Юрий Чекалин: Еда, культура, экономика. Омары в 19-ом веке - символ нищеты

Юрий Чекалин: Еда, культура, экономика. Омары в 19-ом веке - символ нищеты

11/06/2019 00:04

Токио, Юрий Чекалин, NEWS.AP-PA.RU Согласно политологу и социологу XIX века Джону Роуану, мясо омаров быстро стало синонимом нищеты и «много говорило о хозяйстве, в котором его употребляют в пищу»

 

 

 

Еда, культура, экономика. Часть 2-я. 

 

Согласно исследованию Фрэнса Беллисела (France Bellisle) для Европейского совета по продовольственной информации:

«Культурные влияния приводят к изменениям в привычном потреблении определенных продуктов питания и в традициях приготовления, а в некоторых случаях могут приводить и к таким ограничениям, как исключение мяса и молока из рациона. Культурные влияния, однако, поддаются изменению: при переезде в новую страну люди часто перенимают определенные пищевые привычки местной культуры.

Социальное влияние на потребление пищи связано с тем воздействием, которое один или несколько человек оказывают на пищевое поведение других, либо прямое (покупая пищу), либо косвенное (копирование поведения сверстников), либо сознательное (перемена убеждений), либо подсознательное. 

Даже при еде в одиночку выбор пищи зависит от социальных факторов, потому что отношения и привычки развиваются благодаря взаимодействию с другими людьми. 

Однако количественное определение социальных влияний на потребление пищи очень затруднительно, потому что влияние, которое люди оказывают на пищевое поведение других, не ограничено одним типом, и люди не обязательно осознают социальные влияния, которые оказывают на их поведение в еде».

Это, например, произошло с компанией Pabst Blue Ribbon, которая отказалась от пива Midwestern «для рабочего класса» и перешла к выпуску одного из самых популярных напитков в Бруклине, которое пьют «белые воротнички». 

То же самое можно сказать о Marlboro, которая поменяла свой имидж и вместо плохо продающихся сигарет для женщин (называвшимися «Mild as May»), решила переименовать их, а рекламу ориентировать на мужчин. 

Можно вспомнить и Нинтендо (Nintendo), основанную в 1889 году, до середины 50-х (ХХ века) продававшую традиционные японские карты, а потом, после разных бесплодных попыток, начавшую продавать игровые приставки, изменившие всю нашу жизнь и жизнь будущих поколений.   

В первых двух случаях ничего в самом продукте не изменилось, в третьем — изменилась концепция игры. Смысл, однако, один. 

Сегодня омар кажется нам очень вкусным, но это может быть всего лишь игрой нашего воображения, потому что он стоит дорого и другие люди, наши друзья и родственники, очень хотят его попробовать. 

Когда колонисты впервые пришвартовались у берегов Новой Англии, они столкнулись с очень «сложной» проблемой: переизбыток моллюсков. Страшный переизбыток. Каждый день их выносило на берег и они лежали полуметровыми кучами. 

Уильям Вуд, английский историк XVII века, писал: «Их обилие делает омаров мало привлекательными и их редко едят, [за исключением индейцев, которые] берут много каждый день, чтобы насаживать на крючки для рыбалки, ну и употреблять в пищу, когда рыбалка неудачна». 

У омаров быстро сложилась плохая репутация — ведь они подъедали всё со дна. Плюс, их было столько, что людям надоело их есть. Во всяком случае, те, кто побогаче и мог позволить себе что-то «лучше», их не уважал. 

Поэтому их скармливали скоту, кормили нищих в ночлежках, а также преступников и слуг. 

Согласно политологу и социологу XIX века из Кентукки Джону Роуану, мясо омаров быстро стало синонимом нищеты и «много говорило о хозяйстве, в котором его употребляют в пищу». Это рассматривалось как «признак бедности и деградации». 

