Ингвар Коротков: Чукча-оборотень. Писатель Юрий Рытхэу

Ингвар Коротков: Чукча-оборотень. Писатель Юрий Рытхэу

18/01/2020 00:10

Санкт Петербург, Ингвар Коротков, NEWS.AP-PA.RU Малая ложь всегда за собой тянет ложь большую. Когда начинают осыпать наградами литературных пигмеев, объективности и справедливости не получится.

 

 

 

То, что Юрий Рытхэу – чукотский писатель, звезда первой величины на литературном небосводе – сомнений никогда и ни у кого не вызывало. Масса наград, Лауреаат Государственной Премии РСФСР и множества международных премий.

Да еще прижизненная премия, установленная губернатором Чукотки А. Назаровым в 1998 году – именная – присуждаемая молодым литераторам самим Рытхэу.

Сорок четыре книги – романы и повести – изданные сорокамиллионным тиражом в СССР. А еще рассказы и детские книги писателя. Перевод книг на 30 языков мира. И тоже с внушительными тиражами.
Тут уж захочешь опорочить писателя – самому станет страшно, мурашки по коже побегут. Дескать, все видят ценность художественного вклада в российскую литературу великого Мастера, а кто-то, как Баба Яга – против.

Нет, не против. Сам был заворожен северным колоритом Рытхэу. Особенно рисунками– мальчик Йоо в пушистом комбинезоне и вышитых торбасах. Рядом детёныш белого медведя, они спешат в школу… Лучшие художники, аура белого безмолвия, дымка стойбищных яранг, бытовые зарисовки мира Чукотки: влажные носы нерп, неповоротливые моржи, неведомый вкус оленьего ягеля.

И, что меня особенноволновало – новые чукотские слова. Неведомый мир звуков – олений ягель – ватап, морж – рырка, белый медведь – умка. Слова прозрачные и вкусные, как леденцы. Или как полярный лед. Так и хочется перекатывать языком во рту и смаковать, смаковать…

Наверно, так и было бы – я был полон восхищением детства и не особо следил за творчеством Рытхэу – зачем? Ясное ностальгическое чувство при взгляде на обложки книг – и только…

Если бы не резанули слова из интервью Юрия Рытхэу, просто попавшегося на глаза :

«…Я никогда не был активным противником советской власти, скорее – внутренним диссидентом. Кстати, недавно я искал пенсионное удостоверение и нашел свой партбилет. Посмотрел, сколько я заплатил этой партии денег. Сейчас бы они мне пригодились".

"...У нас земля принадлежит государству. А что такое у нас государство? Это тьфу! Не понимаю я, что у нас за государство.

— В 1967 году вы писали…

— Ну, знаете, это романтические вещи".

Из интервью «Новой газете» Юрия Рытхэу.

И вот здесь вскипело зло – «Да что ж вы за люди-то такие – писатели? Это ж подлость, откровенная подлость – вот так перевернуться в воздухе кувырком… Плюнуть в душу читателям».

Да, я могу понять диссидентствующих писателей и поэтов – Довлатова, Бродского: их разъедала горечь невостребованности, отторжения от настоящей литературы.

Но понять Рытхэу, который является плоть от плоти советской республики, её эталоном, её достижением: вот что может сделать справедливый строй с любым угнетённым человеком, даже пусть он из каменного века… 
Да мало того – она его сделала. Создала. Как пела некая певичка и совсем по другому поводу: « Я его слепила из того, что было.. А потом , что было, то и полюбила».

И вот этот искусственно созданный идол бросает камни на еще неостывшую могилу его доброхотов.

А насчет искусственно созданного кумира – это не ради красного словца. Это, увы, грустная правда. Причём, создавая «великого чукотского писателя» особо не осторожничали – белые нитки торчат из каждого официального факта, а если уж почитать тексты художественных произведений , то и того хлеще – лоскутное одеяло, шитое белыми нитками.. Это не может являться ХУДОЖЕСТВЕННОЙ прозой.. Графомания чистой воды

О биографии

Она подаётся неизменным блоком – всё от слова до слова переписывается из книги в книгу, с сайта – на сайт. Такое впечатление, что никому даже в голову не пришло всерьёз поинтересоваться биографией писателя, уточнить что-то, перепроверить. В конце концов что-либо подвергнуть сомнению… Нет, бетонный куб стелы с выгравированными словами. И каждое весомое и неизменное… 

А хотелось бы задать вопросы. Уж очень здесь все фантастично.

