Михаил Захарчук: Вахта Памяти. Герои подводники

Михаил Захарчук: Вахта Памяти. Герои подводники

06/04/2020 00:03

Москва, Михаил Захарчук, NEWS.AP-PA.RU Подвиг Маринеско долгое время замалчивался по негласному настоянию военных политработников. 

 

 

Сегодняшний наш с другом рассказ о героических советских подводниках, которые за годы Великой Отечественной войны потопили свыше 300 кораблей и судов противника.

Третий рейх вступил во Вторую мировую войну, имея не самый многочисленный подводный флот в мире – всего 57 подводных лодок. Гораздо больше подводных лодок имелось у Советского Союза (211 единиц), США (92 единицы), Франции (77 единиц).

В 1939–1945 гг. судостроительные верфи Германии сумели спустить на воду еще 1100 новых подводных лодок – это больше, чем смогли выпустить за годы войны все государства, которые входили в Антигитлеровскую коалицию. 

Наиболее ожесточённое противостояние происходило и между советским и немецкими флотами на Балтике, на Чёрном и Северном морях. Активное участие в этих боях приняли подводные лодки. Торпедными и артиллерийскими атаками они отправили на дно свыше 300 судов общим тоннажем почти миллион брт (брутто-регистровый тоннаж, вместимость судна).

Львиная доля успехов принадлежала подводникам Северного флота, которые претендовали на половину потопленного нашими подлодками за всю войну. Следом за ними шли балтийцы и черноморцы.

Наибольших успехов достигли экипажи, которыми командовали: Власов Владимир Яковлевич - шесть достоверно потопленных целей (3736 брт), 12,5 суток в море на одну потопленную цель, погиб; Лисин Сергей Прокофьевич, Герой Советского Союза - пять достоверно потопленных целей (9164 брт) и одна возможно повреждена, 18 суток на цель; Котельников Виктор Николаевич - пять мотоботов потопленных артиллерийским огнем, 17,8 суток на цель; Щедрин Григорий Иванович, Герой Советского Союза - четыре достоверно потопленных цели (10152 брт) и одна повреждена, 31,2 суток на цель; Мохов Николай Константинович - четыре достоверно потопленных цели (6080 брт) и одна повреждена, 9 суток на цель, погиб; Грешилов Михаил Васильевич, Герой Советского Союза - четыре достоверно потопленных цели (2293 брт) и одна повреждена, 64,7 суток на цель; Трофимов Иван Яковлевич - четыре достоверно потопленных цели (13857 брт), 41 сутки на цель, погиб; Коновалов Владимир Константинович, Герой Советского Союза - три достоверно потопленных цели (6641 брт), предположительно погибли на выставленных минах один транспорт (762 брт) и один боевой корабль, 18,4 суток на цель; Осипов Евгений Яковлевич, Герой Советского Союза - три цели достоверно потоплены (3974 брт) и одна повреждена, 16,3 суток на цель, погиб; Богорад Самуил Нахманович, Герой Советского Союза - три достоверно потопленных цели (6100 брт), 34,3 суток на цель; Матиясевич Алексей Михайлович - одна достоверно потопленная цель (2414 брт) и предположительно погибли на выставленных минах четыре транспорта (5067 брт) и два боевых корабля, одно судно повреждено и еще два боевых корабля потоплены не достоверно, 10,3 суток на цель; Августинович Михаил Петрович - предположительно погибли на выставленных минах шесть транспортов (16052 брт) и два боевых корабля, 21,5 суток на цель; Могилёвский Сергей Сергеевич - две достоверно потопленных цели (105 брт), предположительно погибли на выставленных минах один транспорт (749 брт) и три боевых корабля, одна цель потоплена торпедами не достоверно, 13,3 суток на цель; Грищенко Пётр Денисович - одна достоверно потопленная цель, предположительно погибли на выставленных минах пять транспортов (16352 брт), 13,5 суток на цель; Поляков Евгений Петрович - две достоверно потопленных цели, предположительно погибли на выставленных минах два транспорта (2304 брт) и один боевой корабль, одно судно повреждено, 41,6 суток на цель.

Самого большого успеха за одну атаку добился командир «С-56» Г.И. Щедрин. 17 мая 1943 г. четырехторпедным залпом он поразил сразу два транспорта.

Но первое место, безусловно, принадлежит известному офицеру-подводнику Александру Ивановичу Маринеско. 30 января 1945 года подводная лодка под его командованием атаковала и потопила транспорт «Вильгельм Густлофф», на борту которого находились офицеры подводного флота фюрера для 70 экипажей субмарин. В Германии был установлен трехдневный национальный траур, а самого Маринеско Гитлер объявил личным врагом.

Александр появился на свет 15 января 1913 года в семье одесского рабочего румынского происхождения Иона Маринеску, мать его была украинкой. Юность Александра выпала на 1920-е годы. После учебы в трудовой школе в 1926 году Александра, как сказано в путевке, «за прилежность и терпеливость» направили в школу юнг, по окончании которой он ходил на гражданских судах Черноморского пароходства матросом 1-го класса.

