Михаил Захарчук: Легендарный советский актер Георгий Юматов - рулевой боевого катера

Михаил Захарчук: Легендарный советский актер Георгий Юматов - рулевой боевого катера

25/05/2020 00:03

Москва, Михаил Захарчук, NEWS.AP-PA.RU Знаменитые слова в "Офицерах" о профессии Родину защищать произнесены тогда тогдашним министром обороны СССР  А.А.Гречко. Это по его инициативе заказывался фильм

 

 

Сегодня я расскажу вам, дорогие друзья, о замечательном киноактёре, сыгравшем главную роль в одном из лучших отечественных фильмов «Офицеры» - Георгии Александровиче Юматове.

Разумеется, и о самой картине тоже. Ибо, не смотря на то, что снята она была три десятилетия спустя после Победы, нам всем сдаётся, что фильм дышит войной и Победой. А так оно и есть…

Советский кинематограф был великим, могучим, славным и правдивым. В минувшую войну он исчерпывающе и полностью выполнил возложенную на него многотрудную задачу вдохновлять советских людей на войну, на подвиги, на Победу.

И я могу смело утверждать, почему именно он был кругом таким успешным. Да потому, что в нём, за все годы советской власти, практически отсутствовали гнилые, насквозь лживые и продажные либералы.

Да, Германа с Тарковским и отчасти Шукшина с Кончаловским безоговорочно полагать чисто советскими творцами я бы, например, не рискнул. Кто-то из моих читателей, возможно, добавит сюда ещё пару, другую фамилий, которые бы, снимая свои фильмы, держали, образно говоря, фигу в кармане по отношению к власть предержащим.

Ну и что? Всё равно по факту все они делали именно то, что нравилось советскому народу и при этом одобрялось творческим руководством. И на выходе мы, как правило,  имели, если не сплошь шедевры, то очень много – десятки, сотни и даже тысячи - таких лент, до которых нынешний отечественный кинематограф никогда не дотянется – кишка тонка.

Назовите мне хоть одну картину из так называемого постперестроечного периода, чтобы её хотелось смотреть и пересматривать, как те же «Белое солнце пустыни» Мотыля, ленты Гайдая, Рязанова, Ростоцкого, Лиозновой, Данелия, Чулюкина («Девчата»), Салтыкова («Председатель»).

Уж не говорю о богатом творчестве Пырьева, Ромма, Хейфица, Хуциева, Бондарчука. Не знаю я о таких фильмах. Однако есть среди множества советских кинокартин шедевральные и эпохальные произведения.

Лента «Офицеры» - один из таких шедевров. Правда, возможно, кто-то снобистски заявит: подумаешь, киноагитка. Ну, пусть агитка. Только никто в мире не смог даже приблизиться к ней.

Потому как нигде в мире больше нет такой профессии – РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ. Хотя профессиональные армии есть в каждой из 193 государств, членов ООН. Однако только русское офицерство всегда ставило и ставит Родину превыше жизни собственной.

Кстати, знаменитые слова о профессии Родину защищать произнесены тогдашним министром обороны СССР Андреем Антоновичем Гречко. Это по его инициативе изначально заказывался фильм о нелёгкой жизни офицерских жён в дальних гарнизонах.

Первоначальный вариант сценария планировался из двух серий. Первая серия должна была заканчиваться арестом и тюремным сроком главных героев. Во второй серии с началом Великой Отечественной войны их выпускали, чтобы отправить на фронт.

Однако киностудия имени М.Горького не согласилась на двухсерийный вариант, а писатель Борис Васильев не хотел сам сокращать сценарий и предложил переделать его Кириллу Рапопорту.

То есть, вы прекрасно понимаете, читатель, что у Бориса Львовича наблюдались свои соображения ума, не пересекающиеся с установками начальства. А последнее настояло на своём. И в данном случае я не имею в виду некоего монстра, олицетворяющего «всю свинцовость советской власти».

В конкретном случае подрубили картину ровно на половину конкретные люди – редакторы Вера Бирюкова и Алла Гербер. Про первую ничего сказать не  могу – не знаю. А вторая довольно известная особа – 1932 года рождения, как сказано в справочнике, российская писательница, кинокритик, политический и общественный деятель, правозащитница, одна из участников и организаторов Гражданского форума, депутат Государственной думы Российской Федерации I созыва.