Юрий Рытхэу родился 8 марта 1930 года в посёлке Уэлен (Чукотка) семье охотника-зверобоя. Его дед был шаманом. При рождении мальчику дали имя Рытхэу, что в переводе с чукотского означает «неизвестный». В дальнейшем поскольку, чтобы получить паспорт, необходимо было указать имя и отчество, будущий писатель взял русские имя и отчество, имя же «Рытхэу» стало ему фамилией.

Дальше идёт сочинение на вольную тему, как «неграмотный чукотский наивный паренёк» просит имя и отчество у русского метеоролога.

Затем идёт опять имиджевая фантазия на вольную тему: 

"После окончания семилетки в Уэлене он решил самостоятельно поехать в Ленинград на обучение. Этот путь растянулся на несколько лет. Для того, чтобы заработать средства на проезд и жизнь, будущий писатель нанимался на разные работы: был матросом, работал в геологической экспедиции, участвовал в зверобойном промысле, был грузчиком на гидробазе".

Мне трудно представить 14-летнего паренька матросом или зверобоем. Даже в 1944 году, когда шла война. Вполне возможно, где-то подрабатывал – ну от силы месяц-два... Но не несколько лет.

Потому что тогда же – в 14 лет – он отправляется в Анадырское педагогическое училище. Куда легко поступает. Но не заканчивает.

И здесь на пути чукотского юноши появляется известный ученый Скорик Петр Яковлевич. Появляется он не случайно. Это великий знаток чукотского языка, преподаватель уэленской школы, а затем преподаватель «Красной Яранги».

И юноша Рытхэу зачислен на первый курс в 1948 году. В ЛГУ С помощью преподавателя этого вуза Петра Яковлевича. По знакомству.

А дальше начинается сказка. Советская сказка. 

В 1954 году он его заканчивает. Но нигде никаких сведений или подтверждений этому нет. Нет и всё. Ни теплых или каких-либо других слов в адрес «сокурсника», но фото в Интернете, ни фото выпускников. Белый лист.

Это действительно удивительно. Биография любого писателя такого уровня буквально разбирается под лупой, пишутся монографии, исследования его творчества. Здесь – чистый лист. Ни-че-го.

Творчество Рытхеу

В 1953 году в издательстве «Молодая гвардия» вышел его первый сборник рассказов на русском языке «Люди нашего берега» (перевод с чукотского А. Смоляна). Писателю, по его словам, в это время 21 год. Куда там Шолохову. 

А до этого он уже печатает свои рассказы в альманахе «Молодой Ленинград», чуть позже в журналах «Огонёк», «Молодой мир», «Дальний Восток», молодёжной газете «Смена» и других периодических изданиях. 

Особенно интересна мне публикация в газете «Смена». Именно там тогда работал талантливый писатель-фантаст Смолян. Он еще писал рассказы на северную тему. 

Как оказалось впоследствии, он ещё был и знатоком чукотского языка. Друзья очень удивлялись. Вот что-что, а это они не подозревали. Мало того, он даже близко к Чукотке не подъезжал.

Знатоков чукотского языка и на Чукотке днём с огнём поискать - а уж где-то еще...

Но вот первые книги - три или четыре даже - Рытхэу были переведены с чукотского языка. То есть, как я понимаю, Рытхэу писал по-чукотски, а его переводили.

И не кто-то, а профессиональный переводчик. С чукотского. Который никогда на Чукотке не был. А был ленинградским писателем, который любил писать на северные темы. Но которого почему-то не печатали и звали его Смолян Александр Семёнович.

И вдруг в 1953 году перевел книгу рассказов Юрия Рытхэу "Люди нашего берега". Вот такое озарение на него нашло. 

А через четыре года " Чукотскую сагу" перевёл. И в 1960 году стал заведующим отделом прозы в журнале "Звезда". Это очень важный журнал. Вот такой карьерный скачок, и всё - из-за знания чукотского языка.
А. Смолян тут же принялся за работу - писать книгу. 

Это называлось «авторизованный перевод с чукотского языка». Авторизованный - значит, не подстрочник. С сохранением собственного литературного стиля. Якобы.

«Люди нашего берега» Юрия Рытхэу (перевод с чукотского) вышли 1953г. Автор ( Рытхэу) ещё был студентом.

Видно, книга очень понравилась, и молодой автор Рытхэу без проволочек тут же был принят (в 1954 году ) в Союз писателей СССР. Фантастика и редкая удача, однако. В 23 года и с одной изданной книгой. 

