Александр Палладин. Куба, моя любовь

Александр Палладин. Куба, моя любовь

11/06/2019 00:08

Москва, Александр Палладин для AP-PA.RU 55 лет назад, 10 июня 1964 года, я вылетел на Кубу, где там тогда находился большой, тысяч в сорок, советский воинский контингент.

 

 

Кадровых переводчиков Министерству обороны катастрофически не хватало, и его руководство обратилось в Минобр с просьбой помочь хоть как-то заткнуть эту брешь.

В начале 1964 года в Москве, Горьком и Минске отобрали три с лишним десятка студентов, изучавших испанский язык. Нас освободили от занятий в своих вузах и направили в Военный институт иностранных языков, где мы полгода штудировали военную терминологию. А под вечер 10 июня мы съехались во Внуково и поднялись на борт Ту-114, который взял курс на Остров свободы. Для меня это был первый в жизни авиарейс.

Часа через три для дозаправки приземлились в Мурманске. Пока наш лайнер бежал по посадочной полосе, с удивлением увидели выстроившиеся в ряд похожие гигантские самолёты, но без надписи «Аэрофлот» и со звездой, вместо красного флага, на хвостовом оперении. Лишь годы спустя я узнал, что Ту-114 переделали из стратегического бомбардировщика Ту-95.

Дня через три после прилёта в Гавану нас распределили по группам asesores sovieticos (военных советников из СССР), с которыми нам предстояло работать. Кого-то отправили на другой конец острова — в Сантьяго-де-Куба, кого-то поближе — в Мариель или Матансас, а я остался в Гаване, откуда по будням каждое утро вместе с четвёркой посланцев Минобороны ездил километров за сорок на запад от столицы в расположенное на побережье глухое местечко, где наши специалисты помогали готовить hombres ranas (людей-лягушек, как кубинцы называли боевых пловцов).

Военным этой редкой, непростой и опасной профессии обычно поручают диверсии. Кубинские же hombres ranas должны были диверсии предотвращать: «гусанос» («червяки») и после Кубинского кризиса двухлетней давности пытались устраивать всевозможные пакости — в том числе минировать порты, — тем более, что от Флориды, где беглый контрреволюционный сброд окопался, до Острова свободы рукой подать.

Нашими подопечными командовал лейтенант Рохелио Сантос Родригес (пятый слева на снимке). Ему было под 60. Человек немногословный и добродушный (не помню случая, чтобы голос повысил), он пользовался непререкаемым авторитетом среди подчинённых ещё и потому, что в молодости стал чемпионом мира по подводному плаванию.

В части служили и другие колоритные личности. Обязанности каптенармуса выполнял шарообразный разбитной малый (на снимке — второй слева), не вынимавший длиннющие сигары изо рта. Во время революции он воевал в горах Сьерра-Маэстра и, как многие другие повстанцы, дал обет до разгрома батистовцев не стричься и не бриться (отсюда — прозвище «барбудос»). «Кроме того, — расхохотался мой собеседник, — я дал персональный обет ещё и не мыться. Можешь представить себе, как от меня за милю разило…».

Один из замов Родригеса, человек недюжинной интеллигентности, был женат на актрисе гаванского театра и однажды пригласил нас на спектакль с её участием. Лет 20 спустя я случайно увидел его вновь в одной из передач советского телевидения уже в роли советника кубинского посольства по культуре.

Другой зам командира части — Хуан вернулся из СССР с курсов переподготовки. Учёба, увы, не пошла ему впрок. Как-то выделенный нам автомобиль сломался (такое бывало не раз), и мы остались в Гаване, а когда на следующий день приехали на работу, узнали о случившейся накануне трагедии, в результате которой погиб сержант Мена — один из тех, про кого говорят: «военная косточка».

В наше отсутствие кубинцы решили испробовать трофейное безоткатное орудие, доставшееся после разгрома десанта на Плайя-Хирон. Вытащили орудие на побережье, повернув стволом в открытое море, и Мена, встав на колени, стал его заряжать, предупредив положившего палец на спусковой крючок Хуана, чтоб тот без команды не вздумал стрелять. Хуан, однако, предупреждением пренебрёг, и вырвавшейся из тыльной части реактивной струёй сержанту разворотило всю грудь.

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН.

 

Продолжение следует

Фото из личного архива.                                                                                                                                                                                                                                      


Другие новости


Александр Палладин: Страна без руля и ветрил и жуки-короеды
Александр Палладин: Уж не Шендеровича ли Гасан Гусейнов имел в виду?
Александр Палладин. Мурло либераста

Новости портала Я РУССКИЙ