Александр Палладин: Как Джек Лондон попал на Японо-русскую войну

 Александр Палладин: Как Джек Лондон попал на Японо-русскую войну

06/06/2020 12:50

Москва, Александр Палладин, NEWS.AP-PA.RU 7 января 1904 года Джек Лондон отплыл из Сан-Франциско в Йокогаму на борту американского парохода с примечательным названием «Siberia», то есть, «Сибирь».

 

 

Работая над повестью «С прадедом на Русско-японской войне» (в память о моём прадеде Афанасии Иларионовиче Решетникове, 115 лет назад сложившем голову на той войне), я наткнулся на упоминание о том, что в числе прочих журналистов её освещал и Джек Лондон.

Разрозненная информация об этом встречается во многих отечественных и зарубежных источниках, в том числе в мемуарах второй жены Лондона Чармиан Киттредж, но связного рассказа я ещё нигде не встречал.

Между тем история не только интереснейшая, но и наполненная такими подробностями, что их хватило бы на отдельную книгу, и я даже подумываю, не дать ли моей повести название «С прадедом и Джеком Лондоном на Русско-японской войне». А пока суд да дело, начинаю частями публиковать то, что успел найти в Интернете.

===========================

 

Американские исследователи творчества Лондона до сих пор гадают, что побудило его примкнуть к компании журналистов, которые сами себя называли стервятниками (Vultures) и отправились на Японо-русскую войну как на очередное занятное шоу, сулившее деньги, славу и щекочущие нервы впечатления

Кое-кого смущает то обстоятельство, что на Дальний Восток он, человек левых взглядов, поехал в качестве специального корреспондента газеты «Сан-Франциско экзаминер».

Она принадлежала медиамагнату Уильяму Рэндольфу Херсту, который делит с Джозефом Пулитцером сомнительный титул короля «жёлтой прессы», а своё кредо выражал фразами:

«Моя газета должна выглядеть так, чтоб её могли и хотели читать все полуграмотные эмигранты, невежды, жители городского дна, подростки» и «Главный и единственный критерий качества газеты — тираж».

Шестью годами раньше, ведя ожесточённую конкурентную борьбу с Пулитцером, основатель «Херст корпорейшн» прикинулся ярым защитником Кубы, когда её жители стали добиваться избавления от испанского владычества.

В информационной войне против Королевства Испания, служившей артподготовкой к Американо-испанской войне 1898 года, он пустился во все тяжкие, применив те же, в сущности, методы, которые Запад использует против нашей страны сегодня.

Легенда гласит, что посланный Херстом в Гавану художник-иллюстратор телеграфировал своему боссу:

«Здесь всё тихо-спокойно, войной и не пахнет, хотел бы вернуться». На что тот ответил: «Вы обеспечьте иллюстрации, а войну обеспечу я».

В начале февраля 1898 года в другой херстовской газете — «Нью-Йорк морнинг джорнэл» опубликовали выкраденное частное письмо испанского посла в Вашингтоне с издевательским отзывом о президенте США Уильяме Мак-Кинли.

Неделю спустя в гаванском порту при невыясненных до сих пор обстоятельствах взорвался американский броненосец «Мэн». Репутация Херста была такова, что поползли слухи, будто он приложил руку к гибели этого корабля и находившихся на нём 266 моряков.

Так или иначе, через две недели тираж «Нью-Йорк морнинг джорнэл» вырос до пяти миллионов экземпляров. А ещё через два месяца началась та самая война, которую пообещал обеспечить Херст. Немудрено, что в заварушке между Японией и Россией он узрел возможность ещё больше подняться (в том смысле, как это слово используют в нашей стране люди известного круга).

«Мог отправиться туда от журналов “Харперс” или “Кольерс” либо от газеты “Нью-Йорк геральд”, но наилучшее предложение мне сделал Херст», — признался Лондон в одном из писем к друзьям.

Впрочем, своим убеждениям он не изменил и войну Японии с царской Россией освещал как схватку двух империалистических держав за одинаково неправое дело. Да и не меркантильные соображения побудили его принять предложение Херста.

Лондон подал на развод и был рад возможности отвлечься от мыслей об этом. К тому же, как литератор, он нуждался в новых впечатлениях и хотел доказать, что и в роли военного корреспондента не лыком шит.

Двумя годами раньше он попытался попробовать себя в качестве военкора на Англо-бурской войне, да опоздал. За пару недель до её окончания всегда готовый отправиться хоть на край света Джек, ещё в 15-летнем возрасте снискавший прозвище короля пиратов*, а потом промышлявший золотоискательством на Аляске, по заданию Американской ассоциации прессы отправился в Южную Африку, но успел добраться только до британской столицы, где узнал, что англичане подавили сопротивление буров.

---------------------------------------------------------

* Он со сверстниками браконьерствовал, добывая устриц в заливе Сан-Франциско.

7 января 1904 года спецкор «Сан-Франциско экзаминер» вместе с группой других журналистов отплыл из Сан-Франциско в Йокогаму на борту американского парохода с примечательным названием «Siberia», то есть, «Сибирь». Пять дней спустя посреди Тихого океана он отметил своё 28-летие.

На следующий день их пароход сделал заход в ГонолулуКогда «Сибирь», наконец, бросил якорь в Йокогаме, Джек откололся от своих спутников: те отправились прямиком в столицу Японии, а он ненадолго задержался в городе, где уже побывал десятью годами раньше, занимаясь добычей морских котиков.

Тряхнув стариной, он обошёл все знакомые питейные заведения, не забывая то и дело пускать в ход фотокамеру, с которой не расставался с конца предыдущего века до конца жизни.

(Как я уже упоминал в предыдущих постах, Лондон был ещё и одним из ведущих фотожурналистов тех дней, и во время крупнейших международных событий его фоторепортажи попадали на первые полосы многих печатных изданий.

Многие сделанные им снимки я использую здесь в качестве иллюстраций, где только возможно — с его подписями, заключив их в кавычки).

Через пару дней Джек тоже приехал в Токио. Там местные власти разместили всех зарубежных военкоров в лучших гостиницах и принялись всячески ублажать: возили на экскурсии, устраивали банкеты и развлечения с гейшами, проводили пресс-конференции и интервью с членами кабинета министров.

Но в Корею, где готовилась к войне японская армия, журналистов под разными предлогами не пускали, держа на голодном информационном пайке.

Американский посланник в Токио Ллойд Гриском впоследствии вспоминал: вся переписка работавших в Японии иностранцев подвергалась строжайшей цензуре, «о какой раньше никто даже не слышал». «Мы были под постоянным надзором японских властей», жаловался военкор лондонской «Дейли телеграф», и «нам неоднократно угрожали арестом».

В свои редакции зарубежным  журналистам дозволялось пересылать лишь фразу «Всё идёт по плану», негодовал Фредерик Палмер.

Александр Палладин

Фото facebook.com



Другие новости


Александр Палладин: Вот такое с Лондоном вышло кино
Александр Палладин: Тюренченский бой глазами Джека Лондона
Александр Палладин: Русско-японская война глазами Джека Лондона

Новости портала Я РУССКИЙ