Лидия Шундалова: Можно ли рисовать идею? Выставка Дейнека-Самохвалов

Лидия Шундалова: Можно ли рисовать идею? Выставка Дейнека-Самохвалов

24/01/2020 00:10

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Мы жили в мечте и реальности, мечта оказалась разбитой, но как же сложно жить без нее.

 

 

 


Прошло уже больше недели, как я побывала на выставке работ Дейнеки и Самохвалова в Центральном выставочном зале «Манеж» на Исаакиевской площади. Многие вещи нашли свое место на полочках души, систематизированы и названы своими именами, хотя вряд ли даже сейчас я могу постичь нюансы эпохи, вдруг ставшей для меня столь же далекой, как квазары на границе Вселенной.

А ведь советская эра пролетела совсем близко, коснувшись моей жизни своим мягким крылом. Наверное, я до конца дней буду тосковать по тому, чего не случилось, и что кануло в холодные воды реки времени, как и год от года буду ломать голову, пытаясь представить себе жизнь 20-60-х годов XX века.

Наверное, и через год-два в памяти будет всплывать эта картина. Я усталая сижу на трибуне имитированного стадиона, прямо перед экраном, где крутят фрагменты футбольных матчей 30-50-х годов. Такова была задумка авторов проекта «Самохвалов/Дейнека», чтобы вход на экспозицию проходил через некое подобие спортивного сооружения - большого стадиона, выполненного в духе конструктивизма, от него в разные стороны разбегаются лучи галерей, в которых экспонируются работы по темам.

В нижнем ярусе – спорт, тело, дети, мир; в верхнем, куда попадаешь, поднявшись по лестнице, будто сошедшей с полотен Петрова-Водкина, – труд, герои, война. Картины распределены именно по смыслу, не по времени исполнения, к тому же произведения Дейнеки и Самохвалова соседствуют друг с другом, лишь рядом с работой стоит указатель с названием, помеченный большими буквами «Д» и «С».

В этой мешанине, как ни странно, есть своя система. Вся экспозиция своеобразный гимн ушедшей эпохи, идеологическая сага, имеющая множество разных личностных и художественных подтекстов, а по сути, это время, выкристаллизованное в идеальную форму - прекрасную, ошеломительную, тянущую куда-то ввысь, к свету.

И в тоже время ты понимаешь, что было все вроде бы и так, да не совсем. В голове проносится музыка от популярной некогда песни «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», до Свиридовского «Времени вперед». Мечта о будущем, воспоминание о будущем… Энтузиазм и бесконечное счастье, абрис идеи, которая так и осталась невоплощенной.

Быть может вся трагедия в том, что люди того времени выкроили лекала, жизнь по которым станет возможной лишь через пару-тройку столетий? 

И опять-таки, это и так, и далеко не так.

Есть что-то общее у этих двух художников – Дейнеки и Самохвалова. Два Александра - оба выходцы из провинции. Дейнека родился в Курске и приехал покорять Москву, где встречается с поэтом Маяковским, учится во ВХУТЕМАСе на полиграфическое отделении, где преподавал график Фаворский, оказавший большое влияние на Александра.

Самохвалов же - выходец из торговой среды Бежецка. Руководителем его творческих поисков стал Петров-Водкин, а город, где реализовались смелые замыслы - Петроград/Ленинград.

Нельзя не отметить и его поездку в Самарканд вместе с Петровым-Водкиным, увлечение сферической перспективой, придуманной его учителем, преклонение перед фресковой росписью, которой он проникся во время реставрационных работ церкви святого Георгия в Старой Ладоге. 

Самохвалов на 5 лет старше Дейнеки, может, поэтому, застав на пяток лет побольше старой дореволюционной жизни он выглядит более рефлексирющим, страдающим, с «неровной» по своему качеству живописью, пики которой выходят на уровень почти божественного откровения, а спады – пробивают дно убогой банальности. 

Дейнека же всегда и во всем был верен себе, его живопись холодна, как лед и чиста, словно тонко выполненный графический рисунок. Она ритмична, как мелодия, и на первый взгляд понятна, хотя имеет множество смысловых нагрузок. Дейнека – гений, рожденный в горниле смутного времени и становления новой жизни.

Оба Александра прошли вихрь революции, и оба они писали совсем не в духе соцреализма. Это идеальная живопись в своеобразной манере и пластике. У каждого были свои собственные поиски прекрасного в русле пережитых событий. 

Нельзя сказать, что их творчество не вписываются в контекст мирового художественного бытия, большая часть авторов попало под идеи, так называемого нового ви́дения, в формировании которого кто-то винит нашу революцию, а кто-то эстетику Баухауза (последнее скорее всего, больше соответствует действительности).

