Александр Палладин. Союзнички. Освобождение Болгарии от турецкого ига

Александр Палладин. Союзнички. Освобождение Болгарии от турецкого ига

11/09/2019 00:43

Москва, Александр Палладин для NEWS.AP-PA.RU Про то, как обманулся в своих ожиданиях герой Русско-турецкой войны 1877-78 гг. генерал Виктор Дандевиль.

 

 

В 1877 году разразилась очередная, четвёртая и последняя в 19 веке Русско-турецкая война. В ней участвовал 12-й пехотный Великолуцкий полк, отличившийся при взятии горы Греата (Вратешна) и награждённый за это Георгиевским знаменем с надписью: «За Греату 16 ноября 1877 г.». 10 лет спустя, достигнув призывного возраста, в этом полку стал служить мой прадед Афанасий Иларионович Решетников. С ним летом 1904 года он попал на Русско-японскую войну и через несколько месяцев погиб в Маньчжурии.

А 24 годами раньше на войну с турками великолукцы в составе 2-й бригады 3-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Карцова отправились по железной дороге через Румынию. Вот как это описывает, цитируя архивные документы, Игорь Буйко в своей книге «Великолукцы на службе империи»:

«В перевозках ощущался произвол, творимый местными чиновниками. Плохо работало интендантство. На стыке русских и румынских дорог образовался завал грузов. В отправлении их царили безответственность и хаос. "Проезд наш по румынским дорогам можно назвать мытарством. Ни одной станции не проехали в назначенные часы, нигде не останавливались на определённое время. Всё делалось как-то случайно, или как вздумалось начальникам станций, которые не давали ответа, почему мы стоим...

Приходилось по 10 часов стоять на запасных путях станций, где нельзя было достать даже и куска хлеба... Первые впечатления при встрече с нашими союзниками, румынами, были не из приятных. Эти друзья и союзники сразу, видно, почувствовали безнаказанную возможность быстрой и наглой наживы на счёт русского кармана". Солдаты жаловались на то, что местные торговцы нечисты на руку и норовят надуть. Личный состав не получал горячей пищи, потому что в пункты питания войска не успевали и пищу уничтожали и полки по двое суток не получали полноценного питания».

По прибытии в Болгарию один из героев той войны, генерал от инфантерии Виктор Дезидерьевич Дандевиль, готовясь отбить у турок Этрополь, издал листовку для жителей этого города:

«Болгары! Нам предстоит нанести последний удар врагу и преодолеть Балканы, где он не сможет задержаться. Вы должны помочь перебросить через горы орудия, снаряды и сухари. Главной вашей наградой будет избавление от турок. Вам сейчас трудно, но русским ещё труднее, они терпят лишения ради вас, а вы — ради себя».

Дело в том, что (продолжаю цитировать книгу Буйко), «освободителям сразу же бросилась в глаза некоторая разница в понимании методов борьбы за освобождение у братушек-болгар, о которой, в частности, пишет в историческом очерке о войне её участник генерал-майор Дружинин: “Особенная враждебность между различными частями населения значительно затрудняла действия наших войск: едва мы занимали какое-нибудь селение, болгары начинали грабить и притеснять мусульман; как только мы его оставляли и в него приходили турки, так начиналось обратное явление — грабежи и притеснения, а часто кровавая расправа с болгарами. Нашей кавалерии постоянно приходилось надрывать силы, охраняя болгарское население”.

Безусловно, продолжает Буйко, «братушек Иванов большинство болгар ждало, они создали 12 дружин, числом в 12 тыс. штыков (в то же время, десятки тысяч мужчин призывного возраста никак не отметились в войне за своё освобождение!), цветы под ноги бросали, в исступлении чувств целовали, последним куском хлеба делились, лечили, добровольно впрягались в обозные фуры и орудийные ящики, подымая их в горы, служили проводниками, молились истово о даровании победы царскому воинству, после песни слагали и памятники ставили, но чтобы в порыве борьбы массово вооружаться, пользуясь подходом русских частей, или самостоятельно освобождать себя до подхода русских, почему-то не спешили, кроме редких случаев».

Тем не менее, после обращения Дандевиля «к генералу явился с листовкой Георгий Цариградски, который на следующий день привёл 720 болгар, вооружённых кирками и лопатами. Двенадцать пар волов были впряжены в арбы и сани, сорок лошадей тащили повозки».

А вот заключительная фраза из листовки Дандевиля: «Пройдёт время, и вы будете благодарить нас», — по прошествии 140 лет оказалась наивной, несбывшейся мечтой.

С 2015 года болгарские власти перестали приглашать российских представителей на торжественные мероприятия, посвящённые освобождению от османского ига (там теперь зато чествуют румын, поляков, литовцев, украинцев и даже финнов), а с недавних пор и освобождение Болгарии Красной Армией в Софии стали приравнивать к оккупации.

 

Иллюстрации с сайтов  avatars.mds.yandex.net  upload.wikimedia.org.

 

АЛЕКСАНДР ПАЛЛАДИН.



Другие новости


Александр Палладин. Хоккейная суперсерия-74: некобеднишние воспоминания
Александр Палладин. Дважды герой газетных ляпов Громыко
Александр Палладин. Стояли насмерть. Освобождение Болгарии от турецкого ига (окончание)

Новости портала Я РУССКИЙ