Михаил Захарчук: Вахта Памяти. Родители Путина. Любовь, война, блокада и Победа

Михаил Захарчук: Вахта Памяти. Родители Путина. Любовь, война, блокада и Победа

04/04/2020 00:37

Москва, Михаил Захарчук, NEWS.AP-PA.RU Он, сын фронтовика и блокадницы, первый и главный защитник незыблемых итогов Второй мировой войны, хранитель памяти о нашей Победе в Великой Отечественной войне.

 

 

Сегодняшний мой рассказ необычен в том смысле, что речь пойдёт о родителях нашего Президента, о их великой, всепобеждающей любви, войной испытанной и о том, что родом Владимир Путин из Победы, несмотря даже на то, что появился он на свет лишь семь лет спустя после незабываемых майских салютов 1945 года.  

Отец Путина Владимир Спиридонович родился в 1911 году в многодетной семье. У него было шестеро братьев. Пятеро погибли во время Великой Отечественной войны. Мать Мария Ивановна с того же года. В девичестве - Шеломова. И её многие родственники погибли в войну. Родилась в деревне Заречье Калининского района Тверской области. Там и познакомилась со своим суженым.

Венчались молодые в церкви Покрова Пресвятой Богородицы, которая стоит в тверском селе Тургиново, рядом с родовой усадьбой Путиных. Некоторое время назад храм восстановлен из руин  и открыт заново. Бабушка Президента России по материнской линии, Елизавета Алексеевна Шеломова, убита немцами как «пособница партизан» в октябре 1941 года. Ее могила находится неподалеку от реставрированного храма.

Для чего я вам всё это рассказываю, дорогие друзья? Чтобы донести до вас, в общем-то, очень простую, но в то же самое время и чрезвычайно огромную, важную, фундаментальную для нашего социума истину. Мы все, в большей или меньшей мере,- прямые наследники тех, кто 1418 дней и ночей воевал в минувшую саму страшную войну, кто в тылу и на фронтах добывал нам такую желанную Победу.

Мы – дети, внуки, правнуки, праправнуки и так далее тех героических победителей. Конкретно наш президент – сын фронтовика-победителя и матери-блокадницы. У нас у всех поэтому, ощущаем ли мы незримую связь поколений или не задумываемся над ней, у всех у нас – ментальность, генетика победителей.

А престарелая Европа, четыре года всласть отдававшаяся насильнику Гитлеру, за ней и весь сытый Запад, тоже не особо пострадавший во Вторую мировую, жутко ненавидят, до зубовного скрежеты и желудочно-сердечных колик боятся и той нашей непонятной ментальности; и люда русского всегда, в любой  войне победителя; и, конечно же, нашего Президента.

Это назло ему и в пику великому русскому народу 3 апреля в Праге демонтировали памятник Маршалу Ивану Коневу. О всех чехах не скажу, но те кто инспирировал снос – мелкие, злобные, дешёвые, ничтожные людишки тоже ведь наследники. Только наследники тех, кто, захлёбываясь, лизал Гитлеру «пятую точку» и ударно строил для него танки. Таких подлых прихвостней фашистов в Европе сейчас пруд пруди.

В той же Чехии, в Польше, в Прибалтике, особенно - на нэзалэжной. Никогда они не согласятся с итогами Второй мировой. Всё будут норовить их переписать. Никогда не скажут доброго слова в адрес русских людей и нашего Президента. Ещё и потому не скажут, что сейчас в мире просто физически нет другого руководителя государства, который мог бы от лица своих соотечественников заявить во всеуслышание: именно мы победили в той самой страшной войне, которую только знавало человечество.

Мы, советский народ, освободили людскую цивилизацию от коричневой чумы фашизма. Нам помогли, конечно, союзники. Спасибо им за подмогу. Но мы и без них бы справились. Только наш Президент имеет полное и всеобъемлющее право всему миру напомнить знаменитую надпись на колонне рейхстага: «За налеты на Москву, за обстрел Ленинграда за Тихвин и Сталинград. Помните и не забывайте. А то можем и ПОВТОРИТЬ».

