Сегодня исполняется 60 лет прекрасному русскому и мордовскому поэту Ивану Васильевичу Носикову

Сегодня исполняется 60 лет прекрасному русскому и мордовскому поэту Ивану Васильевичу Носикову

04/09/2019 00:30

Владимир Казаков, NEWS.AP-PA.RU Настоящий поэт, такой как Иван Носиков, всегда глубоко национален и одновременно, наднационален. Ведь поэзия - это всегда над миром, поэзии - это всегда молитва к Богу.

 

Он ярко заявил о себе еще в середине 80-х. Сочетание необыкновенной лиричности с точностью образа, с резкостью метафоры - все это сразу выдвинуло Ивана Васильевича в число лучших поэтов Советского Союза его поколения. А тогда конкуренция в литературе была жесточайшая. Отличных поэтов было много. Но удивительную, ни на что не похожую строфу Ивана Носикова страна услышала сразу.

Иван Васильевич плоть от плоти сын и мордовского и русского народа. Настоящий поэт, такой как Иван Носиков, всегда глубоко национален и одновременно, наднационален. Ведь поэзия - это всегда над миром, поэзии - это всегда молитва к Богу.

Иван Васильевич своим словом дал новую жизнь древней мордовской культуре, связав его в своем сердце с великой русской поэзией.

Хочется процитировать зарубежное издание из одной очень далекой и от Москвы и от Мордовии страны:

" Если у мордовского народа есть такие поэты, как Иван Носиков, можно думать, что разговоры о его исчезновении. по меньшей мере, преждевременны". (Газета "Наша страна", Буэнос-Айрес, Аргентина, № 2122).

Хотелось бы добавить, что благодаря таким поэтам, как Иван Васильевич Носиков, и у России и у русской литературы есть будущее.

Редакция Информационного Агентства АП-ПА от всей души поздравляет классика мордовской и русской поэзии с юбилеем!

Владимир Казаков

 

ИВАН НОСИКОВ: «ТОЛЬКО РОДИНА НЕИЗМЕННА…»

(стихи, авторский перевод с мордовского-мокша)

 

В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 

Сентябрьский день и тополь стынет.

И плечи кутает туман.

И собирательное имя

Моё легко звучит – Иван.

 

Нас на Руси Иванов – тыщи.

Иванов день, Иванов свет

В Мордве струится и в Мытищах,

На всём следы его замет.

 

Не сгинет он, из пепла, дыма

Завесу плотную прорвёт.

И собирательное имя

Ещё немало соберёт!

 

РОССИЙСКИЕ ПОЭТЫ

 

Живут на земле фантазёры, поэты.

Мечтают о рае и вечном согласье,

Навек привязавшись к российским рассветам,

К российским закатам и долгим ненастьям.

 

За несколько строчек поэтов России

На плаху вели и в подвалах гноили.

 

В опале поэты сегодня, в метели,

Не время стихов, но они лишь упрямей

Шагают к божественной сути и цели

И ссорятся с сильными мира, с вождями…

 

Что им до вождей, вознесённых при жизни,

Низвергнутых после в помойку, на лом?

Гонимых при жизни поэтов Отчизна

Посмертно возносит, возносит потом…

 

МУЖИК

 

Я пойму мужика,

Что рыдает за столиком,

Вспоминая друзей…

С комом в горле, любя,

С ним я выпью за русских

Иванов и Толиков,

Что Россию спасли,

Не жалея себя.

 

Ах, судьбина Руси!

Ты печалью пронизана

От монголов до варваров

Нынешних дней.

И рыдали навзрыд

Твои вдовы и хижины

За кормильцев своих,

За погибших мужей.

 

И под пьяные всхлипы

Мужика несчастливого

Сам заплачу подчас,

И представится Русь

Вдруг такой благодатной

И такой нерадивою,

Что меня обовьёт

Неизбывная грусть.

 

Кабаки, кабаки…

Сколько их по России!

Как о судьбах разбитых

Кричащая боль.

Пусть с бунтующим сердцем

Навеки я сгину,

И положат меня

В белом платье на дол.

 

Но и даже тогда,

В том неведомом царстве,

Я пойму мужика,

Что неровно так жил.

