Лидия Шундалова: Быль Серебряного века. Любовь

Лидия Шундалова: Быль Серебряного века. Любовь

24/07/2020 19:32

Санкт Петербург, Лидия Шундалова, NEWS.AP-PA.RU Евгений превратил жизнь любимой в сказку. Он даровал ей полную свободу отношений, во-вторых, построил имение Мариоки – царство, где властвовала Мария. 

 

Преданья старины, далекой и не очень, подобны утренним освежающим прогулкам, когда шагаешь по мокрой траве в направлении леса и сбиваешь сапогами тяжелые капли густой росы. Хотя стоит сказать, каждый понимает историю по-своему.

Воображение окрашивает ее, то в романтические тона, то, наоборот, в мрачные или мистические, а иной раз пронзит сознание одна из тех «потрясающих» догадок, которая много значит для тебя, но не имеет ровно никакой ценности для других.

Есть одно место в Ленинградской области, где воспоминания о былой любви, славе и неразгаданной тайне слились воедино. Наверное поэтому, исторический парк «Марьина гора» рядом с пансионатом «Черная речка» в поселке Молодежное, что под Зеленогорском, так и тянет к себе туристов, да и просто любопытных граждан, волей судьбы оказавшихся поблизости.

А и как иначе, если здесь, среди руин и искореженных бетонных конструкций, сложенного как карточный домик Скорбященского храма, будто перезвон росинок в высокой траве, можно услышать мелодию Серебряного века.

Марьина гора

Ох, и странные чувства охватывают добравшихся до Марьиной горы. Царство Красоты и смерти. Над водами Финского залива почти стеной вздымается высокий гребень – так называемый Балтийский уступ – берег древнего Литаринового моря. Бегущая в этих местах Черная речка когда-то называлась Ваммельйокки (от скандинавского «famn» - укрытие).

Прятали в безопасном месте свои суда купцы-мореплаватели, спешившие «Путем святой Бригитты» к Ладожскому озеру. Хотя вряд ли католическая святая и нынешняя покровительница Европы первая проложила эту водную дорогу, пусть и плыла она на дракаре в середине XIV века по нынешней Черной речке до замка шведского короля Магнуса Эрикссона, находившихся чуть севернее этих мест.

Где-то здесь на крутом берегу стояла и деревянная шведская крепостица – пугалка для вездесущих новгородцев, всегда считавших эти земли своей вотчиной.

Территория бывшей усадьбы - сплошные развалины. И хотя стоят вдоль оборудованных дорожек информационные стенды, а возле погибшей церкви белеет поклонный крест, мерзость запустения витает в воздухе. Как память о советском времени, с горы мощной петлей свисает заброшенный трамплин.

И апофеоз всего – могила «Вечной любви». На гранитном валуне с трогательной надписью «При жизни недостаточно ценил и лелеял я тебя дорогая Марьюшка, зато по смерти свято исполняю волю, заветы и желании твои, Твой всей душой Евгений» сидит гипсовая владелица этих мест – Мария Всеволодовна Картавцева в девичестве Крестовская, смотрящая с грустью на гипсового же игрушечного медвежонка.

Будь композиция из бронзы, как когда-то, фигура женщины издали походила бы на греющуюся на солнце ящерку. Хозяйка Марьиной горы… Она по-прежнему здесь. Ее дух не смогли изгнать ни жаркие бои Зимней войны, ни забвение советского времени...

Когда-то в начале XX века здесь все дышало жизнью. Шумел сад с тщательно подобранными деревьями, вдоль дорожек росли редкие цветы, а усадебный дом, прозванный на финский манер - виллой Мариоки и построенный в лучших традициях модного тогда модерна, напоминал сказочный терем с башенками.

К дому на вершине от залива вела «Лестница грешниц» в 76 ступеней. Легенда гласит, что если проползти на коленях всю ее от подножия до самого верха – простятся грехи явные и давно забытые. Да, хозяйка имения по меркам XIX века была грешницей – великой грешницей.

Актриса, любовница и мать

Марии Крестовской видно на роду было написано иметь непростую судьбу, благодаря таланту получить известность и наконец стать светской львицей и музой нервного, дерганного периода, названного впоследствии Серебряным веком.

Она родилась в 1862 году в семье польского дворянина и начинающего писателя Всеволода Крестовского, будущего автора «Петербургских трущоб» и актрисы Варвары Гринёвой. Родители разъехались почти сразу после рождения ребенка, а впоследствии и развелись. Девочка воспитывалась сначала у бабушки, а после в Смольном институте благородных девиц.

Подобное начало жизни вкупе с ее редкой красотой сформировало жесткий требовательный нрав, сочетавшийся с природной фантазией и жаждой поступать так, как ей вздумается. Выпорхнув из учебного заведения, она хотела только одного – стать актрисой.

