Михаил Васьков: Уроки истории: «Олонецкой шли мы дорогою…» Часть II (к столетию «похода» финнов на Карелию)

Михаил Васьков: Уроки истории: «Олонецкой шли мы дорогою…» Часть II (к столетию «похода» финнов на Карелию)

16/04/2019 00:18

Москва, Михаил Васьков, NEWS.AP-PA.RU В 1919 году положение РСФСР было, как никогда шатким. 

 

 

Люди старшего поколения, обучавшиеся в советских школах, наверняка помнят расстановку сил на карте бывшей Российской империи в виде т.н. «Красного дерева» – «Молодая республика Советов в кольце фронтов». Большевики удерживают власть лишь в столицах и центральных губерниях вокруг «ствола» этого «дерева» – Волги. Для меня всегда было загадкой, как вообще они тогда выстояли? Ведь белые, поддерживаемые интервентами, нажимали буквально со всех сторон: с севера – Миллер, с востока – Колчак, с юга Деникин и Краснов, с запада – поляки, с северо-запада Юденич…

 

Гибридная война по-фински

В общее дело борьбы с большевизмом свои пятнадцать копеек, или шестьдесят пенни по дореволюционному курсу (Великое княжество Финляндское чеканило свою монету) внесли и финны. 4 апреля 1919 года финский парламент-эдускунта голосует за «поход» на подконтрольную Советам Восточную Карелию.

Было принято хитровыделанное решение: как мы помним, с 15 мая 1918 года против РСФСР буржуазная Финляндия официально ведет войну, но, на всякий случай, осторожные сыны Калевалы на территорию противника решили входить не регулярными частями (ничто не ново под луной), а «добровольцами». Все изъявившие желание участвовать в «экспедиции» офицеры и солдаты должны были предварительно уволиться с военной службы. Такая вот «гибридная война» столетней давности!

Направлением главного удара была определена Олонецкая Карелия. Одновременно финны оказали поддержку (фактически – вспомогательные удары) белым повстанцам в Северной Карелии, где с центром в с. Ухта (ныне пгт. Калевала) было создано марионеточное Северо-Карельское государство, а также на Карельском перешейке – финнам-инграм (ингерманландцам) и ижорам. Там, буквально за петроградскими задворками в с. Кирьясало (ныне не существует), ставшей столицей протогосударственного новообразования, была провозглашена Республика Северная Ингрия (слышал ли ты об этом когда-нибудь, читатель?).

Воевали финские добровольцы и в соседней Эстонии в ходе т.н. «Освободительной войны». Воевали, разумеется, на стороне белого эстонского правительства, противостоя тамошним частям Красной армии, в состав которых входили как пробольшевистски настроенные этнические эстонцы (таковых, кстати, было совсем не мало), так и русские.

Но вернемся к основному повествованию. «Олонецкий поход» был самым масштабным событием той, первой, советско-финской войны. Поэтому именно о нем мы и расскажем подробнее. Итак… Для «похода» из прошедших военную подготовку в Германии егерей, из формально уволившихся со службы финских офицеров и солдат, из собственно добровольцев, включая как финнов, так и антибольшевистски настроенных карелов, на территории Финляндии была сформирована четырехтысячная группировка – т.н. «Олонецкая добровольческая армия» под командованием подполковника Эро Гадолина и майора Гуннара фон Герцена. Ее северную группу, наступавшую на Петрозаводск, возглавил майор Пааво Талвела (будущий генерал от инфантерии, герой и видный военачальник Зимней войны 1939-40 гг. и Войны-продолжения 1941-44 гг.), а южную, наступавшую в направлении Свири, – капитаны Урхо Сихвонен и Калле Хюппёля.

Пусть вас не смущают невысокие воинские звания командиров и не слишком впечатляющее количество бойцов «армии». Во-первых, в гражданских войнах, как правило, участвуют не более полутора-трех процентов населения. А что касается и сегодня-то совсем не густонаселенной Карелии (только лишь 600 тыс. жителей на территорию, сравнимую с половиной Германии!), то сто лет назад военная сила в несколько тысяч человек для тех мест была и вовсе грозной.