Путин, разумеется, так не скажет – не то воспитание. Во-первых. А, во-вторых, вынеся столь страшные, нечеловеческие испытания, русские люди меньше любых иных народов хотят войны. Но как по мне, так жёстко предупредить некоторых оборзевших внутри страны и за её пределами было бы нелишне.

Да хотя бы просто напомнить тем, кто спит и видит в своих заполошных снах разбитую, раздроблённую Россию, немножко истории. По которой как-то так оно удивительно случается, что раз в столетие Еврозапад собирает свои несметные орды.  «Дрангает нах Остен». Огребает увесистых пиздю…ей. И снова на сто лет успокаивается, переписывая ту историю, что с ним произошла благодаря «непонятным русским».  Похоже, их история учит лишь тому, что в итоге она их не учит ничему.

…Если даст Бог в этом году собрать нам Бессмертный полк по всей Руси великой, то, наверняка, и наш Президент прошагает в его многомиллионных рядах, неся портрет отца – матроса Владимира Спиридоновича. В начале тридцатых краснофлотец Путин (к тому времени он уже был женат) служил в учебном отряде подводников в районе Васильевского острова. Потом его перевели в бригаду подлодок. Должность - рулевой-сигнальщик.

Когда субмарина находилась под водой, он, как говорят подводники, «был на рулях», а когда всплывала, - выбирался наверх и подавал сигналы флажками и сигнальными фонарями. Известно, что в 30-е годы на Балтфлоте находились субмарины типа «Декабрист», «Щука», «Сталинец», «Малютка». На одной из таких служил Путин. Демобилизовался. Вернулся в Ленинград и пошёл работать на военное предприятие. Заполучил там так называемую «бронь».

Но когда началась война, написал сразу два заявления. Первое: о желании стать коммунистом, второе с просьбой отправить на фронт. Второй раз прощался с любимой Марией и недавно родившимся сынишкой Виктором. (Их первенец Альберт скончался задолго до войны).

 «Отца определили в истребительный батальон НКВД, - вспоминал президент. - Эти батальоны занимались диверсиями в тылу немецких войск. В их группе было 28 человек. Командовал группой советский немец из Поволжья. Их выбросили под Кингисеппом... Они успели взорвать состав с боеприпасами.

Кончились продукты. Они вышли на местных жителей, эстонцев, те принесли им еды, а потом сдали их немцам. Немцы обложили их со всех сторон... Остатки отряда уходили к линии фронта... Отец с головой спрятался в болоте и дышал через тростниковую трубочку, пока собаки, с которыми их искали, не проскочили мимо. (Пригодились навыки самоспасения, полученные на подводном флоте – М.З.). Из 28 человек к своим вышли четверо».

…Уже будучи главой государства, Владимир Путин обратился в архива Минобороны и попросил найти, елико возможно, документы на  диверсионную группу. Отец о ней рассказывал очень скупо. Как и всякий фронтовик, которому досталось в боях по самое некуда, он вообще не любил воспоминаний, связанных с тем трагическими временами.

И всё-таки по отцовским отрывочным воспоминаниям удалось восстановить список группы, фамилии, имена, отчества. И – даже краткие характеристики на бойцов. Все данные совпали с тем, что рассказывал Владимир Спиридонович. Из 28 человек тогда погибли 24.

Вскоре после чудесного – а как ещё его назовёшь?- спасения, бывший краснофлотец Путин уже рядовым красноармейцем попал на знаменитый «Невский пятачок». Это такое условное обозначение плацдарма на левом (восточном) берегу Невы напротив Невской Дубровки. Тот клочок земли советские войска удерживали в ходе битвы за Ленинград. Несмотря на то, что все попытки расширить плацдарм и развить наступление заканчивались неудачно, «Невский пятачок» стал одним из символов мужества, героизма и самопожертвования советских воинов.

