Человек рожден для добра. Памяти Мамуда Максимовича Шавершяна

Человек рожден для добра. Памяти Мамуда Максимовича Шавершяна

15/08/2019 00:01

Москва, Михаил Захарчук, NEWS.AP-PA.RU Многие средства массовой информации и более всего Интернет писали: «умер армянин, живший в Струнино и раздававший людям хлеб бесплатно».

 

Вот видит Бог, и коли лукавлю, то пусть Он накажет меня как угодно строго по Своему усмотрению, но с тех пор, как я услышал о благотворительности струнинского бизнесмена Шавершяна собирался с ним встретиться. Да не случилось.

Мамуд Максимович скоропостижно скончался в середине нынешнего лета на 59 году жизни. Многие средства массовой информации и более всего Интернет писали: «умер армянин, живший в Струнино и раздававший людям хлеб бесплатно».

На самом деле он просто родился и некоторое время жил в Армении. Потом навсегда переехал в Россию. А происходил из древней народности езидов – субэтнос курдов. Их родственность, примерно, такая же, как у русских и белорусов. Почему из Ирака езиды массово перекочевали сначала в Армению, потом в Россию – это вообще отдельная и непростая тема. Очень много других разночтений и неточностей в различных публикациях касательно моего героя. Но, как читатель понимает, не это, в конце концов, главное.

Меня капитально зацепил, духовно и нравственно задел этот темноликий человек со светлой душой. Хотелось воздать должное действительно необычному, во многом уникальному гражданину России именно за его доброту и душевную щедрость - постепенно уходящие натуры из нашей повседневной жизни.

А и в самом деле: оглянись, дорогой читатель, много ли вокруг тебя найдётся людей, которые бы годами, десятилетиями творили добро в таких масштабах? Вот то-то и оно. Так я встретился со старшим сыном Мамуда Максимовича – Геннадием…

Их родина - городок Апаран, Арагацского района Армении. Точнее даже пригород Апарана – Рья Таза. Через эти края мне довелось многажды следовать в лихую для Армении годину так называемого Спитакского землетрясения зимы 1988 года. Как корреспондент ТАСС я два месяца всюду сопровождал Председателя Совета Министров СССР Николая Рыжкова, возглавлявшего комиссию по ликвидации последствий трагедии. И мы через день – каждый день дважды проезжали Апаран, находящийся как раз на трассе Ереван - Спитак.

Только встретиться с Мамудом я не мог даже теоретически. После школы он служил, учился в Калининграде на инженера-механика. Потом многие годы, до самых, так называемых перестроечных лет, работал по специальности в Пензе, Оренбурге, Уфе, Кургане. Меж тем семья его – два сына и дочь – постоянно жила в Армении. И Мамуд почитай каждый месяц ухитрялся навещать там родных и близких.

Семья Шавершянов очень обширная. Только его родители воспитывали десять детей – семь братьев и три сестры. Самый младший брат оказался моложе первенца Мамуда. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев, как известно, единственный раз посетил Армению. И лично вручил матери Мамуда золотой орден «Мать-героиня».

Впрочем, чувство родства, любовь к семь, к добру и справедливости  Мамуд унаследовал всё-таки от деда, который любил его так, как могут любить внуков лишь очень мудрые, смелые и крепкие люди. Фронтовик, старший сержант 954-го стрелкового полка Амэ Саядович Шавершян был именно таким человеком.

Есть такой Информационный сайт о курдах и Курдистане Ria Taza. А в нём - «Книга памяти». Там числится около ста фронтовиков-курдов. Знаменитый снайпер старший сержант Шавершян под номером 87 указан как кавалер ордена Славы Ш степени. С родным ордена Кутузова полком в составе 194-й Речицкой Краснознамённой стрелковой дивизии Амэ Саядович дошёл до Балтийского моря. Трижды ранен.

В четвёртый раз немецкий танк раздавил ему обе ноги. За несколько месяцев до Победы. С таким тяжелейшим увечьем бывшие бойцы-герои, как правило, спивались и уходили из жизни. Дед Мамуда проявил завидные  характер и волю. Многие годы трудился секретарём парткома совхозного объединения в Арагацском районе. Сначала безногий ездил сам на «Запорожце». Потом ему выделили «Москивча», затем – «Волгу», но уже с водителями.

Часто брал с собой в поездки по району любимого внука Мамуда. И учил его жизни: «Утром встаешь: знай, кому-то ты сегодня обязательно должен сделать доброе дело. Пусть маленько, даже крохотное, но пусть оно принесёт пользу другому человеку. Не сделал, значит, зря прожил этот день. Так в год ты поможешь 365 людям, а за жизнь - тысячам. И не думай, не заморачивайся насчёт того, хороший или плохой человек, которому ты помогаешь. А ещё никогда не заботься о собственной пользе, о себе любимом не думай, коли добро творишь. Помни: зла на свете не бывает. Оно появляется лишь тогда, когда из твоей жизни, из души твоей уходит добро».

- Я накрепко запомнил эти заповеди прадеда потому,- говорит Геннадий Мамудович,- что отец очень часто их повторял. И сам всегда им следовал. Некоторые усматривали в его благотворительности определённо корыстные побуждения. А их не было у отца и в помине. Бесплатная раздача хлеба в Струнино – это всего лишь небольшая часть его человеколюбивой деятельности.

Как только он начал работать самостоятельно, так стал шефствовать над детишками из школы, в которой сам учился. Ежегодно к первому сентябрю всех первоклашек обеспечивал школьной формой, ранцами. Или просто посылал детям различные сладости. Да что там говорить. Однажды мы с ним приехали в наше село Рья Таза. Идём мимо сельского кладбища и видим, что между могил коровы, овцы пасутся. Непорядок, сказал отец. И за те дни, что мы гостили дома, организовал красивый забор вокруг сельского погоста.