Ну и вдобавок - член президиума Российского еврейского конгресса. «Немытую Россию» она столь же пламенно ненавидит, как и 99 целых и 99 сотых процентов всех отечественных либерастов.

И как вы полагаете, он желала, как редактор, сделать для этой «немытой» такой замечательный фильм? Я вас умоляю.

Но была советской властью поставлена в такие условия, что в них особенно не забалуешь. Тем и отличалась та власть от нынешней слякотной, которая элементарно не способна повлиять на собственное паскудное телевидение.

Для Владимира Рогового картина вообще стала режиссёрским дебютом. И Борис Васильев предложил ему на главную роль Георгия Юматова. Режиссёр сначала отказывался. У Юматова была подмоченная репутация сильно пьющего человека, который мог сорвать съёмки.

Однако Васильев поручился за своего протеже. Роговой опасался ещё и потому, что знал: Юматов вроде бы держит камень за пазухой на Ланового со времён сьёмок фильма «Павел Корчагин».

Однако артисты помирились ещё до того, как их пригласили на главные роли в «Офицеры». В те годы многие члены съёмочной группы сами прошли через войну.

Помните сцену: жена Алексея после его возвращения из Испании видит на спине мужа след от ранения. Так вот то была настоящая рана Юматова, полученная им во время Великой Отечественной войны.

Георгий Александрович с детства мечтал стать матросом. В 1941 году поступил в Военно-морскую школу. С началом войны служит юнгой, затем сигнальщиком и рулевым на катере «Отважном», который входил в бригаду бронекатеров.

Будущему артисту, как и всякому воюющему матросу, досталось от войны сполна. Однако он всегда вспоминал о главном бое в своей жизни за освобождение Имперского моста через Дунай. Тот мост оставался единственным в Вене, который фашистам не удалось взорвать.

Советское командование поставило перед боевыми матросами практически невыполнимую задач: сохранить единственную переправу через полноводный Дунай.

Операция выдалась чрезвычайно сложной. На пути к цели катерам следовало через взорванный Венский мост. По фарватеру находились затопленные суда. Маневр поэтому практически отсутствовал.

Утром 13 апреля сводный штурмовой отряд под командованием старшего лейтенанта И. Кочкина прорвал оборону противника в районе Венского моста. Подключился стрелковый полк 80-й гвардейской стрелковой дивизии. С большими потерями этот отряд сумел соединиться с десантом.

Пока противник сражался с прорвавшимся отрядом, в брешь ворвались главные силы дивизии, усиленные самоходными орудиями из 2-й гвардейской механизированной бригады. После жестокого боя они также вышли к мосту, разрезав восточную группировку врага.

16 советских САУ на большой скорости перешли по мосту и заняли круговую оборону на западном берегу, а сапёры механизированной бригады сняли взрывчатку с моста (свыше 100 зарядов).

Этот момент боя явился переломным в штурме Вены. Потеряв управление, части восточной группировки к исходу дня капитулировали. В ночь на 14 апреля Вена стала свободной.

Личный состав десанта и катеров прорыва наградили орденами и медалями в полном составе. Из 2-й гвардейской механизированной бригады шесть воинов (Максим Ластовский, Андрей Кульнев, Григорий Москальчук, Фёдор Минин, Андрей Золкин, Николай Борисов) за разминирование и спасение моста получили звание Героев Советского Союза.

По некоторым данным в этом списке находилась и фамилия рулевого катера «Отважный» Юматова за дерзость и мастерство. Однако командование дивизии заменило ему высшую награду на орден Красной звезды.

Всего же за время боёв в Великой Отечественной войне Георгий Александрович был награждён орденами Отечественной войны I и 11 степеней, медалями Ушакова, «За победу над Германией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены» и ещё четырьмя медалями за трудовую доблесть.

Вернёмся, однако, к легендарному фильму «Офицеры». Поначалу к нему все относились, как к обычной, проходной ленте. Но постепенно режиссер Роговой и оператор Кириллов словно спортсмены, обретшие второе дыхание, стали разворачивать действие так, что оно начало приобретать эпический, как бы над временной характер.

