Михаил Васьков: Поэзия Авроры Невмержицкой-Власовой. Белые сны о России в краю белых ночей…

Михаил Васьков: Поэзия Авроры Невмержицкой-Власовой. Белые сны о России в краю белых ночей…

07/06/2020 00:06

Москва, Михаил Васьков, NEWS.AP-PA.RU Ведь на берегах Янтарного моря русский и в те времена был, и сейчас остается родным для доброй четверти здешнего населения. 

 

Русские поэты ближнего зарубежья

 

Может ли поэт или писатель жить полнокровной жизнью и творить на чужбине, вдали от родных мест, от знакомого пейзажа, от привычной языковой среды, от своего благодарного читателя?

И если да, то какие тогда вопросы должен поднимать в своем творчестве, каким глаголом жечь сердца людей?

Извечные, риторические вопросы для многих поколений русских творцов, оказавшихся волею судеб за границей…

Но в зависимости от того, как на них человек отвечает, он либо остается русским литератором, либо становится «гражданином мира», либо постепенно ассимилируется с иным народом, иной страной, иной культурой, иными базовыми ценностями.

За примерами далеко ходить не нужно: не так давно мы стали свидетелями, как в одной соседней стране, благодаря невиданному доселе в масштабе своем эксперименту национального перекодирования выросло целое поколение, которое хоть говорит и пишет еще на русском, но при этом думает уже не по-русски, ненавидит всё русское, и всё, что так или иначе ассоциируется с Россией!

А вот страны Балтии, даже в самые сложные исторические моменты, совсем уж чужими и чуждыми русскому языку и русской культуре – не назовешь.

Русские здесь проживают веками, русские общины традиционно многочисленны и достаточно сплочены, хотя бы для того, чтобы не утерять православную (в т.ч. и в виде старого обряда) веру и язык предков.

Недаром в послереволюционное лихолетье именно Эстонию, Латвию или Литву, а не Францию или Америку, в качестве стран эмиграции предпочли многие бывшие участники Белого движения, представители элиты, изгнанные из России большевиками, интеллигенты, которые так и не смогли принять безбожную власть…

И разгадка здесь проста – язык! Всё дело в языке! Ведь на берегах Янтарного моря русский и в те времена был, и сейчас остается родным для доброй четверти здешнего населения, а значит и говорящий и пишущий на языке Пушкина найдет тут своего собеседника и читателя!

…Аврора Невмержицкая – современная эстонская поэтесса, пожалуй, самая яркая представительница старшего поколения русскоязычной поэзии Эстонии.

Родилась она в 1937 году в России – в городе Рыльске (Курская область). Писать стихи начала рано, в пятидесятых печаталась в местной районной и областной прессе, воронежском литературно-художественном журнале «Подъём», участвовала в межобластном поэтическом семинаре под руководством известных в те годы советских поэтов Сергея Наровчатова и Владимира Гордейчева.

Сергей Наровчатов даже приглашал тогда юную поэтессу для участия в первой на советском телевидении специализированной поэтической передаче «В добрый путь!»

По окончании Воронежского пединститута в начале шестидесятых вместе с мужем Аврора переехала на работу в Эстонию. Трудилась на таллиннском заводе «Вольта» библиотекарем, завклубом, затем – в отделе научно-технической информации Эстонского центра стандартизации и метрологии. После восстановления Эстонией независимости занималась частным предпринимательством.

Поэтесса регулярно публиковалась в эстонской русскоязычной прессе, литературных сборниках и альманахах («Подъем», «Балтика» и др.), выступала в поэтических передачах на республиканском радио.

С выходом на пенсию с начала нулевых стала более активно участвовать в литературной жизни страны, а также публиковаться в российских тематических поэтических сборниках – в Москве и Санкт-Петербурге.

Занималась библиографией. Предметом научного интереса Невмержицкой являлась поэзия Серебряного века, одним из поэтов которого был её отец – петербургский интеллигент-мережковец Владимир Иванович Власов, выпускник Лейпцигского университета, русский офицер, участник Первой мировой войны.