Кстати, и в Струнино он шефствовал над детским садиком. В школу регулярно отправлял печенья, сушки, сладкие сухарики. Для ветеранов войны накануне Дня Победы всегда готовил продуктовые наборы. Отца многие доброхоты корили: зачем тебе это глупое меценатство? Всех ведь всё равно не накормишь, как и, живя у кладбищенской ограды, за всеми не наплачешься. Тем более, что отдельные особи тобой одаренные, тебя же и попрекают. Дескать, хитрый какой: извращённо на них же наживается. Только отец никогда не обращал внимания на всякие наветы. Говорил: «У меня – дети, внуки. Какой пример я им подам, если равнодушно буду взирать на людскую бедность».

Помню, когда отец двенадцать лет назад впервые повесили объявление о том, что будут бесплатно раздаваться талоны на хлеб, никто тому сообщению не поверил,- продолжает Геннадий Мамудович.- Люди подходили к продавцам, интересовались: что это за аттракцион такой с раздачей хлеба? Небось, власть обязала его делиться большими барышами, а он выдаёт это за собственную щедрость.

Говорили даже скабрезные вещи – не хочу их повторять. Потом робко, с какой-то опаской за талонами пришли несколько бабушек из окрестных домов. Затем потянулись жители из всего города. В основном, конечно, пенсионеры, инвалиды, просто неимущие. Ежедневно приходили до двухсот человек. Я заметил, что с каждым годом становилось все больше людей среднего возраста и даже молодых. Показывали удостоверение инвалида или детей с собой приводили.

И отец распоряжался всем выдавать хлеб. Поначалу такую же раздачу хлеба он устраивал и в Москве. Но со временем его из столицы вытеснили магазины-гиганты. И отец сосредоточил всю свою благотворительность исключительно в Струнино.

Две тысячи батонов белого хлеба и тысячу буханок чёрного ежемесячно оплачивал из своего кармана. За месячными талонами люди занимали очередь с самого раннего утра. Даже номера писали на ладонях. Это была лишняя перестраховка. Никто из желающих получить бесплатно хлеб не уходил с пустыми руками.

За последние десять лет не помню случая, чтобы кто-то из местного начальства проявил интерес к благотворительной деятельности отца. Мне сдаётся, что местные власти даже не знали, что он раздаривал хлеб. Хотя я в этом и не уверен. А, может, они не шли с ним на контакт, опасаясь, что отец станет что-то у них просить. Ну это зря, конечно.

Отец никогда и ни в чём не преследовал только своей личной выгоды. В политику не играл, в депутаты не стремился. Вообще сторонился всякой публичности. И меня так наставлял. Ему даже в тягость были всякие разговоры со СМИ о собственной благотворительности. Всегда подчёркивал: «Для меня самое главное, чтобы дети и внуки мной гордились, чтобы они росли добрыми людьми. А то, что обо мне пишут и говорят – это пустое. Популярность мне ни к чему».

Приходили, правда, от местных властей письма с просьбой «оказать финансовую помощь» на то или иное мероприятие. Ну это у нас в порядке вещей. Тем более, что городская управа у нас в смысле финансов не очень-то жирует, если не сказать, что живёт скудно. Благодаря тому же Интернету про отца узнали и центральные СМИ.

К нему зачастили в гости столичные журналисты. И как-то так получалось у них, что в основном вели речь о филантропии отца и о неблагодарности местного населения. Писали даже, что на отца люди кляузничали «в высшие инстанции», вплоть до Путина. Ну про Президента ничего сказать не могу – просто не знаю о таких случаях.

Но, правда, случалось и так. Приходит в магазин бабушка с талоном, а хлеб закончился. И она начинает возмущаться: это, дескать, власть вас обязала раздавать хлеб, районная власть, депутаты, а вы мне не выдаёте, значит, «по своим растащили». Долго кричит, уходит, а на следующий день придет пораньше и все получит. Но всё равно, продолжает считать, что это власти о ней позаботились, а она, мол, напугала проверками нерадивых торговцев.

Отец к таким курьёзам относился спокойно. Никогда не возмущался людской неблагодарностью. «Пенсионеры и бедные люди злые от бедности,- часто повторял.- А должны они жить в достатке и сытости. Тогда и злость их исчезнет».

Что ещё хочу добавить. Мы с братом Саядом продолжаем дело отца – дарим людям хлеб в память о нём.

- Где вы похоронили Мамуда Максимовича?

- Как он и завещал, на родине в Армении, возле могил его матери и деда-фронтовика…

*

Перед тем, как отправить эти заметки, я зашёл к главе местной администрации Боярковой. Чиновница наслышана об армянине, раздаривавшим людям хлеб. Жаль, конечно, что человек так рано ушёл…

 - Ольга Ивановна, а вы не думали о том, как бы увековечить память этого замечательного хлебодара в нашем городе. Скажем, назвать в его честь улицу, переулок или что-то другое.

- Ну для этого нужно решение наших депутатов.

- Так в чём же дело?

- Хорошо, я попробую…

*

А я со своей стороны обязуюсь провести в одной из городских школ «Урок доброты». Знаю, о чём расскажу ребятишкам – о светлом человеке с тёмным ликом, о великом и добром благотворителе Мамуде Максимовиче Шавершяне. Вечная ему память и земля пухом!

Михаил Захарчук. 

stoletie.ru

 



Другие новости


Михаил Захарчук: Пьеху любят все!
Михаил Захарчук: Пять подвигов Валентина Пикуля
Илья Глазунов: Я горжусь тем, что меня называют русским художником

Новости портала Я РУССКИЙ