Мы можем ознакомиться лишь с конечным продуктом, сводом принципов и деклараций, выпущенных разными зарубежными авторами в 20-х годах XX века. Течение шло как ручей европейского модернизма. Но практически сразу ракурсная съемка, абстрактные изображения и нестандартные техники из области фотографии перекочевали в живопись, сюда же добавились кинематографические приемы, чтобы придать динамику изображению и полнее обрисовать общую идею задуманной композиции.

Не стоит забывать и о конструктивизме - ведущем направлении искусства Советской России и о немецком экспрессионизме. И вот все ингредиенты лежат на блюде, готовые пойти в котел творчества живописца новой эпохи. Дело только за малым - приготовить сносное блюдо, а для этого необходимо иметь талант и уметь маршировать в ногу с новым миром.

Знаменитая «Девушка в полосатой футболке» Самохвалова. Картина, завершенная в 1932 году и получившая Золотую медаль на Международной парижской выставке 1937 года.

Кто эта красавица в спортивном костюме с прямым взглядом и чуть припухлыми губами, держащая невидимый теннисный мяч? Да, она и была, и жила, правда, окончательный портрет оказался не сильно похож на модель – учительницу Евгению Адамову. Как признавался сам художник его картина обобщенный образ.

Ну, так и мы попробуем представить Ее – женщину нового времени. Скорее всего, она приехала из деревни, спасаясь от голода. Ее родная страна - в фактической изоляции, пожалуй, все капиталистическое окружение - и ближнее, и дальнее - хочет заставить Советское государство жить по другим, более понятным законам. Будущая война совсем не за горами, поэтому, как правило, такие девушки работали на оборонных предприятиях.

Жили они в коммуне или в общежитии, редко – в коммуналке. Причем свою «законную» комнату делили с набором родственников разной степени близости, или с друзьями. Девушка, несомненно, жила на паек. Деньги тогда не играли такой роли, как сейчас.

Практически все необходимое распределялось, иногда, за хорошую работу, ее премировали отрезом на платье или обувью. В перерывах между сменами она занималась спортом, нужно было натренировать свое тело для будущих испытаний военного времени. Эта полосатая футболка – неизменный атрибут занятий, выдаваемая на предприятии физкультурная форма.

После всех трудовых смен она могла пойти в кино, на лекцию или пройтись по городу с кавалером. Но только до полуночи, ибо в 12 закрывались ворота, и чтобы попасть в дом следовало договориться с дворником, внутри же ее ждали недовольные соседи и воспитательная беседа с уполномоченным по квартире. В 6-7 утра девушка должна стоять снова за станком.

Вы скажите – не жизнь это, каторга, А на самом деле нет, ибо была святая вера в будущее, ощущение того, что твоя страна, именно твоя, и ничья иная и ты работаешь на благо окружающих тебя товарищей и, в конечном счете, на свое собственное благо.

Не было разделения на бедных и богатых. У руководящего состава был почти тот же самый паек, ну быть может мануфактуры давали чуть больше и продуктов. Но выше своей нормы никто ничего получить не мог. Любое твое рацпредложение обсуждалось, и если признавалось дельным, сразу получало воплощение. Ты мог бесплатно учиться по направлению от коллектива, ты был предан только своему делу, все остальное казалось мелким и ненужным. Эта была насыщенная жизнь, полная споров, учебы, работы над собой. 

И произошло экономическое чудо. История такого еще не знала. Не за счет внешних инвестиций, а только благодаря внутреннему резерву страна поднялась до уровня великой державы. Человек стал свободен от денег, не зацикливался на сексе, его потенциал сублимировался в энергию созидания во всех областях науки и производства. 

Это так, но это, скорее, лицевая сторона идеологии, которую воспевали художники и поэты, писатели и другие творческие люди, была еще неприятная изнанка. Как не крути, экономического чуда не последовало бы, если бы у населения не были изъяты, в том числе и через Торгсины, почти все ценности, из-за голода, туда несли последнее. Голод был и в деревне, и люди тянулись в город, где тоже было несладко. Приток населения послужил толчком индустриализации. 

Но мы говорим о чистой идее, мы рисуем ее, как любимое дитя эпохи. А согласно ей, люди есть боги, и нет ничего невозможного для них, хотя в материальной сфере, директор завода мог жить немногим лучше какого-нибудь разнорабочего в тех же штатах. Но кто думает о шмотках, жратве и комфорте, когда творятся великие дела и ты можешь реализовать и себя на волне энтузиазма.

Для Дейнеки поездка на Донбасс стала трамплином для воображения и творчества, также как и для Самохвалова – строительство метрополитена. Знаменитый плакат «Механизируем Донбасс» 1930 г. и рядом красивая работа 1947 г. с молодыми женщинами, грузящими уголь.