А вообще род Власовых – из Киева. Дедушка Авроры – Иван Филиппович, дворянин с польскими корнями, был ученым в области сельского хозяйства, другом Мичурина…

Аврора Владимировна проживает в Таллинне с 1962 года, она – член Объединения русских литераторов Эстонии (одно время возглавляла его). Выпустила четыре авторских сборника стихов – «Крылья надежды» (Таллинн), «Белые сны» (Таллинн), «Сокровенное» (СПб), «Отражение» (СПб). Она – дипломант Российской национальной премии «Поэт года» (2011, 2012, 2013).

О своем мировоззренческом кредо заявляет прямо, без экивоков: «Я считаю себя патриоткой России и частичкой Русского мира». О русской же диаспоре за рубежом говорит строкой из своего стихотворения: «Рассеяны, но не разобщены…».

…С этой замечательной русской поэтессой автор этих строк пересекался несколько лет назад во время отдыха в Нарва-Йыэсуу в гостеприимном доме Лилии Самсон-Новогрудской, также талантливейшей служительницы муз.

После поэтического вечера в местной библиотеке Лилия экспромтом пригласила нас к себе в старинный деревянный дом довоенной постройки в центре поселка, помнящего еще Игоря Северянина…

Пили чай и что-то покрепче. Конечно, говорили и о Короле Поэтов, одно время жившего здесь, неподалеку, и о других поэтах, кто – или имел в Гунгербурге (так до революции звался этот поселок) дачи, или гостил здесь у друзей – о Случевском и Ахматовой, о Бальмонте и Саше Черном, о Пастернаке и Бродском…

Почти каждый из них оставил строки об этом сказочном уголке, царстве сосен, воды и песка близ устья Наровы, впадающей тут в Нарвский залив!

Читали и мы с Лилией свои стихи.  А затем полилась поэзия – поэзия Авроры Владимировны. Ее вирши хотелось слушать еще и еще, чтобы они не заканчивались…

В них было всё – и предвосхищение судьбы, и осмысление жизни, и мистика чувств, и творческое озарение. Как замечательно сказал как-то о ее творчестве Владимир Илляшевич, председатель Эстонского отделения Союза писателей России – в «звучании музыки любви Невмержицкой, в мире ее духовных и душевных переживаний, нет места для фальши, и не может быть ложных нот…».

Ее стихотворный почерк отличается жанровым и тематическим разнообразием, но во всём, что бы ни тронуло струны сердца поэта, ощущается искренность. Эта особенность авторского почерка характерна также для гражданской лирики автора, стремящейся сохранять приверженность классическим нормам национальной поэзии.

Абсолютно согласен с оценкой Илляшевича стихотворения Авроры Владимировны – «Кони», как одного из ярких примеров высокой русской словесности. Бесконечной нежности полны талантливые строки:

Вдали на росистой поляне,

Где высветил сосны закат,

Я вижу, как в строгом молчаньи,

В объятиях кони стоят…

В образе этом – тишина оглушительная… Как и в образе белых снов о России, с которой поэтесса никогда не теряла и не теряет духовной связи в краю белых ночей!

 

Михаил ВАСЬКОВ, для АП-ПА

 

Приложение: Подборка стихов А.В. Невмержицкой-Власовой

 

БЕЛЫЕ СНЫ

 

Застыли над Таллинном белые ночи

И в призрачной их вышине

Мелодия эта, знакомая очень,

Звучит на короткой волне.

 

Над городом нашим встречаются зори.

Сиреневый запах плывёт…

И песня моя, белой чайкою в море,

Тебя непременно найдёт!

 

Пускай, позабыл ты мои позывные,

Но только сегодня опять

Ты будешь со мной, как когда-то впервые,

Всю белую ночь коротать.

 

Я словно живу в заколдованном мире,

Где грёзы, где явь не пойму…

Но наши короткие встречи в эфире

Нет, не отдам уж никому!

 

Вновь держат каштаны в широких ладонях

Горящие свечи весны.

Ищу и зову, хоть любовь – не погоня,

А белые, белые сны…

 

* * *

 

Рассеяны, но не разобщены

 

Мы позволяем наших встреч капризы –

Для дружбы все равно преграды нет,

Хоть между нами визы, визы, визы…

Но есть волшебник – добрый интернет.