Ежедневно на защитников пятачка обрушивалось до 50 000 снарядов, мин и авиабомб. Потери стрелковых частей достигали 95% от первоначальной численности. Причём большую часть составляли потери безвозвратные. Эвакуация раненых на правый берег представлялась почти невозможной.

Погибших, за очень редким исключением, хоронили прямо на плацдарме в воронках и траншеях. Некоторые оказывались захороненными дважды и трижды - разрывы снарядов и мин поднимали останки из могил, а потом трупы вновь засыпало землёй.

Ю. Р. Пореш, ветеран 115-й стрелковой дивизии, вспоминал: «К моменту высадки нашей роты все окопы, ходы сообщений были забиты замерзшими трупами. Они лежали на всей площади пятачка, там, где их настигла пуля или осколок. Трудно об этом вспоминать, но так было: укрытие, в котором мне и моим двум товарищам довелось разместиться, было вместо наката перекрыто окоченевшими трупами.

Трупами были частично выложены стены. Амбразуры для ведения огня были оборудованы между трупами, уложенными вдоль окопов вместо бруствера. Вся площадь пятачка представляла собой кладбище незахороненных солдат и офицеров. Ни одного деревца или куста, ни одного кирпича на кирпиче - всё снесено огнём.

Всё это на фоне постоянного грохота нашей и немецкой канонады, специфического запаха минного пороха, отвратительного звука немецких штурмовиков, стона раненых, мата живых, кроющих немцев, войну и этот гиблый пятачок, а иногда и наших артиллеристов, лупивших по своим позициям».

На этом «проклятом» Невском пятачке бойца Путина тяжело ранило. Как это случилось, опять же вспоминает Президент: «Они с товарищем делали небольшую вылазку в тыл к немцам, ползли-ползли… А дальше и смешно, и грустно: подобрались к немецкому доту, оттуда вышел, отец говорил, здоровый мужик, посмотрел на них… а они не могли подняться, потому что были под прицелом пулемёта.

"Мужик, – говорит, – на нас посмотрел внимательно, достал гранату, потом вторую и забросал нас этими гранатами. Ну и отца тяжело ранило. А тем товарищем оказался сосед отца по дому в Петергофе. И тот сосед, не раздумывая, потащил раненого. И дотащил до госпиталя. Оба живые доползли туда. Сосед подождал, пока отца прооперировали, и говорит: «Ну всё, теперь ты будешь жить, а я пошёл умирать».

Они потом потерялись. Отец был убеждён, что сосед погиб. А в начале 60-х годов он пришёл вдруг домой, сел на стул и заплакал. Встретил своего спасителя. В магазине. В Ленинграде. Случайно. В магазин зашёл за продуктами и увидел его. Это же надо, что оба пошли именно в этот момент именно в этот магазин. Один шанс из миллионов… Потом они приходили к нам домой, они встречались…».

Мария после долгих поисков узнала-таки, где лежит её любимый муж и стала его навещать с маленьким ребёнком Виктором. И всё бы хорошо, но врачи, медсёстры вдруг начали замечать: у бойца Владимира Путина все раны заживают хорошо, но сам он еле конечностями ворочает. Мало того: в обмороки часто падает. И выследили, как раненый почти весь свой паёк отдаёт жене и сынишке. Главврач разгневался и распорядился: свидания прекратить.

Чрез некоторое время Владимира выписали. Хирург попался хороший. Мелких осколков не стал трогать, чтобы кости не дробить, а большие изъял. И, слава Богу, ногу сохранил. Правда, она потом в ступне так никогда и не разгибалась, но две ноги всяко лучше одной. И заковылял на костылях Владимир Спиридонович домой в свою коммунальную квартиру на Басковом переулке Ленинграда.