Сейчас, на почти что полувековой дистанции отчётливо видишь, что весь ассоциативный ряд картины не замыкается в рамках биографий конкретных героев. И потому каждое новое поколение видит в нём как бы своё отражение: детство, зрелость потребность в реализме, в романтизме, в любви и верности – всё есть в этой картине.

И в то же самое время структурно, в плане сюжетной архитектоники она сбита крепко, а почти что и монолитно, чего никогда не случилось бы в двухсерийной картине буде она таковой. Герой Юматова – это реализм, Лановой – романтизм.

А между ними – женщина, олицетворяющая всё: и жизнь, и верность, и любовь, и – надежду. Пожалуй, самый надёжный и прочный треугольник.

…Финальную песню «Вечный огонь» («От героев былых времён…») исполнил Владимир Златоустовский (второй режиссёр картины и исполнитель небольшой роли), слова Евгения Аграновича, музыка Рафаила Хозака. С тех пор её везде исполняет Василий Лановой.

Большинство натурных съёмок картины проходили под Ашхабадом. Во время сцены погони главных героев на лошадях случилось ЧП. Исполнительнице Любы - Алине Покровской - дали неподкованную спортивную лошадь. Чего-то испугавшись, она понесла всадницу. Юматов с Лановым помчались вслед, зажали лошадь с двух сторон и остановили.

В 2010 - 2011 годах фильм был колоризован компанией «Формула цвета». Премьера цветной версии состоялась на Первом канале в День защитника Отечества в 2011 году. Лановой отнёсся к колоризации негативно. А Юматова уже не было в живых.

В Москве, на Фрунзенской набережной, 9 декабря 2013 года открыт памятник героям фильма «Офицеры». Скульптура воспроизводит встречу героев картины после долгой разлуки.

В открытии памятника приняли участие министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу, народный артист СССР Василий Лановой и народная артистка РСФСР Алина Покровская.

В сентябре 2018 года в Главном управлении кадров Минобороны России открылась скульптурная композиция «Офицеры». Она состоит из героев фильма - командира взвода Алексея Трофимов (Георгий Юматов) и командира эскадрона Георгия Петровича (Владимир Дружников). За ними - знаменитая цитата из фильма «Есть такая профессия – Родину защищать!»

Сам Георгий Юматов поначалу резко отрицательно относился к картине. Он полагал, что фильм будет обречён на провал, так как считал режиссёра неопытным, а оператора слишком мягким и уступчивым.

Собственный персонаж казался ему поверхностным, недалеким. Он знал войну не понаслышке и потому считал «Офицеров» «плакатной фильмой». Как же здорово, что он ошибался!

… В прошлом году я написал книгу о жизни и творчестве великого русского актёра Василия Лановой. Мой герой там говорит о друге Георгии Юматове:

«Это всё твои братья журналисты придумали, что якобы Лановой и Юматов враждовали со времён сьёмок «Павла Корчагина» и помирились, только снимаясь в «Офицерах». Да и вражды-то между нами по большому счёту никакой не наблюдалось – лёгкое недопонимание. Так что мы с Жорой подружились сразу же после «Павки». Нетрафаретным, нестандартным человеком был мой друг.

Мальчишкой воевал. В первый год войны учился в Военно-морской школе. В 1942 году зачислен юнгой на торпедный катер «Отважный». Через год стал рулевым. Принимал участие во взятии Будапешта, Бухареста. Отличился в боях за Вену, при штурме Имперского моста. За время Великой Отечественной войны несколько раз был ранен и контужен.

Он мне рассказывал, как они подошли к месту, где Дунай впадает в Черное море (там какая-то немецкая крепость стояла), развернули главный калибр и как шарахнули! Но и его там сильно долбануло. Всё тело Жоры было во фронтовых шрамах.

Имел несколько боевых орденов и медалей. Орденом Отечественной войны награжден ещё в 1945 году. Гордился медалями «За взятие Будапешта» и «За взятие Вены», но особо – «Медалью Ушакова». Говорил, что не каждый флотоводец удостаивался такой редкой награды.