 

Друг друга мы находим по наитью –

Прекрасна эта тайна и тиха…

Звучит соединяющею нитью

Родное слово русского стиха.

 

И – легче судьбы, и светлее лица,

Стихами прорастаем мы из тьмы.

Нам ни к чему кордоны и границы –

Рассеяны, но не разобщены!

 

ВЕЧЕР ДОЖДЯ

 

Дождь за окном

что-то поёт

грустное.

Тихо шепчу

имя твоё

русское.

Нам бы с тобой

так не смотреть

пристально -

В шторм корабли

могут сгореть

у пристани.

Сердце мое

взглядом твоим

полнится...

Вечер дождя

будет двоим

помниться...

 

КОНИ

 

Вдали, на росистой поляне,

Где высветлил сосны закат,

Я вижу, как в строгом молчаньи

В обятиях кони стоят.

 

Понятно молчание встречи,

Ведь мы с тобой тоже стреножены,

Тревожно друг другу на плечи

Печальные шеи положены...

 

А им бы лететь раскованно,

Лишь гривы в полёте путая!

Но путы не снять -

рискованно...

Смирись же ты вольность,

глупая!

 

И нам не уйти далеко...

Встречаемся так осторожно.

Тебе без меня нелегко...

А мне без тебя...невозможно!

 

Вдали, на росистой поляне,

Где высветлил сосны закат,

Обнявшись, как будто в прощаньи,

В молчании кони стоят…

 

ПИТЕРСКИЙ ДОЖДЬ

 

Убыстрённый шаг –

Гонит дождиком.

Лишь украдкой взгляд

Из-под зонтика.

 

Купола церквей

В серой мороси.

Но слова теплей

В хриплом голосе.

 

А с Невы ветра

Зонтик рвут из рук.

Грозный взгляд Петра

 

Растревожил вдруг:

– Что с тобою, Русь,

Нынче деется?

За узду возьмусь –

 

Переменится!

По асфальту дождь

Расплескал века...

Ты со мной идёшь

И в руке – рука...

2008

 

ДРАГОЦЕННЫЙ АМУЛЕТ

(Санный путь в краю родном)

Держит тучка на ладони

Желтобокую луну.

Чуть пофыркивают кони.

Клонит кучера ко сну.

След полозий полем вьётся

По заснеженной дали.

Восхищённо сердце бьётся -

Свадьба Неба и Земли!

Под луною снег искрится,

Словно стразы на фате.

Лёд на озере лучится

Тайным светом... И нигде

«ни огня, ни чёрной хаты» –

Как сказал один поэт...

Ночь мне выдалась когда-то -

Драгоценный амулет.

Всё вокруг в хрустальной сини,

Будто сказка наяву!!!

Снятся мне снега России...

В ней я памятью живу.

2009

 

ЭСТОНИЯ-МЫ-РОССИЯ

 

Наши судьбы – новые,

В чём-то мы – другие...

Но следим взволнованно

За тобой, Россия.

 

Все просчёты, промахи,

С болью принимаем.

Запахи черёмухи

Ночью вспоминаем...

 

Через наши семьи

Пролегли границы...

Может, и совсем нам

Иногда не спится.

 

Кружит память голову,

Не даёт забыться

Юность наша гордая,

Дорогие лица,

 

Да леса с орехами,

Жёлтая акация...

Мы работать ехали,

Вышло – оккупация...

 

Кто вершил историю –

Прахом все рассыпались...

Ну, а нам на долю

Только шишки выпали.

 

Наши дети Родиной

Назовут Эстонию.

Да и нами пройдена

Вся её история.

 

Пусть не очень светит...

Пусть не очень греет...

Но, теперь, на свете

Места нет милее.

 

Нет уже возврата нам –

Здесь родных могилы.

Дом построить заново

Нам не хватит силы.

 

Далеко запрятана

Наша ностальгия...

Мы – не эмигранты!

Мы – твои, Россия!

 

ПОДРУЖЕНЬКИ-БЕРЁЗЫ

 

Где я живу, две под окном берёзы

Стучатся тихо в комнату мою.

Насчёт погоды – не нужны прогнозы,

Её я по берёзкам узнаю.