Когда подошёл к дому, увидел, как санитары выносят из подъезда окоченевшие трупы. И узнал свою Марию по жёлтым резиновым ботам, которые сам же ей и покупал. Кровь прихлынула в голову, глаза от слёз и гнева затуманились. Показалось ему, что любимая ещё живая.

«Что  же вы делает,- закричал,- она же дышит!» - «Ничего,- бесстрастно ответил санитар,- по дороге дойдёт». И так Владимиру стало обидно за свою Марию, за себя и за человеческое равнодушие, что набросился с костылями на санитаров и, в конце концов, заставил их поднять свою половинку назад в квартиру.

«Как скажешь, солдат, мы так и сделаем,- равнодушно заметил  всё тот же санитар.- Только ты учти, брат, сюда мы раньше, чем через месяц больше не наведаемся. В городе тысячи трупов. Сам будешь тогда её хоронить».

О том, как и благодаря чему раненый боец Владимир выходил свою любимую Марию мы уже так никогда и не узнаем. Если он не любил предаваться фронтовым воспоминаниям, то уж о своих личных взаимоотношениях с женой – тем более никогда не распространялся.

Владимир Владимирович как-то обмолвился, что «отец не любил, честно говоря, даже притрагиваться к этой теме, и вся информация о войне, о том, что происходило с семьёй, появлялась из разговоров взрослых между собой». Но нам теперь доподлинное известно, что старшего брата Путина потом забрали в детский дом при тотальной эвакуации. Там он заболел дифтеритом и умер.

Родители нашего Президента тоже покинули этот бренный мир, так и не узнав, где похоронен их второй ребёнок. Лишь каких-то несколько лет назад следопыты по собственной инициативе поработали в архивах и нашли документы на брата Путина. Виктор захоронен на Пискарёвское кладбище.

И вот я о чём сейчас думаю, дорогие друзья. Закончилась такая страшная война. Супружеская чета Путиных потеряла на ней всё, что только могут терять люди в годину страшных испытаний: нехитрый скарб домашний, ребёнка, здоровье. Владимир Спиридонович – весь израненный инвалид. Мария Ивановна тоже измождённая голодом, холодом и всякими болячками. Почитай, на том свете побывавшая.

Как жить дальше? И главное, ради чего жить? Казалось бы, вроде логичные вопросы. Но вот я, уверен, ни муж, ни жена Путины не задавались столь упадническими, гнетущими рассуждениями. В той самой русской генетике этих и миллионов других таких же советских людей после войны не наблюдалось ни малейшего уныния. Засучив рукава, они начали отстраивать на развалинах и пепелищах новую жизнь.

Так извека на Руси многажды повторялось: прогнали врага – давай спалённые избы отстраивать, нивку истосковавшуюся пахать, а потом и засевать. Путины устроились на вагоностроительный завод. Владимир Спиридонович сначала служил в военизированной охране Ленинградского вагоностроительного завода имени Егорова. Позже работал мастером на том же заводе. Избирался секретарем партбюро цеха. Мария Ивановна в разное время трудилась санитаркой, дворником, приемщицей товара в булочной, сторожем, уборщицей в лаборатории.

Жили супруги в любви и согласии. И от той любви доброй, светлой, неунывающей через семь лет после Победы, родится у них сын - нынешний Президент России. Возраст родителей его на ту пору перевалил за сорок, а их браку исполнилось без малого четверть века.

И они, скорее всего, уже не надеялись на то, что Господь Бог нагшрадит их таким счастьем. Нынче, в двадцать первом веке, при всех его достижениях и супер технологиях рожать женщинам, которым за сорок не так-то просто. А что тогда говорить о Марии Ивановне, перенесшей такие тяготы и невзгоды. Но случилось чудо…

Не знаю, как вам, дорогой мой читатель, а мне вот видится нечто запредельное, трудно постижимое и почти что мистическое в этой трагической и одновременно светлой истории. Это же надо было Судьбе или Року провести по тонкому лезвию бурлящего Времени два любящих сердца через немыслимые, сверх человеческие испытания, чтобы затем наградить их таким сыном – воистину подарком от Бога!