Но талант – он и есть талант. Уже с юности Рытхэу отличался удивительной продуктивностью и творческой плодовитостью. Следующая книга «Чукотская сага» вышла в 1957 году, и что удивительно - опять переводчик Смолян. А в 1972 году «Повести», переводчик Смолян.

Работоспособность у молодого писателя была неимоверная:

Сборники рассказов «Люди нашего берега» (1953), «Имя человека» (1955), «Чукотская сага» (1956).

Шестидесятые – это вообще кладезь.

Повести «Нунивак» (1963), «Волшебная рукавица» (1963), «Анканау» (1964), «Голубые песцы» (1964).
Очерки, сборник детских стихов «Медвежий компот» (1965).

Романы «В долине Маленьких Зайчиков» (1962), «Айвангу» (1964), «Ленинградский рассвет» (1967), «Самые красивые корабли» (1967), «Прощание с богами» (1961), «Повелитель ветров» (1968).

Мне это очень напоминает наших талантливых писателей – Донцову, Маринину и т.д. Напор, однако.

Художественные особенности творчества Юрия Рытхэу

«А зачем они?» - спросит любой здравомыслящий читатель. Главное в произведении – сюжет. А язык, способ изложения – это для гурманов. Книги Рытхэу были обречены на успех. 

Потому что это был чукча. Это был взгляд изнутри. Все остальные – Тан-Богораз, Скорик, Семушкин - были русскими. Они писали о чукчах, о Чукотке, наблюдая со стороны. Так воспринимается любая книга, написанная человеком другой культуры. Например, как описание Миклухо-Маклаем жизни туземцев. Интересно, завлекательно, прекрасно. Но много интереснее было бы почитать книгу самого аборигена, природного масаи. Доверия больше.

Надо отдать должное писателю Рытхэу – сюжеты были лично его. Оригинальные. Поначалу. Потом он творчески перерабатывал сюжеты Богораза, Семушкина и даже историю жизни Варвары Кузнецовой, учёного-этнографа. 
Но книги советского периода – это гимн счастью всех чукчей, оказавшихся под крылом советской власти. Искренне и безоговорочно. Хотя уже в постсоветское время Рытхэу утверждал, что он был «скрытым, внутренним диссидентом». Вероятно, ну ооочень глубоким.

Все исключительно тексты проникнуты благодарностью простого чукчи партии и народу, принесшему чукчам освобождение от проклятия каменного века.

В его первой книге молодой комсомолец -чукча приносит стекло в ярангу к родителям - хочет вставить окно. Потому что яранги всегда были без окошек. Родители сначала запрещают, типа наши предки без окошек жили, и мы проживем. Но потом разрешают и радуются…

И ни у кого вопроса не стоит - а как это раму вставить в оленьи или моржовые кожи? Пришивать, что ли? Да ещё и застеклить? А как тогда кочевать? Собирать яранги? 

Там не было объяснено, как всё это делалось. Только сказано, что задача была поставлена сложная, но они справились.

И установили окно не сбоку яранги, а сверху - у дымохода. Что меня еще больше удивило. Ну ладно самому писателю тогда было чуть больше 20 лет, но его-то переводчику за сорок. Должен же был реально смотреть на вещи. Хотя, наверное, когда ни разу не видел ярангу - можно и «горбатого лепить».

Дальше было всё, как полагается. На собрании колхоза ( чукчи тогда уже были объединены в колхозы) было отмечено, что бригада комсомольца-оконщика награждается домом. И они собираются туда переезжать из яранги. 
Маленькая деталь - в яранге висит на стене портрет Сталина, его переносят в дом в первую очередь. С пронзающими душу словами - если Сталин в каждой яранге, то это означает светлый путь для чукчей.

И поэтому к моменту распада СССР – после колоссальных тиражей, огромных денег, всяческих наград и премий - Юрий Сергеевич в 90-е остался невостребованным. Ну почему-то не нужны были писатели с правильной идеологической линией. А печататься хотелось.

И Рытхэу начинает в срочном порядке открывать глаза. Себе. Не буду кривить душой, таких писателей было много – у которых вдруг «раскрылись вещие десницы как у испуганной орлицы».

Но Юрий Сергеевич начинает переосмысливать жизнь. Всё, что написано – романтика. Он вдруг понимает, что советская власть угнетала чукчей. Отнимала землю для нефтяных вышек. То ли дело Америка. Там аляскинские чукчи как сыр в масле катаются.