Одна из красавиц застыла с лопатой, кажущейся невесомой, другая активно подцепляет черную массу. Наверху мост, по которому толкают нагруженные вагонетки с углем такие же работницы, на заднем плане пыхтит, пуская дым, паровоз. Понимаешь, всю нереальность происходящего. Так не бывает.

Работа грязная, лопата тяжелая и непонятно куда девушки кидают уголь. Но, тем не менее, движение как в кинематографе и поневоле начинаешь верить происходящему, игра с разными ракурсами делает этих женщин, занимающихся тяжелой работой, существами высших сфер, монументальными, идеальными, да и вся картина пронизана светом, оптимизмом. Она возвышает труд. 

Тут же рядом Самохваловские метростроевки – мощные женщины в немыслимых одеждах, в которых не поработаешь не только на строительстве, но даже на собственном огороде. Писал он не с натуры, а по памяти. Но эффект потрясающий – богини, завернутые в туники, сильные, смелые, их скульптурными формами хочется любоваться. Для таких нет преград на море и на суше. Это новый мир пульсирует, дышит, живет. 

Ну что же богам нужны храмы, и они появились - дворцы культуры и станции метро, спортклубы и библиотеки, парки и украшались копиями антиков и фигурами, сделанными по их образу и подобию (вспомним небезызвестную Шадровскую «Девушку с веслом»). Для всего этого великолепия, придумали даже свой термин – советский эллинизм. 

Дейнека активно оформлял не только московскую подземку, но и павильоны ВСХВ в духе нового времени, использовал лучшие образцы прошедших эпох. Вместо старых богов и богинь он писал новых, своих современников – лыжников, парашютистов, спортсменок.

Примечателен его эскиз плафона для павильона "Дальний Восток" 1939 г. Переход лыжниц-буряток от Улан-Удэ до Москвы. Обычные девушки решили проделать этот путь на лыжах. Если учесть технические данные снаряжения того времени, я не представляю, как они отважились на такое.

Но, тем не менее, рекорд был поставлен. В этом есть загадка эпохи. Люди шли на рекорд просто так – не за деньги и почести, а чтобы отдать стране частицу своего я. Каждый человек есть маленький элемент, вращающий колесо истории.

1937 год. Парижская выставка. Советский выставочный павильон, увенчанный скульптурой Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» наделал столько шуму, что поглядеть на это чудо ехали люди из разных мест Европы. И Дейнека, и Самохвалов были сопричастны этой славе.

Когда я смотрю на картину Самохвалова «Хлопок» или Дейнеки «Знатные люди Страны Советов» не думаю о прошлом, это скорее будущее. Первая написана в лучших традициях импрессионизма, художнику явно хотелось показать игру шелка на солнце. Мерцающее и вибрирующее разноцветье красок подчинено композиции. Картина не распадается на отдельные фрагменты. Свет – ее объединяющий стержень. 

Вторая – Дейнековская немного в другой манере, Любимый им ракурс «снизу», монументальность фигур, все это давно известно и написано им не раз, да и люди, пусть и идеализированные, но вполне конкретные персонажи, имеющие свой прототип.

Почему же тогда появляется другая реальность, что-то из мира фантастики, вдруг вспоминаешь «Туманность Андромеды» Ефремова и его Эру Общего Труда. И бегут мысли совсем в другом направлении. Коммунизм – сказка человечества, земной рай эзотерических обществ будет.

Несомненно, будет, вот ты стоишь, окруженный величественными фигурами в белом в комнате, наполненной льющимся с полотен светом, и ощущаешь это каждой клеткой своего тела. Пропаганда через живопись, или святая вера, в том числе и свои возможности? Пусть каждый ответит на этот вопрос сам.

Одно несомненно, настрой общества на счастье и на лучшую жизнь подарил нам победу в войне.

Да и как-то неслучайно маленький Аркаша Стругацкий играл с дочкой Самохвалова в его мастерской, когда художник писал свои работы для советского выставочного павильона в Париже.

На мой взгляд, мир советской фантастики от Ефремова до Стругацких, такой же двойственный, многоплановый, порой, непонятный тоже вышел из столкновения народного энтузиазма, душевного подъема с проблемами того времени. Мы жили в мечте и реальности, мечта оказалась разбитой, но как же сложно жить без нее.

Лидия Шундалова

Фото автора



Другие новости


Лидия Шундалова: Чечевица. Рождественский рассказ
Лидия Шундалова: На Рождество. Попытка публичной исповеди
Лидия Шундалова: Новый год в Приоратском дворце

Новости портала Я РУССКИЙ