Обречённый жестоко

Судьбой на мытарства,

Он звезду над судьбою моей

Засветил!

 

ЗАГАДКА

 

От сурских струй святых и чистых,

От стен бревенчатых и мглистых,

Не знаю, но чего-то для

Моя дорога в бездорожье

Через рязанские остожья

Легла до древних стен Кремля.

 

ПОЗДНИЙ ПРОХОЖИЙ

 

Поздний прохожий

в кривых переулках Арбата,

Поздний прохожий,

и арки глубокий провал.

Вот он сутулый бредёт

и помятый,

Что ему надо

         и что он в ночи потерял?

Поздний прохожий, чужой,

         незнакомый,

Как он забрёл в сумасшедшие

         эти края?

Поздний прохожий без флейты,

без денег и дома,

Поздний прохожий,

ужель это я?

 

* * *

Л.Н.

 

Слепым котёнком

тыкалась в плечо

Ты в снах своих

в часы моих бессонниц

И бредила о чём-то горячо,

И цвёл легко в болоте

жёлтый донник

 

Года прошли.

И вот ладонь в ладонь

Идём Тверской

с надеждой на удачу.

– Я твой, – шепчу…

Но почему ты плачешь?

И полыхает жертвенный огонь.

 

В твоих глазах и скверах

                            сок горчит

рябиновый, и голосом

                            истошным

Обрушится внезапно

                            неотложка,

И мимо –

         в двух шагах от нас –

                                      промчит…

 

НАДЕЖДА

 

Странно мы в землю свою влюблены,
Словно в какое искусство.

Чувство распада себя и страны

Очень недоброе чувство.

 

Стелет свои покрывала метель,

Хлопья февральские гонит.

Выглянет солнце, и снова капель

В душу надежду заронит.

 

ГОРЕЧЬ

 

         Г. Симухину

 

За Родину и за веру

Я жизнь и судьбу отдам.

Но горестно мне, офицеру,

Смотреть на российский бедлам.

 

Смотреть, как российское дуло,

В российскую целится грудь.

Не жаль мне того, что было,

Но жаль, мне, чего не вернуть.

 

Пожалуй, слепа моя жалость,

И горечь моя, и грусть.

Но всё же она сбиралась

Не нами – святая Русь…

 

МОЛЧАЛИВЫЕ ТВАРИ

 

…И мы, молчаливые твари,

Молчим, свой ценя окрас,

Когда убивают в хмари

Далёких и целятся в нас.

 

Молчим, и совсем не золото

Молчанья предательский свет.

И дерзкая только молодость

Кричит, протестуя: «Нет!»

 

За всех нас кричит, подставляя

Под пули и брань висок,

Колебля весы и качая,  –

И сам беззащитен, как Бог.

 

ПЕРСТ

 

Позвонить, но кому?

В этом городе вечно прекрасном

Одинокий, как перст,

Бросив вызов судьбе,

Как безусый юнец,

Я погнался за призрачным счастьем,

Полагаясь на чудо,

Сделать честное имя себе.

 

Нынче всякий в чести,

Кто под дудку чужую играет,

Ну, а мне, как отрава,

Эти правила вечной игры,

Лучше в петлю полезть,

Чем всю жизнь пребывать в попугаях,

Чем поддаться соблазну дешёвой,

Как рислинг, муштры.

 

Потому и вовек

Свет ольховый не гаснет,

Повторится рассвет

И прибавит любви и огня.

И зазря пропадать

В этом городе вечно прекрасном

Не хочу, не желаю,

Себя для другого храня.

 

ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСНЯ

 

Этих вечных дорог

Эта вечная смута

И щемящая грусть

По стерне голубой

Не отпустят меня

До последней минуты,

До последнего вздоха,

До доски гробовой.

 

Видно, долго ещё

Колесить мне по свету,

Но всё больше и больше

В мордовские тянет края.

И умру я, наверно,

Под ласковым светом,

Где стерня голубая –

Последняя песня моя…

 

МОРДОВСКИЕ КОРОСТЕЛИ

 

Я возвращаюсь к истокам своим,

К Чуди своей и Мере.