"…Однако миф о дешёвой продаже Аляски американцам живуч у нас и даже время от времени раздаются голоса: а не потребовать ли нам обратно эту «исконно русскую» землю! Я тут придумал такую шутку: якобы американцы обратились с просьбой к властям России уступить ими Чукотку в связи с неспособностью её содержать и развивать в надлежащем состоянии... Но без русских... В Кремле крепко задумались".

В «святые 90-е» к Рытхэу пришло счастье. Второе. Он и так не был обделен – его книги переводились на многие языки. А здесь за него взялся собственный литературный агент – швейцарец. Которым он очень доволен.

"...Мой издатель в «промежутке», пока переводится новый роман, хочет издать сборник рассказов и, возможно, повесть «Вэкэт и Агнес». У этого капиталиста заботы об авторе (во всяком случае обо мне), больше, чем у всех существующих Союзов писателей".

Правда, нужно новую идеологическую составляющую внедрить в тексты. Но это же мелочь для умного человека, не так ли? Благо рука-то уже набита – переводчики с чукотского не требуются.

А поменять акценты – не проблема. И в 2004 году выходит новая повесть Рытхэу «Скитания Анны Одинцовой». Маститый писатель даже не стал особо заморачиваться с названием - ну и что, что у Михайловой Е. А вышла аналогичная книга «Скитания Варвары Кузнецовой»?

Что же общего – у писателя Рытхэу это фантазия на тему, а у Малышевой подлинные документальные документы. Можно ли это считать плагиатом? Вряд ли...

Разве что – мелкой пакостью. 

Дело в том, что это общеизвестная история – молодая учёный-этнограф Варвара Кузнецова из Ленинграда прожила три года в тундре, в стойбищах оленеводов, с целью полевых исследований быта чукчей. И она вела полевые дневники. Обо всём – о семейных отношениях, о еде, быте, тяготах кочевой жизни. В силу женской эмоциональности, дневники оказались не только научными записями, а исповедью тяжело страдающей женщины, оказавшейся на положении работницы в каменном веке. С соответствующим питанием.

Пережившая блокаду Варвара пишет, что жизнь в тундре намного трагичнее, тяжелее и беспросветнее. А так как Варвара – член партии, то она несет еще и функции внедрения советской власти в уединённые стойбища. Она – идейный и преданный сторонник построения социализма в тундре.

Рытхэу полностью взял сюжет, но поменял идеологическую основу. Анна (Варвара) – ленинградская девушка-этнограф - внедряется в стойбище в качестве невестки и жены юноши-чукчи, чтобы было правдоподобнее. Ей всё нравится, она становится близким другом своему тестю.

Но не это главное – крайне интересно нынешнее отношение к войне писателя устами своей героини Анны:

«…С началом большой войны почти перестали приезжать агитаторы за колхоз, и только раз прибыл сам Туккай, и распорядился в фонд борьбы с фашистами забить три десятка оленей. Само собой, мясо на далекий фронт не попало. За долгую дорогу оно могло попросту сгнить. Поэтому его съело районное начальство, да несколько туш попало в интернат. 

Но после победы над фашистами, оказавшимися на поверку такими же тангитанами(белыми людьми), как и русские, но враждебными большевикам, снова возобновились разговоры о ...

Но отвлеклись..

Дальше по сюжету было всё, как велел швейцарский продюсер – Анна Одинцова восстала против колхозов. Там, конечно, были и сцены расправы коммунистов над непокорными чукчами, и издевательства над женщинами и детьми. Но поняв, что в одиночку гордая Анна не может одолеть ненавистный советский строй, она вместе с другими непокорными чукчами бежит на Аляску – к свободе, свету...

Вот не знаю, почему не нашли переводчика с чукотского сразу на французский и английский, поэтому переводили с русского. Который великий чукотский писатель уже освоил достаточно.

Не знаю, как кому – мне трудно «понять и простить» литературное предательство. Хотя – это обусловлено. Малая ложь всегда за собой тянет ложь большую. Когда начинают осыпать наградами, похвалами и славословиями литературных пигмеев, объективности и справедливости не получится. Да и к подобной литературной известности доверия не будет.

А тем, кто эти звёзды зажигает, возвращается всё сторицей…

Ингвар Коротков

Фото facebook.com


Другие новости


Ингвар Коротков: Как живут котята в Швеции?
Ингвар Коротков: И Мельман великий нам путь озарил...
Ингвар Коротков: Неужели они надеются отсидеться за высокими заборами?

Новости портала Я РУССКИЙ