Ну не может же быть такого, чтобы всё это произошло случайно! Видать, Провидение себе в утешение создало из вселенского хаоса такое дитя, чтобы самому им порадоваться. Вот откуда у Путина истоки харизмы, которой нынче восхищается весь мир. Перечислю лишь основные её составляющие. Самозабвенно восстанавливает, строит и развивает Россию. Тем самым очень опасен для Запада. Не поддаётся на всякие происки и провокации. Владеет несколькими языками. Мастер спорта СССР по дзюдо и самбо. Офицер КГБ. Полковник ФСБ.

Рассудительный внутриполитический стратег. Талантливый внешнеполитический игрок. Предотвратил развал собственного государства. Задавил гражданскую войну в зародыше. Мудро, грамотно и эффективно реагирует на внешние угрозы. Имеет уникальный опыт преодоления мировых кризисов. Свободно оперирует различными пластами знаний. Умеет слушать людей, сохраняя собственное видение проблем. Грамотно опирается на мировой исторический опыт.

Выдержан, непроницаем и проницателен. Хвалу и клевету приемлет равнодушно. Продвигает амбициозный план развития Отечества по всем направлениям.  Решителен. Прост и скромен в быту, бесстрашен в деле.  Настоящий русский мужик. Признанный национальный лидер России.

Разумеется, никакой такой харизмы в своём щуплом сынишке Путины, простые русские люди, отродясь, не наблюдали. Никогда они не догадывались, не подозревали, тем более, никак не ощущали и своей почти библейской, нагорной точно,  избранности. Меж тем, Провидение их, безусловно, вело по жизни. Не Ангел ли Хранитель спас Владимира Спиридоновича в тех болотных хлябях?

А с «Невского пятачка» не Он ли в облике соседа притащил его в госпиталь. Или последующая встреча фронтовиков – одна на миллион – не чудо ли? А не обуй Мария Ивановна тех жёлтых ботиков, мужем подаренных, разве бы он стал глазеть на скорбную работу городских санитаров? Да элементарно он мог покинуть госпиталь позже на пару часов. И уже вся последующая его жизнь пошла бы по совершенной иной, невообразимой для человеческого понимания траектории.

Владимир Спиридонович Путин - инвалид Великой Отечественной войны. Призван Петергофским РВК Ленинградской области в июне 1941. Боец 330-го стрелкового полка 86-й дивизии. Награждён медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Член ВКП(б) с 1941 года. В 1985 году награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

Мария Ивановна Путина (урождённая Шеломова) – пережила все 872 дня блокады Ленинграда. Награждена медалью «За оборону Ленинграда».

Они ушли в мир иной с разницей в несколько месяцев. Похоронены на Серафимовском кладбище в одной могиле. Над ней водружён простой крест с надписью: «Господи, да будет твоя воля».

Их сын Владимир Владимирович Путин уже двадцать первый год Президент Российской Федерации, Верховный Главнокомандующий её Вооружёнными Силами. Он так же – гарант Российской Конституции. Но есть у Путина и ещё одна, никакими документами не предусмотренная великая и почётная обязанность, делегируемая ему всеми народами России, которой нет боле ни у кого иного в мире.

Он – сын фронтовика и блокадницы – первый и главный защитник незыблемых итогов Второй мировой войны, хранитель памяти о нашей священной Победе в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. И на это тоже есть воля Господня… 

Полковник в отставке Михаил Захарчук.

Фото с сайта tlgrm.ru  123ru.net          



Другие новости


Михаил Захарчук: Война, СССР, Россия и Булат Окуджава
Михаил Захарчук: Легендарный советский актер Георгий Юматов - рулевой боевого катера
Михаил Захарчук: Несостоявшийся зять Сталина

Новости портала Я РУССКИЙ