 

Хроника событий и национальная психология

21 апреля 1919 года бойцам «Олонецкой добровольческой армии» зачитали приказ прийти на помощь «единокровным братьям-карелам» и освободить их от «бесчеловечного большевизма и векового русского рабства», и они пересекли советско-финскую границу. 22 апреля «освободители» овладели Видлицей, на следующий день – Олонцем. 29 апреля северная группа «добровольцев» взяла Пряжу, а южная вышла к реке Свирь. Первый этап наступления закончился 3 мая, когда наступающими были заняты Коткозеро и Матросы. В советских учебниках истории обычно писали, что успехи белофиннов были обусловлены малочисленностью красных частей в Карелии, и именно благодаря этому «Олонецкой добровольческой армии» удалось, де, так быстро продвинуться на стратегически выгодные рубежи.

Однако Красная армия, несмотря на сложное положение на других фронтах, довольно оперативно сумела перебросить в район боестолкновений с белофиннами дополнительные силы и отбить Олонец. Противник контратаковал. Несколько раз город переходил из рук в руки.  К слову, в Олонце к тому времени «освободителями» было сформировано Временное правительство. По странному стечению обстоятельств сей орган исполнительной власти состоял сплошь из… граждан Финляндии.

Тут необходимо заметить, что местное население не особо радовалось «освободителям». Так же, как, собственно, и позднее – во время Великой Отечественной (в финской исторической традиции – Войны-продолжения). Ну, никак в массе своей не хотели карелы и вепсы освобождаться от «рабских цепей»! Объяснение тому, как это ни странно, довольно простое для людей, знакомых с карело-финской проблематикой.  Дело в том, что финны и карелы, несмотря на свою близость по крови и языку принадлежат к абсолютно разным типам цивилизаций – «западной» и «русской». Так уж исторически сложилось.

Крещенные шведами финны, сначала католики, а затем – лютеране, издавна ведшие хуторское хозяйство, и по сути своей индивидуалисты. Крещенные же русскими в православие карелы и вепсы, издавна жившие деревенским, общинным укладом, по сути своей коллективисты. Поэтому-то большевистские словеса о «коммуне», «равенстве и братстве», «справедливости для всех» и «светлом будущем» легли в карельских краях, в отличие от прагматичной Суоми, на благодатную почву. Лучше всего об этом в своих военных рассказах напишет позже национальный писатель Карелии Яакко Ругоев…

Но это, конечно, не означает, что среди населения Олонецкого уезда не было «национально ориентированного» люда или недовольных советской, властью. Именно-то эти категории и обеспечили прилив новых сил в завязшую в боях «Олонецкую добровольческую армию». За счет ополченцев она была реорганизована: 11 мая южная группа была переформирована в 1-й полк под командованием фон Герцена, а 22 мая северная группа стала 2-м полком под командованием Талвелы. Вместо Гадолина командующим армии был назначен полковник Аарне Сихво. По некоторым оценкам, общая численность «освободителей» достигла 9 тысяч штыков.

В начале июня в Видлице состоялось собрание представителей восьми восточно-карельских волостей, которое выразило доверие «Олонецкому временному правительству» и провозгласило отделение Олонецкой Карелии от Советской России и ее присоединение к Финляндии. Соответствующая просьба была направлена с «ходоками» в Хельсинки.

Для пущей сговорчивости большевиков и укрепления позиций на будущих мирных переговорах с Советами (только дурак ведь не понимает, что рано или поздно все войны кончаются миром) одновременно развернули наступление на главный город Олонецкой губернии – Петрозаводск. Талвела получил и бросил в бой все резервы. 13 июня была взята Половина, на следующий день Виданы.

