Владимир Вольвач: И удивляемся, как быстро человек, возомнивший себя Богом, теряет человеческий облик

Владимир Вольвач: И удивляемся, как быстро человек, возомнивший себя Богом, теряет человеческий облик

08/01/2020 00:02

Омск, Владимир Вольвач, NEWS.AP-PA.RU И если продолжать говорить простым языком, они пытались построить эту религию на истории о том, как Человек стал богом, то есть некое воплощение антихристианства.

 

 

Рождество, если говорить совсем простым языком, это история о том, как Бог стал человеком, не утратив органичной связи со своей божественной сущностью.

В этом и состоит самая основа христианства, потому что только из-за любви к людям Бог сошел с небес в человеческом облике, поэтому Апостол Иоанн патетически восклицал в своем послании: "Бог есть любовь!"

Идеологи большевизма понимали, что просто оседлать антицерковные настроения в революционной России недостаточно, чтобы претендовать на выражение национальной идеи, необходима новая религия.

И если продолжать говорить простым языком, они пытались построить эту религию на истории о том, как Человек стал богом, то есть некое воплощение антихристианства.

Правда, сам Ленин яростно критиковал эти поползновения Луначарского и Богданова, а также примкнувшего к ним Горького, в частности, в книге "Материализм и эмпириокритицизм", обвиняя их в "богостроительстве". Последовательному интернационалисту, каковым был Ленин, любая национальная идея казалась реакционной, а значит лишней, значит и религия не нужна, даже та, где вместо Бога поставлен Человек.

Как это там в пьесе Горького "На дне" звучит новый символ веры? "Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы… Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Че-ло-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо!"

Христианство, однако, этот "символ веры" всегда считало проявлением смертного греха, одного из самых тяжелых - гордыни.

Ибо, как только человек ставит себя на место Бога, он становится и единственным самим себе судией, оценщиком собственных поступков. И тогда можно оправдать все, что угодно, в том числе массовые расстрелы невинных граждан.

Потому, что как только утверждаешься в том, что бог есть Человек, так сразу и нет никаких препятствий для отдельно взятого политического лидера считать, что он этот Человек и есть. Ну а что бывает, когда человек - сам себе Бог, мы за советскую историю насмотрелись порядочно.

Потому что вместо христианской любви в этом случае мы получаем лозунг, который содержится в других словах героя Горького: "Не надо унижать человека жалостью!"

И не унижали. Если мораль и нравственность человек устанавливает себе сам, тогда можно оправдать любые зверства гражданской войны.

Да разве одни только большевики?

А теорийка о том, что можно пренебречь миллионами, "не вписавшимися в рынок" - не из этой ли серии? А современные либералы, проповедующие свободу человека прежде всего, как свободу от Бога - не то же самое?

Утрата веры в Христа, как Бога, ставшего человеком, кажется безобидной. Что нам Гекуба? 

И удивляемся только тому, как быстро человек, возомнивший себя Богом, теряет человеческий облик.

Владимир Вольвач

Фото с сайта ruvera.ru              


Другие новости


Владимир Вольвач: Борьба только начинается
Владимир Вольвач: Время промежуточных итогов
Владимир Вольвач: Чего ждать от президентского послания Федеральному Собранию?

Новости портала Я РУССКИЙ