В 1933 году Маринеско окончил Одесский мореходный техникум и продолжил морскую службу третьим и вторым помощником капитана на пароходах «Ильич» и «Красный флот». Вскоре юношу призвали в Рабоче-крестьянский красный флот. Учился на специальных курсах комсостава РККФ. Далее – служба штурманом на подлодке Щ-306 Балтийского флота.

В 1938 году, уже в звании старшего лейтенанта Александр Иванович становится помощником командира на субмарине Л-1, а затем и командиром подлодки М-96. В 1940 году по результатам боевой и политической подготовки экипаж М-96 занял первое место среди подлодок Балтфлота. Командир Маринеско награжден золотыми часами и получил звание капитан-лейтенанта.

С началом войны у Маринеско проявились некоторые качества, мягко говоря, мешающие ему в службе. В октябре 1941 года подлодка командира Маринеско стояла на позиции в Рижском заливе. Тогда же Александр Иванович получил первое серьезное взыскание по службе.

Его исключили из кандидатов в члены ВКП (б) за пьянство и организацию в дивизионе азартных карточных игр. Он едва не разделил участь комиссара этого дивизиона, которого за распущенность личного состава осудили на десять лет лагерей с отсрочкой приговора и отправкой на передовую.

Зимой 1942 года гитлеровцы усиленно бомбили Рижский залив. Подлодку Маринеско серьезно повредил снаряд. Она вынужденно встала на ремонт, занявший полгода. После ремонта М-96 14 августа успешно атаковала немецкую тяжелую плавбатарею «Хелене». Возвращаясь на базу раньше срока из-за нехватки топлива, Маринеско не предупредил советские дозоры, а при всплытии не поднял военно-морской флаг.

В результате  его подлодку чуть не потопили свои катера. Командование возмутилось, а Маринеско отнесся к инциденту, едва не стоившему ему жизни, весьма хладнокровно. С таким же завидным хладнокровием в ноябре 1942 года Александр Иванович участвовал в крайне рискованной десантной операции в Нарвском заливе, где его лодка высадила группу разведчиков прямо под носом у немцев для захвата шифровальной машины «Энигма» в штабе немецкого полка.

Действия капитана М-96 командование оценило высоко – награжден орденом Ленина. Тогда же ему присвоили звание капитана 3-го ранга, снова приняли кандидатом в члены ВКП(б). Однако в отличной боевой характеристике командир дивизиона капитан 3-го ранга Сидоренко все же отметил, что его подчиненный «на берегу склонен к частым выпивкам».

В апреле 1943 года Маринеско назначили командиром подлодки С-13. Она простояла без участия в боях полтора года – до осени 1944-го. За это время, согласно рапортам, командир С-13 неоднократно попадал в «пьяные» истории.

В новый поход подлодка Маринеско вышла осенью 1944 года. В первые же сутки похода, 9 октября, в Балтийском море С-13 обнаружила и атаковала немецкое судно «Зигфрид». По донесению Маринеско, корабль противника получил серьезное повреждение и начал быстро погружаться в воду. За проведение успешного похода командир С-13 получил тогда орден Красного Знамени.

Однако празднование нового, 1945 года едва ли не стоило орденоносцу и герою Балтфлота лишения всех званий и наград за очередной вызывающий дисциплинарный проступок в условиях военной обстановки. В предновогоднюю ночь командир С-13 самовольно оставил субмарину и двое суток гулял в распложенном рядом с плавбазой населенном пункте.

В это же время предоставленный сам себе экипаж подлодки разбрелся по округе и «отличился» выяснением отношений с местным населением. За эту выходку командующий Балтийским флотом адмирал В.Ф. Трибуц решил отдать Маринеско суду военного трибунала.

Правда, делу хода не дали, оставив возможность командиру и экипажу С-13 искупить вину в боевом походе. Таким образом, 9 января 1945 года подлодка С-13 вышла в свой «штрафной» поход. И он в итоге стал самым доблестным и героическим рейдом капитана Маринеско.

Примерно в 19 часов 9 января Александр Иванович увидел в перископ ярко освещенное немецкое судно, следовавшее из польской Гдыни. То шел «Вильгельм Густлофф» – колоссальных размеров лайнер, прежде пассажирский, а во время войны выполнявший функции плавающего госпиталя и плавказармы школы офицеров подводного флота.

Судно, как позже выяснилось, имело на борту еще и беженцев из Восточной Пруссии, но не было обозначено соответствующим знаком – красным крестом. Напротив того – корпус лайнера носил камуфляжную окраску, на палубах виднелась артиллерия и орудия ПВО. Оснащенное вооружением санитарное судно сопровождал боевой корабль флота Германии.

«Вильгельм Густлофф» передвигался очень медленно. На его борту находились пассажиры, численность которых в разы превышала допустимые нормы: десятки офицеров-подводников и сотни курсантов, несколько сот женщин из флотского вспомогательного дивизиона, почти тысяча раненых солдат, и тысячи гражданских беженцев. Плюс перегрузка взятого на борт военного оборудования.