 

В окошко гляну – мне и так всё ясно:

Стоят, не шелохнувшись на ветру,

И солнце светит, значит, всё прекрасно –

Хороший день родился поутру!

 

Туман апрельский, с помощью мороза,

Деревья снова инеем одел.

Но, посмотри, текут с берёзы… слёзы…

То ветер тёплый с юга налетел.

 

А слышу, стонут милые подруги,

По окнам шарят слабою рукой –

То ветер разгулялся по округе,

По веткам хлещет дождь, как заводной.

 

Ах, белые подруженьки-берёзы,

Вы – символ дальней Родины моей…

Теперь не вы, а я роняю слёзы…

Чем старше я, тем и тоска больней.

 

ЧАЙКИ В ГОРОДЕ

 

Вспорхнули крылья над стоявшей машиной,

Как две белые свадебные ленточки,

И отлетели прочь, к мусорным бакам.

Когда-то так же улетели надежды,

Как белые ленточки капитуляции...

И, всё-таки...

Когда чайки вьются над городом,

Их гордый полёт завораживает,

Душа приподнимается от мусорных баков...

И, хотя мы знаем, если в городе много чаек,

Ожидается шторм на море,

Мысль встрепенётся – что-то уже происходит...


2007

 

УХОДИТ ОСЕНЬ

 

Покрыла рыжим седину асфальта –

Кокетке – осени оттенок сей знаком.

В ветвях выводит грустное контральто

Бродяга-ветер сломанным смычком.

 

Шуршит листвой невидимый прохожий.

Задумчиво я рядом похожу:

– Позвольте в этот день погожий

Я с Вами вместе осень провожу...

 

Уходит осень, не сказав ни слова,

Иллюзии в реальность превратив,

Уверена, что возвратится снова.

Стихая, длится осени мотив.

2009

 

ЗАПОЗДАЛЫЕ СНЕЖИНКИ

 

Без обиды и без злобы –

Напотешилась зима! –

В землю тянутся сугробы,

Будто в память-закрома.

 

Яркий день. Сияют окна.

Птиц оживших кутерьма.

Пляшут белые волокна...

Неужель, опять зима?!

 

Солнце щедро, без ужимки,

Дарит первое тепло.

Запоздалые снежинки

Бьются в светлое окно.

 

Будто нам из дальних далей

Опоздавшее письмо –

Что друг другу не сказали,

Нам напомнило оно.


2010

 

ПРОЩАНИЕ С КАМЕНОЙ

 

Моя Камена*, в платьице из ситца

И с Утренней Зарёю в волосах,

Зашла ко мне, а я хочу проститься –

Торопит Время стрелки на часах...

Спасибо, что была со мною рядом!

Так дорог мне твой ясный, нежный взгляд.

И утренней зарёй манить не надо –

Теперь мне ближе солнечный закат.

Прости, что я тебя не разодела

В шелка и жемчуг, в блёстки мишуры.

Ты – королевой быть не захотела...

Как все, как я – одна, и вне игры.

 

2009


* Камена – покровительница искусств в др.рим. мифологии, тождественна др.греч. Музе

 

ПЛАЧЕТ ЖЕНЩИНА У ОКНА

                                   л.к.
Плачет женщина у окна.

Может, горе какое, больна?

 

Что смутило душевный покой?

Льются слёзы горячей рекой...

 

Дети – рядом, и муж не с другой.

Плачет женщина болью земной.

 

Неспокойно на нашей земле.

Люди гибнут в жестоком огне

 

И, ни в чём не повинные, дети –

Мы за жизнь их пред Богом в ответе.

 

Переполнились злобой сердца.

И не видно той злобе конца...


Льются слёзы... и их не унять.

Плачет женщина,скорбная Мать.

16.11.2015

Фото с сайта ee.sputniknews.ru      



Другие новости


Михаил Васьков: КДС - территория, свободная от КОВИДа, или полицейской элите вирус нипочем? Или…
Михаил Васьков: Факультативный классик. 150 лет А.И. Куприну
 Михаил Васьков: Разобщенные карантином. О деликатном аспекте самоизоляции

Новости портала Я РУССКИЙ