Дмитрий Конаныхин: Раздень Машу или лица и повадки мира сего

 Дмитрий Конаныхин: Раздень Машу или лица и повадки мира сего

14/01/2020 00:25

Дмитрий Конаныхин, NEWS.AP-PA.RU Какой-то засушенный птеродактиль позирует в позе светской львицы. Скоблим, смываем макияж, что имеем? Мамочки, здравствуй. Привоз, тащите семки, тараньку, бычков.

 

После того, как пыль крушения советской цивилизации осела, народ наш стал с упоением играться в западную культурку, понимая под западной культуркой тот залежалый набор из «Берёзки», который протаскивали сквозь Железный занавес ныне заслуженные деятели культуры советской, на импорте культурного секондхенда и в противостоянии с ним личные состояния сделавшие.

Бог с ним, с феноменом кино- и литературо- секондхенда, не о том речь сейчас, гораздо забавнее речь о человеческих лицах и повадках.

Что человек делает в транспорте от нечего делать? Правильно – глазеет по сторонам. Стою, глазею. Давно уже в эту игру играю. Девушка сидит, книжку читает. Что за тип человеческий она?

Ну, как в сказках, чтобы сразу понятно было с пары слов – горожанка, селянка, принцесса, прислуга – кто? Гаджеты, джинсы, курточка – какое платье к лицу? Сари? Шаровары? Немецкие корсеты с пышными юбками? Угу. Ещё только парик, мукой белёный, напяль, Дима. Хорошо. А если монисто, ленты, красные черевички? Опять нет. Не Оксана, не Гапка, не Дарина. А если – кокошник? Если разлетайку? Точно – сидит русская барышня. И никаких джинсов. «Принеси, мне, батюшка, цветочек аленький».

Хорошо. Это в подземке, там, где приличным людям грязно, душно и ваще.

Включаю приёмник телевизионного сигнала. На канале «Культура» беседуют почтенные люди. Модный твид, перекосившиеся костяки, дерматозы. Кто они? Напялим римские тоги? Не-а. Кафтаны, зипуны? Не то. Немецкое платье? Нет. Косоворотки-бекеши? Нет. Сидят персонажи любимого Шолом-Алейхема, парочка сапожников, один парикмахер и случайно затесавшийся торговец зеленью из Дербента - за русскую культуру переживают.

Какой-то засушенный птеродактиль позирует в позе светской львицы. Скоблим, смываем макияж, что имеем? Мамочки, здравствуй, Привоз, тащите семки, тараньку, бычков.

И так везде и во всём.

Олигархат наш, если снять с него английский костюм и вернуть аутентичный облик – сплошь утопленники – те паны-орендари, которых запорожцы в Днепр побросали – всплыли, присосались, никак отлипнуть не могут, хоть как ты их отмывай-отскабливай, в любого кроя – хоть итальянского, хоть скобарского – платье переодевай – кем они были до Советской власти, теми и остались – комиссарами-цеховиками.

Убери от наших галеристок кодекс строителя коммунизма – что останется? Возьми белобрысую чухонку – точно, её Алексашка Меньшиков под солдатскими телегами нашёл, в императрицы мечтает проскакать по вельможным перинам, возьми ещё одну – лицо куриной жопкой – ну птичница же, хоть какие Картье на себя напяливает – всё одно – птичница босоногая, гусей пасти, впрочем, рот откроет – то и услышим, всё у неё «плечевые» и «соски».

Кого ни возьми из нашенских – да хоть того же министра Лаврова – ну что, не будет он у турецкого султана, покуривая тот же турецкий табак, дьяком Возницыным, русских мужичков из крымского плена выкупать? Будет. Путина возьми – да хоть в какое платье одень, любой парик напяль – вот он - Тайный приказ, пером и шпагой – авантюрист же. Ну не пастух, не казак, инженеришко из него никакой. Борода не растёт, лекаришко – не-а. Пером и шпагой, пером и шпагой.