Идея эта настолько вошла в общее сознание, что слуги в одном из городов в штате Массачусетс подали в суд на своих владельцев и выиграли дело. Они жаловались, что их слишком часто кормят омарами и просили суд ограничить этот «беспредел», унижающий их человеческое достоинство, ну и обязать хозяев кормить их омарами не больше трёх раз в неделю.

В некоторых других штатах даже были законы против кормления заключённых омарами более чем несколько раз в неделю, поскольку это рассматривалось как жестокое и необычное наказание ( cruel and unusual punishment). Тогда не видели разницы между омарами и крысами.

«Шелуха оставшаяся от омаров и разбросанная вокруг дома рассматривается как признак нищеты и деградации», — записал Джон Дж. Роуэн в 1876 году. Своим видом омар ещё и напоминал американцам насекомое и это вызывало отвращение у большинства. 

Само название «lobster» происходит от древнеанглийского лоппе, что означает паук. 

Люди, конечно, всё-таки ели омаров, но скрывали это. 

Например, даже в 1940-х годах американцы в Бостоне могли купить мясо омаров в баночках и это было довольно дешево. Действительно, с 19-го века бостонская фасоль продавалась за 53 цента за фунт, а консервированный омар — всего за 11 центов. Обычно его скармливали кошкам. До середины ХХ века мало что изменилось. 

Штат Мэйн был усеян выброшенными консервами омаров. 

Впрочем, обедневшие отцы семейств в штате Мэйн, под покровом темноты тихо пробирались к океану в темноте, чтобы соседи не заметили. Так они прокрадывались к своим ловушкам, забирали из них омаров, стараясь хоть как-то прокормить семьи. 

Таким образом питались и выживали самые бедные. Прийти в школу с бутербродами из мяса омаров было страшным позором. 

В 1940-х, в связи с началом Второй Мировой, железные дороги стали использоваться гораздо больше, чем в прошлые годы. И тут некоторых предпринимателей осенило: прорекламировать омаров для тех, кто посещает Бостон, как нечто экзотическое и недоступное в других местах. Дёшево и сердито. 

Заманипулированные пассажиры были заинтригованы. Омар показался им вдруг восхитительным. Его стали специально заказывать из Бостона. 

Это стало популярной пищей. К 1880-м годам шеф-повара обнаружили, что омар был намного лучше на вкус, да и выглядел намного более аппетитно, когда готовили его вживую, а не варили мертвые тушки, как до этого. 

Первоначально, в ресторанах, мясо омара можно было найти в секции салатов, вместе с солеными огурцами и творогом. 

Постепенно американцы привыкли к вкусу и полюбили омаров. Рыбаки тоже заметили, что спрос повысился. Цены выросли. Они впервые достигли своего пика в 1920-х годах, когда курс был примерно таким же, как и сегодня. Но с Великой депрессией число покупателей резко сократилось. 

Поскольку мало кто мог позволить себе заказывать омаров в ресторанах, из них снова стали делать консервы. Джонс пишет: «В 1944 году американские солдаты сидели в окопах во Франции и ели омаров». Во время Второй Мировой войны их не нормировали, как другие продукты, и мясо омаров попробовали очень многие. 

Кстати, в то время омары были огромными. Фабрики переработки считали, что 3-х килограммовые омары слишком малы. Однако, по словам Департамента морских ресурсов штата Мэйн, «консервные заводы были настолько эффективны при обработке, что вскоре им пришлось работать с небольшими по размеру омарами».

По простому — больших уже просто не осталось. И вот к 50-м годам омар стал деликатесом. 

Ну а сегодня их мясо предлагают попробовать всем, кто бывает в Нью-Йорке или Бостоне.

Юрий Чекалин

Фото с сайта pinterest.ru         


Другие новости


Юрий Чекалин: Что говорил Ричард Пайпс, один из главных русофобов?
Юрий Чекалин: Еда, культура, экономика, парадоксы. Употребление риса делает людей глупыми
Юрий Чекалин: Сеппуку и смерть в Японии

Новости портала Я РУССКИЙ