Мир повторяемо неповторим,

Неистребим и немерен.

 

Вот почему в голубую метель,

В непроницаемой смуте

Вижу надежду, и катит апрель

По форме своей и сути.

 

И потому не хочу я ничуть

Сгинуть в лихой карусели.

Вряд ли отплачут неровный мой путь

Мордовские коростели…

 

НА РОДИНЕ

 

         Н. Аброськину

 

С грустью ловит рассвет

Синеглазая лошадь

И упругой, как стебель,

Трясёт головою в туман.

И безвестная верба

В Иссе тонкие ветви полощет.

И в овраге желтеет одиноко,

как память         .

Бурьян.

 

Снова август. Прохлада

И в глазах. И в окрестностях

сонной,

И недобро в болоте

Сухие звенят камыши.

У подгнивших крестов,

Как на кару стою обречённый

За беспамятство,

За невесёлую лёгкость души.

 

И совсем неспроста

Здесь я тихую думу лелею:

И меня в свой черёд

Понесут в этот сумрачный дол.

И полоска зари всё светлей,

И дорога светлеет,

Та, которой сюда

Слишком долго и трудно я шёл.

 

МЕТА

 

Мне думалось, что с истеченьем лет

Я буду непременно знаменитым,

И непременно в тридцать семь убитым,

А иначе – какой же я поэт!?

 

Наивные пророчества! Меж тем

Пуста колода, козырные биты…

Уж лучше быть живым, незнаменитым,

Чем знаменитым, но не быть совсем…

 

* * *

 

…А в общем-то неплохо мне жилось:

Легко прощал себе и много реже

Я был с меня обидевшими нежен, –

И это вроде гордости звалось.

 

Но оказалось всё куда сложней.

И вот уж за собой я замечаю:

Гораздо легче я другим прощаю,

А вот себе прощаю всё трудней.

 

* * *

 

Вот и в садах моих охристый цвет

Явственней проступает,

Проседью белой, отзвуком лет

Праздник свой отмечает.

 

Вот на рябину слетелись клесты,

Опустошили рябину,

Только лишь пёрышки, только листы

В кроне безъягодной стынут…

 

ЯБЛОКИ

 

В старой усадьбе над тихой оградою,

Грусть источая и мёд,

Падают яблоки, яблоки падают

В травы всю ночь напролёт.

 

Падал и я, и катился, как яблоко,

В ночи чужие, в глаза.

Зябко кружили над яблоней зяблики

В старой усадьбе и за.

 

Всё отцветёт, и над тихой оградою

Млечный рассеется путь.

Падают яблоки, яблоки падают

Грустными песнями в грудь.

 

Вот и теперь эти песни мне радуют

Душу, и трудно уснуть.

Падают яблоки, яблоки падают,

И ничего не вернуть…

 

РОДИНА

 

Всё проходит,

         как с крыш деревенских

Снег капелью, и даже пройдена

Истина эта,

но, словно в женских

Глазах материнство,

         всегда неизменна

Родина.

 

Словно неверные контуры школьной

Резинкой из памяти стёрто вроде на

Целую жизнь вперёд очень многое,

Что на любом коне окольной

Объедешь дорогою

И только Родина

Вновь неизменна.

 

Если в измене своей откровенна

Женщина, краля она иль уродина,

Больно! Да вылечит время.

                                      И лишь

Вновь неизменна Родина.

 

Коли друзья отвернутся, и в тишь

Дома родного беда нагрянет,

И близких, словно эмаль с ордена,

Отколупнёт, не пугайся!

                                      И в жезле

Рока нет мощи и власти, если

Руку протянет

Родина.

 

НАДЕЖДА

 

…И в день Суда, авось, мои стихи

Меня спасут и спишутся грехи,

И буду рад, что надо мной не зря

Горел закат и плавилась заря.

 

Стихотворения И.В. Носикова подобрал Михаил Васьков

 

Фото с сайта zapoved-mordovia.ru



Другие новости


Вячеслав Никонов: Польша - страна невыученных уроков
Игорь Шишкин: Провал исторической политики России
Владимир Казаков: Почему власть решила снять с выборов внесистемную оппозицию?

Новости портала Я РУССКИЙ