Весь наш КВН возьми и прочих юмористов – пляшет и гогочет, ножками дрыгая, весёлая ешива на свадьбе Макаровского цадика, хоть ты ведро на них диоровского «Jules» вылей – всё равно, родное, бабелевское.

Поскобли путинских министров – ба! Кого я вижу – вот они, фавориты, родненькие. Сплошь из коммунистических бастардов, а по родословиям? То там, то сям привычка к государевой службе, из недобитых, сталбыть. И всё так, и во всём так – стоило лишь убрать комсомольско-партийное, даже подвижническо-религиозное – вона какие люди из-под европейского платья прут, какие характеры, какие судьбы.

Возьми наших профессиональных патриотов – помните, как у Соловьёва оскандалившегося придворного льстеца наказали?

«- Клянусь аллахом, это тот самый пояс! - вскричал эмир. - Гуссейн Гуслия, ты, воистину, несравненный мудрец! Ага! - торжествующе обратился эмир к придворным, причем лицо его выражало самую искреннюю, живую радость. - Попались наконец! Теперь-то вы уж не сможете украсть у нас ни одной нитки; довольно мы натерпелись от вашего воровства! А этому презренному вору, дерзко похитившему наш пояс, выщипать все волосы на голове, подбородке и на теле и дать ему по его подошвам сотню палок, и посадить его, голого, на осла лицом к хвосту, и возить его по городу, объявляя повсеместно, что он вор!

По знаку Арсланбека палачи накинулись на мудреца и вытолкнули за дверь; там, прямо на пороге, закипела работа; через две минуты палачи втолкнули мудреца обратно в зал, голого, лишенного даже волос, срамного донельзя. Тут всем стало ясно, что до сих пор только его борода и огромная чалма скрывали убожество ума и клеймо порока, лежавшее на его лице, что человек с таким шельмовским лицом не может быть никем иным, кроме как наиотъявленнейшим плутом и вором.

Эмир поморщился:

- Уберите!

Палачи потащили мудреца, и вскоре за окном послышались его вопли, сопровождаемые сочными ударами палок по пяткам».

Классика. Против классики не попрёшь - хоть кодексом строителя коммунизма, хоть Наполеоновым.

Возьмите всех наших «новоросских придворных льстецов», тех самых, что с пеной на бородах призывают штурмовать Львов, выщипайте все волосы на голове, подбородке и на теле – там такое убожество ума и клеймо порока, что ни один фотожопщик не справится обратно карму затушёвывать.

Так получается, что на наших придворных ассамблеях собирается отнюдь не петровское дворянство, но сволочь Анны Иоанновны, верховные правители – фаворитят на манер Светлейшего, Думе нашей боярской (с детьми боярскими, в газпромах подкармливающимися на манер пеньки, трески и ворвани) – верни бороды, да платье азиатское – вот она, матушка-Россия, без примеси и порока – как есть.

А, бывает, идёшь в толпе, один-одинёшенек, глянешь, увидишь зелёные или синие глаза, обомлеешь, закрестишься, чуть не заплачешь: «Беги, купринская Олеся, беги, глупенькая, беги из этого чумного города, с его блядями, упырями, подделками и карьеристами, беги, колдунья, беги, чаровница, сожгут же!»

Эх… А потом всё удивляются люди, откуда эта шизофрения, откуда этот, не при детях будь сказано, диссонанс между кожами и рожами – вот они – с Волги ребята да на берегах Северного Донца – наши казаки, хоть и в камуфляже «цифра» - а вот хитрозадые реестровые казаки – думаете – те, реестровые, что польским панам служили – с другими лицами-душами были?

Эх… Опасное это дело – под маски заглядывать.

Дмитрий Конаныхин

Фото с сайта brandlifemag.com           


Другие новости


Дмитрий Конаныхин: Главным инструментом джентльменов является обмен медийного гвалта на реальные уступки
 Дмитрий Конаныхин: Главный итог сегодняшнего дня - Ц-ц-ц...
Дмитрий Конаныхин: Люди думают, что чудо — это когда из шляпы достают обещанного кролика...

Новости портала Я РУССКИЙ