наших хоккеистов…

 

Украинец по происхождению, Дзюба вёл себя как рачительный хозяин самого украинского города Канады (в ту пору каждый седьмой житель Виннипега имел украинские корни). С искренней благодарностью приняв в дар модель первого спутника, Дзюба сказал:

— Передам его на всеобщее обозрение в Музей человека и природы. Вам, кстати, непременно надо там побывать. Но это — завтра, а пока покажу вам недавно переоборудованный зал заседаний городского совета, а потом поедем поужинаем.

 

Рабочий день уже закончился, и мы в здании мэрии, по сути, остались одни. Стремительно, чуть не бегом — мы с Михеевым едва за ним поспевали — Дзюба прошагал по длиннющему коридору, ведшему в зал заседаний. Небольшое, уютное помещение было рассчитано на два десятка человек. На столе каждого заседателя — микрофон.

— А это — моё председательское место с особой кнопкой. Я нажимаю её, чтоб отключить микрофон тем, кто говорит слишком долго или не по делу, — явно наслаждаясь своей властью, городской голова рассмеялся. — Ну, а теперь — по коням...

 

Мы спустились на лифте в подземный гараж, где рядом с полдюжиной автомобилей городской полиции стоял «Шевроле» Дзюбы. Люди в форме приветствовали мэра радушно, без малейшего намёка на подобострастие. Точно так же, как я заметил позже, к Дзюбе относились встречные виннипегцы. В городе с населением без малого 800 тысяч человек его, похоже, знали и обожали все от велика до мала. В последнем мы убедились, когда мэр, усадив нас в свою машину, сел за руль и, лихо промчавшись по Виннипегу, по пути в ресторан заехал к себе домой.

— Сегодня Хэллоуин, и по давней традиции я должен обнести гостинцами детишек из соседних домов, — пояснил он.

 

Жилище Дзюбы выглядело на удивление скромно: небольшой двухэтажный коттедж, ничем не выделявшийся на фоне аналогичных зданий в обычном, отнюдь не фешенебельном районе города.

Он отворил дверь, взял стоявшую в прихожей коробку с конфетами и, подойдя к соседнему дому, нажал кнопку звонка. На пороге появились двое малышей.

— Trick or treat?[1] — весело подмигнув, произнёс условную фразу Дзюба.

— Гостинец, гостинец! – наперебой загалдели детишки, только что не называя мэра дедушкой. А Дзюба, если потребовалось бы, наверняка и фокус им показал бы. 

 

То же самое повторилось ещё несколько раз, пока коробка с конфетами не опустела... Игра на публику? Будь так, Дзюба, уверен, позаботился бы о том, чтобы нас сопровождала толпа теле- и фоторепортёров, как тогда поступали многие его коллеги — например, мэр Оттавы Лорри Гринберг, летом того же года появившийся у ограды нашего посольства, чтобы поддержать демонстрацию за эмиграцию советских евреев, и для пущего эффекта раздевшийся до исподнего.

 

Мэр Виннипега тоже был не чужд жестов на публику. Двумя годами раньше в знак протеста против попытки возвести в неподобающем, по его мнению, месте общественный туалет Дзюба принёс на заседание муниципалитета…  унитаз. В памяти земляков, впрочем, он сохранился как первый канадец украинских кровей, избранный главой административного центра одной из провинций страны, бессменно правивший им в течение рекордного 20-летнего срока и немало способствовавший возрождению Виннипега, который к 1920 году стал четвёртым по численности населения городом Канады, но с началом Великой депрессии пришёл в упадок, длившийся около полувека.

 

Фото с сайта       .bp.blogspot.com и из домашнего архива.

 

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН.

 



[1] Фокус или гостинец?



Другие новости


Александр Палладин. Про уродов и людей[1].
Александр Палладин. Куба, моя любовь. Сослуживцы
Александр Палладин. Ельцин мог предотвратить бомбёжки Югославии. Но не сделал этого

Новости портала Я РУССКИЙ