Лидия Шундалова: Мир искусства. Серебряная нить истории

 Лидия Шундалова: Мир искусства. Серебряная нить истории

25/11/2019 00:34

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Объединение «Мир искусства» появившись в 1899 году, почти распалось к 1904, но вновь возродилось в 1910 и просуществовало до 20-х годов XX века. 

 

Не знаю, почему я вдруг решила прийти на эту выставку в здание с пафосным названием «Ленинград Центр» (бывший кинотеатр «Ленинград»). Вообще-то я не люблю современные культурные учреждения со стеклянными лестницами, дешевой, но броской отделкой помещений, когда в полутемном гардеробе гремит назойливая музыка, а на стенах пляшут цветные огоньки. 

Но два словосочетания «Мир искусства» и «из частных собраний» произвели на меня почти магическое действие. Такое пропустить было решительно невозможно. 

Как выяснилось, нынешняя экспозиция «Исторические прогулки» была второй частью так называемой трилогии выставок, приуроченных к 120-летию художественного объединения «Мир искусства» и подготовленных антикварной галереей «Петербург». Первая была посвящена портрету, нынешняя - жанровой живописи и пейзажу.

Два небольших зала, вместивших чуть более 100 работ, в основном, акварели, графику, и немного предметов декоративно-прикладного искусства. Первое чувство – разочарование, но потом понимаешь, что, несмотря на кажущую незначительность и неполноту, экспозиция заставляет задуматься о многом. И пусть не покажется это странным, ходила я по этим залам без малого 2 часа. 

Объединение «Мир искусства» переживало взлеты и падения, появившись в 1899 году, оно почти распалось к 1904, но вновь возродилось в 1910 и просуществовало до 20-х годов XX века. На выставке представлены почти все периоды его существования, в том числе и советский. Это маленькая экскурсия в недавнее прошлое.

Прямо по центру первого зала –Щусевский эскиз ворот главного входа Русского павильона на Венецианской выставке (1914 г). Смотришь на него и вспоминаешь и дошедший до нашего времени павильон, и ту одержимость духом русской старины, что охватила образованную часть общества начала XX века.

Щусев, будущий автор мавзолея, не оставался в стороне от процесса, во всяком случае, его работы рассматривались как творческий манифест, а в среде архитекторов он считался лидером модного неорусского стиля.

Рядом интересная работа Василия Кузнецова - большая (60 см) фарфоровая скульптура «Илья Муромец, попирающий змея» (своего рода отклик на первую мировую войну). Конь Ильи деловито топчет зеленую рептилию, на что сам богатырь не обращает ни малейшего внимания, чуть придерживает поводья и смотрит куда-то вдаль. Скульптура так не поступила в массовое производство, и до нас дошли всего три подобные фигуры. 

Это одна из первых работ мастера в качестве заведующего скульптурным отделом Императорского фарфорового завода, потом будут так полюбившиеся массовому потребителю и современным коллекционерам «Дама с какаду», «Иванушка», «Конек-горбунок.

В Советское время их сменят скульптуры агитационного содержания. На Всемирной выставке в Париже в 1925 году работы Кузнецова отметили золотой медалью, правда, сам автор об этом так и не узнал, он умер в 1923 году в родной Саратовской губернии.

Если смотреть с высоты нашего времени на художественные явления начала XX века, хоть немного связанные с движением «Мир искусства» их можно определить всего двумя словами – одержимость историей. Правда, история эта разная – от почти знакомой греческой античности до совсем темной, восточной, от былинной Руси до блистательного XVIII века.

Наверное, в этом моя мятущаяся душа находит краткое отдохновение. По сути, многие художники брали на себя роль реконструкторов и пытались видеть прошлое, так, как его понимали. Вот висящие рядом картины основателей движения – Александра Бенуа и Константина Сомова. Их такой любимый XVIII век.

У Бенуа это довольно известная в разных вариантах работа - «Выход Екатерины II», со множеством деталей, хрестоматийная по композиции, максимально точная в костюмах и месте действия. Миленький театральный выход. Занавес времени поднят, лишь полупрозрачные голубоватые тени, будто флер ушедшего века наброшены на полотно. Для автора важна атмосфера происходящего, само действие, а не персонажи. 

Сомов же предпочитал камерность и демонстрацию манерно-прекрасной страсти. Его «Поцелуй маркизы» относится к серии иллюстраций к книге эротического содержания, содержащей выдержки из произведений XVIII века. Последняя «Книга Маркизы» вышла уже после революции и содержала всю серию фривольных картинок, некоторые из которых по соображениям цензуры ранее отказывались печатать даже в Германии.

Книга естественно была черно-белой, а иллюстрации выполнены в технике офорт с раскраской акварелью (представляю, как сей труд должен был надоесть автору). Друзьям Сомов просто дарил увесистый томик с белыми листами вместо картинок и конверт со своими бессмертными творениями для расклейки в те места, куда читатель сам пожелает. Некоторые из друзей предпочитали вставить похождения маркизы в золотую рамку и использовать в интерьере спальни.

Конечно, все эти творческие упражнения живописец Сомов не воспринимал всерьез, да и сам себя, несмотря на славу, художником не считал (сказалось досрочное отчисление из Академии). Он искал суть золотого века с изрядной толикой юмора, насмехался над своими персонажами и в тоже время понимал, что «его маркизы» лишь часть его самого. Быть может в этом секрет его востребованности во все времена от Дягилевских выставок до нашего времени.

Дягилев – серый кардинал «Мира искусства», талантливый менеджер, заставивший иностранца взглянуть на русское с восхищением, он - стержень вокруг которого вертелась художественная жизнь. Как часто он приходил к безвестному художнику, с боем вырывал несколько работ на свою выставку, а потом эти картины покупались известными коллекционерами. Не всем нравился диктат.

Борисов-Мусатов по духу творчества близок к мирискусникам, но никогда не входил в их число. Как раз из-за Дягилева. «Все нравится, но и здесь масонская ложа» - так отзывался художник об объединении. Несмотря на такие оценки на выставке все же есть одна его работа – «Спящий мальчик», символизм этой работы завораживает.

Начинаешь думать о смерти, опустевших дворянских гнездах» и о бренности земного существования. 
«Мир искусства» кто только не критиковал за декаденс, хотя тот же Валентин Серов – один из самых значимых художников XX века защищал объединение и всячески ему покровительствовал и сам участвовал в Дягилевских выставках.

И все же исторически возникновение этого направления лишь часть мощного процесса, «сломавшего академизм». Дальше будут авангард и все те движения, что приведут искусство к глобальному кризису.

На подобных выставках прошлое не кажется далеким. Всего поколение разделяет меня от тех, кто лично знал того же Александра Бенуа или Сомова, Остроумову-Лебедеву или Евгения Лансере. И как-то приходит понимание, что объединение «Мир искусства» могло возникнуть только в Петербурге в интеллектуальной среде, где упивались старинными книгами и работами старых мастеров, гуляли по роскошным паркам Ораниенбаума и Царского Села, любовались барочными ансамблями и много думали о судьбах мира.

Это своего рода эстетство, но мне нравится смаковать прошлое, пить его красоту маленькими глотками, пусть даже на дне бокала останется темный осадок.

 
Лидия Шундалова
Фото автора


Другие новости


Лидия Шундалова: Санкт Петербург. Парк. Дорога к храму
Лидия Шундалова: Может актеры разучились играть? Богомоловский спектакль в Петербурге
Лидия Шундалова: Сказки Лужского уезда

Новости портала Я РУССКИЙ