До войны «Густлофф» был комфортабельным лайнером. Превратившись из лайнера в плавучую казарму для школы подводников, «Вильгельм Густлофф» провёл в таком качестве большую часть своей короткой жизни - почти четыре года. Школа подводников готовила кадры для немецкой подводной войны ускоренными темпами.

И чем дольше длилась война, тем больше кадров прошло через школу, тем короче становился срок учёбы и младше возраст курсантов. В самом конце войны лайнер стал госпитальным судном, а в январе 1945 года был привлечен и для перевозки беженцев. Только Маринеско ничего этого знать не мог.

Около 21 часа подлодка С-13, совершив виртуозный маневр, зашла со стороны берега, где ее менее всего могли ожидать, и выпустила первую торпеду с надписью «За Родину», а затем еще две – «За советский народ» и «За Ленинград». При первом ударе, пробившем носовую часть судна, немцы решили, что они наскочили на мину.

Но после второго и третьего взрыва, разворотивших машинное отделение, капитан «Вильгельма Густлоффа» Петерсен понял, что это была субмарина, и коротко объявил: «Das war’s» (Вот и всё). На лайнере началась паника. Сотни людей, не разбирая чинов, пола и возраста, бросились к шлюпкам.

Из-за сильного крена тысячи оказались в ледяном бушующем море. Примерно через час после атаки «Вильгельм Густлофф» полностью затонул. Поверженное судно, величиною едва ли не с айсберг, ушло под воду, погрузилось в черную бездну.

По данным немецких исследователей послевоенных лет, ВМС гитлеровской Германии был нанесен серьезный урон. Так, по свидетельству журнала «Марине» (1975. № 2–5, 7–11. ФРГ), с кораблем погибли 1300 подводников, среди которых находились полностью сформированные экипажи подводных лодок и их командиры. По мнению командира дивизиона капитана 1-го ранга А. Орла, погибших немецких подводников хватило бы для укомплектования 70 подлодок.

Вот почему впоследствии советская печать потопление «Вильгельма Густлоффа» совершенно обоснованно назвала «атакой века», а Маринеско – «подводником № 1». Что касается слезливых всхлипов современной либеральной общественности о погибших на «Вильгельме Густлоффе» раненых солдатах, женщинах и мирных беженцах, так сожаления эти давно опроверг исторический суд – не бессердечный, но добросовестный.

По всем характеристикам эти жертвы признаны «военной целью» и, как это ни жестоко звучит, уничтожение их не является военным преступлением. Сотни погибших немецких офицеров-подводников погрузились на «Вильгельм Густлофф», понятно, не для круизной прогулки.

Да и вылечившиеся раненые гитлеровцы наверняка встали бы снова в строй. За утонувших в ту ночь мирных беженцев по всем нормам военного времени ответственность несло принявшие их на борт командование «Вильгельма Густлоффа» – по факту, военного тогда судна.

Через две недели С-13 потопила еще один крупный фашистский транспорт «Штойбен» с 3500 военнослужащими на борту. Потопление этих огромных судов общим тоннажем свыше 40 тыс. брт сделало Александра Маринеско самым результативным подводником Великой Отечественной войны.

За легендарный зимний поход 1945 года командиру подлодки С-13 Александру Маринеско не только простили прежние проступки, но и представили его к званию Героя Советского Союза. Однако вышестоящее начальство посчитало неудобным объявлять Героем человека хоть и заслуженного, но все же с несколько сомнительной репутацией.

После Победы Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского государственного торгового пароходства. Некоторое время был заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови.

На этой должности осуждён за «разбазаривании социалистической собственности. Три года отбывал наказание в тюрьме Ванино. После освобождения два года работал топографом Онежско-Ладожской экспедиции. Затем руководил группой отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон».

Умер Александр Иванович Маринеско в Ленинграде после долгой и тяжёлой болезни. Похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга. Примечательно, что неподалёку находится Музей подводных сил России, носящий ныне имя А. И. Маринеско.

Подвиг Маринеско долгое время замалчивался по негласному настоянию военных политработников. В 1977 году скульптор-моряк Валерий Приходько на собранные моряками деньги поставил в городе Лиепая памятник Маринеско и его героическому экипажу.

5 мая 1990 года после реабилитации, инициированной газетой «Известия», Александру Ивановичу Маринеско посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Только сам Герой об этом уже не узнал. Он ушёл из жизни в 1963 году.

Полковник в отставке Михаил Захарчук.

Капитан 1-го ранга Сергей Турченко.

Фото с сайта moremhod.info       



Другие новости


Михаил Захарчук: Война, СССР, Россия и Булат Окуджава
Михаил Захарчук: Легендарный советский актер Георгий Юматов - рулевой боевого катера
Михаил Захарчук: Несостоявшийся зять Сталина

Новости портала Я РУССКИЙ