После войны Жоре натурально повезло. Он вообще считал себя фартовым малым. Так вот в Доме кино его случайно приметил кинорежиссёр Георгий Александров и пригласил на эпизод в фильм «Весна». Затем Сергей Герасимов взял Жорку на свой курс.

Снял его в «Молодой гвардии» в роли Толи Попова. Вообще Юматов не нуждался в особой актерской школе. Он с рождения был актёром: натуральным и органичным. Известное дело: ни с ребенком, ни с кошкой или с собакой актеру соревноваться нельзя. Точнее, это бессмысленно - они все равно тебя переиграют.

Никогда взрослый не сможет все позабыть и жить, что называется, только первым слоем, так, как это делают дети и животные, но если кому-то дано к ним приблизиться - это великое достоинство актера. В нашем театре таким умением обладал Николай Гриценко. И – Жора. 

Настоящая слава и любовь зрителей пришли к Юматову в 1950-е годы, после фильмов «Адмирал Ушаков», «Корабли штурмуют бастионы», «Герои Шипки», «Педагогическая поэма», «Разные судьбы», «Они были первыми».

Сам он своей лучшей ролью считал Веньку Малышева в фильме «Жестокость». Жора, к слову, претендовал на роль Сухова в легендарном фильме «Белое Солнце пустыни», но выпив, в ходе съёмок устроил драку, в которой ему разбили лицо. С «зелёным змием» у Жоры, к сожалению, часто наблюдались проблемы. Режиссёр Владимир Мотыль заменил Юматова на Анатолия Кузнецова в последний момент.

Собственно, и главная трагедия в его жизни тоже во многом случилась из-за того же вина. У Жоры была замечательная охотничья собака - албанская сучка. Фрося её звали. Умерла она в День Победы, а поскольку Музы - жены Юматова – в доме не оказалось, он позвал дворника-азербайджанца: мол, помоги отнести и на задворках захоронить. Когда псину уже закопали, предложил: «Пойдем, помянем!» Поднялись они в квартиру, выпили.

Узнав, что Юматов фронтовик, дворник заметил: «Мужик, не на той стороне ты воевал. А то сейчас бы у тебя была совсем другая жизнь». Услышать такое для Жоры в День Победы – я себе не представляю, что с ним случилось. Ну и врезал обидчику. А тот выхватил нож и полосонул Жору по шее. Юматов схватил своё охотничье ружьё (очень любил охотиться) о всадил оба патрона в дворника.

После чего вызвал милицейский наряд. Его, разумеется, посадили. Как там ему было на нарах – не рассказывал. А мы, его друзья в это время не сидели сложа руки – били во все колокола.

Нам удалось убедить следствие, что Юматов действовал в рамках необходимой самообороны. Его и освободили. Только прожил Жора после тюрьмы всего-то три года и умер на семьдесят первом году жизни.

Мы с ним, слава Богу, вместе снялись в знаменитой дилогии «Петровка, 38» и «Огарёва, 6» и в двухсерийном фильме «Приступить к ликвидации». Жора был для меня другом настоящим: мудрым, смелым, ироничным, добрым, мягким человеком.

Однако, если того требовали обстоятельства, то Георгий Саныч становился жёстким и никогда не шёл на компромисс с собственной совестью и своими убеждениями. Всегда и всем говорил правду в лицо, был максималистом и умел дружить по-настоящему. Никогда не забуду, как мы с ним однажды оказались в одной из столичных клиник.

Я просто каждый год отдаю себя врачам на пять суток, а Жоре сделали операцию, которая ему и жизнь продлила на какое-то время. Правда, курил он безбожно. Мы в той больнице о многом переговорили. И как великую награду вспоминаю его тогдашнее признание: «Вот с тобой бы, Вася, я точно пошёл в разведку».

Полковник в отставке Михаил Захарчук. 

Фото с сайта  kino-teatr.ru mixcloud.com         



Другие новости


Михаил Захарчук: Сегодня 80 лет со дня рождения большого русского актера Виктора Павлова
Михаил Захарчук: Как честнейший А. Ф. Кони дал зеленый свет терроризму на Руси
Михаил Захарчук: Памяти Иосифа Давыдовича Кобзона

Новости портала Я РУССКИЙ