По указанию ЦК ВКП (б) в Петрозаводске создается Губернский революционный комитет во главе с руководителем петрозаводских большевиков Петром Анохиным. Ревкому были делегированы самые широкие полномочия. На защиту Петрозаводска мобилизуется всё население города. В один ряд с красноармейцами встают рабочие Онежского завода, которые на своем митинге приняли красноречивую резолюцию:

«Мы защитим, отстоим свой фланг от буржуазии. Все белогвардейские банды могут пройти только по нашим трупам. Рабочие Питера, вы там, а мы здесь дружным натиском отбросим банду капиталистов из пределов Советской республики. Да здравствует наша власть Советов!» Как говорится, ни убавить, ни прибавить…  

Между тем передовые части белофиннов вплотную подступили к Петрозаводску и 20 июня вышли к Сулажгорским высотам, с которых уже хорошо просматривался город. Впереди, под Сулажгорой, «освободителей» ждали вырытые жителями города траншеи, установленные саперами проволочные заграждения и естественные в тамошней местности укрепления из камня. Сходу город взять не удалось. На следующий день бои продолжились, но оборонительная линия держалась. Очевидцы вспоминали, что особо жестокие столкновения происходили 22-23 июня 1919 года.

Грохотали орудия, трещали пулеметы. 17 часов подряд колонна за колонной белофинны наваливались на заграждения. Но защитники города, среди которых были и красноармейцы, и бежавшие из Финляндии красные финны, и карелы с вепсами, и петрозаводские рабочие, сражались мужественно и стойко, отражая все атаки. В результате, Талвела отдал приказ прекратить наступление для перегруппировки и отдыха.

Прислали помощь наступавшим и интервенты. (На этот раз Антанта, как мы помним, выступала на белофинской стороне). В виде… аэроплана, который, как рассказывали старожилы, долго кружил над городом, вызывая восторг у местной детворы и зевак, и тревогу у прошедших Германскую ветеранов. Их опасения оказались не напрасными. Произведя воздушную разведку, аэроплан, перед тем как возвратиться восвояси, сбросил на город несколько бомб, что вызвало переполох.

Впрочем, подобного рода помощь (непосредственно войсками антантовцы финнам так и не помогли) не могла повлиять на ход боев. А тут в битве за Восточную Карелию произошел и внезапный перелом. Пока Талвела готовился осуществить новую попытку овладеть Петрозаводском, в конце июня красная Ладожская флотилия высадила десант в Видлице – в самый тыл «Олонецкой добровольческой армии»! Не станем утомлять читателя пересказом хода боев, скажем лишь кратко, что в финской историографии сей хитрый маневр красной стороны называют «Видлицкой катастрофой». Чтобы избежать окружения, Талвела 30 июня начал спешный отход.

В этом «помогали» ему и защитники Петрозаводска, которые, перейдя в контрнаступление, стали преследовать противника. Как писали советские учебники истории, «удар был настолько сильным и неожиданным, что враг, побросав все вооружение, не выдержал и в панике бежал». Что, в общем, было не далеко от истины. Вместе с белофиннами ретировалось в Финляндию и «Олонецкое временное правительство». Назначение Талвелы командующим армией уже не могло поправить положение. 18 сентября последние белофинны пересекли границу, и «Олонецкий поход» был бесславно завершен.

Первая же советско-финская война продолжалась еще год и завершилась подписанием компромиссного Тартуского мирного договора. «Самопровозглашенные», как теперь говорят, Северо-карельское государство и Республика Северная Ингрия были упразднены, Восточная Карелия и Карельский перешеек остались за РСФСР, а Печенгская область и некоторые пограничные районы на Севере отошли Финляндии. Но это уже совсем другая история.

Начало здесь: http://news.ap-pa.ru/news/i5513-mihail-vaskov-uroki-istorii-oloneckoj-shli-my-dorogoj.html

 

Михаил ВАСЬКОВ, специально для АП-ПА

Фото с сайта с сайта  Heninen.net (Финляндия)



Другие новости


Михаил Васьков: Уроки истории: «Олонецкой шли мы дорогой…» Часть I (к столетию «похода» белофиннов на Карелию)
Михаил Васьков: Мемельланд: Уроки истории ( К 80-летию аннексии Германией Клайпедского края)
Михаил Васьков: Народные стихи о боях на Даманском

Новости портала Я РУССКИЙ