И странное дело, без всякой протекции в 16-летнем возрасте Мария поступила в известную московскую труппу Корша. Она блистала, молоденькая красавица мастерски умела покорять сердца и в 19 лет получила свой первый бенефис.

Дело было в Ростове, поэтому Мария взяла себе псевдоним Ростовцева. Театр Корша славился демократическими традициями и был популярен среди «богемы» особого рода, ненавидящей порядки в стране.

С одним из «революционеров» и связала свою судьбу восходящая «звездочка» сцены. Художник-передвижник Добровольский сейчас известен разве что специалистам. А тогда Михаил Флорианович пользовался покровительством самого Третьякова и шел по жизни, срывая цветы удовольствия, особо не задумываясь о последствиях.

Некогда, в «драгунскую юность» он заключил брак, посему любовь Марии вольнолюбивый художник посчитал лишь приятным но, по сути, ненужным эпизодом своей биографии.

Правда, это не помешало невенчанной паре пожить семейной жизнью в дачном пригороде Петербурга – Мартышкино, где у них родился сын Всеволод.

Но художника арестовали и за участие в антиправительственной деятельности выслали в Сибирь. Верная подруга, отдав новорожденного сына с приличной суммой денег в одно из воспитательных учреждений, последовала за «гражданским мужем».

Николай Флорианович к такому повороту судьбы был явно не готов, свою ссылку он воспринял, как смену декораций и начало новой творческой жизни. Впоследствии свое «Большое путешествие по Сибири» он закрепил в милых полотнах, показавших миру красоты Ангары и Байкала (сейчас эти произведения украшают художественную галерею Иркутска).

Как только измученная женщина нашла «своего» Николая, тот не без цинизма произнес: «Ты чего сюда прикатила. Кому ты здесь нужна?».

Возвращение домой для Марии Крестовской оказалось трагическим, сына не отдавали, так как деньги, что она передала, давно были потрачены, средств не было, перспектив тоже.

В отчаянии, она обратилась к Анатолию Кони, давнему другу семьи Крестовских, который смог выиграть судебный процесс и вернуть ей Всеволода. С тех пор она почитала великого русского юриста, и в ее будущем богатом доме для него всегда приготовлялась отдельная комната.

С маленьким ребенком на руках она не могла продолжать сценическую карьеру, ей оставалось одно – заняться литературным творчеством.

Жизнь с чистого листа

Сейчас мало кто читает произведения Марии Крестовской. Лиричные, немного наивные, эмоционально перегруженные они остаются продуктом своего времени. Хотя и тогда, не все воспринимали ее творчество всерьез.

В частности, Леонид Андреев пренебрежительно отзывался о ее рассказах. Но женщины-критики находили ее стиль «мужским», сдержанным и превозносили нового автора до небес.

Своим пером, будто скальпелем, она раздирала канву любовных отношений, описание тонких психологических переживаний стали ее коньком.

Прозой Крестовской увлекается вся Россия. Начав с коротких женских рассказов, вскоре она переходит на повести и романы. Первое крупное произведение «Ранние грозы» в 1886 году заставило заговорить критиков о недюжинном таланте романистки.

Наверное, естественно дочери известного писателя самой стать писательницей.

Теперь она блистала на литературных, музыкальных и поэтических вечерах и по-прежнему мужская половина зала летела на свет ее фиалковых глаз, словно мотыльки на яркую электрическую лампочку.

За ней тянется шлейф романтизма и таинственности. Девушка с внебрачным ребенком, доступная, или нет, скорее, загадочная, талантливая. Естественно рано или поздно она должна была сделать выбор. Прошли наивные грезы о всенародном счастье, канули в Лету грехи юности. Она смотрела на мир глазами прагматичной женщины, не упускающей своего шанса.

Управляющий северо-западными железными дорогами, директор банка Евгений Картавцев был старше Марии на 12 лет, но как мы знаем «любви все возрасты покорны». Конечно, миллионер с состоянием сразу никогда не женится, на все нужно время.

Мешали разница в общественном положении, внебрачный ребенок и дурная слава невесты. Но в 1891 году в храме во имя иконы «Всех скорбящих радость», что на Шпалерной, был заключен долгожданный союз.

Евгений Эпафродитович усыновил Всеволода, дал ему отчество и свою фамилию, что позволило молодому человеку поступить в Морской корпус. С клеймом незаконнорожденности ему «не светило» такое образование.

Но самое главное то: Евгений решил превратить жизнь любимой в сказку. Во-первых, он даровал ей полную свободу отношений (влюбляйся, дорогая, в кого хочешь), во-вторых, построил имение Мариоки – маленькое царство, где властвовала прекрасная Мария.

(Продолжение следует)

Лидия Шундалова 

Фото facebook.com



Другие новости


Лидия Шундалова: Быль Серебряного века. Любовь и Смерть
 Лидия Шундалова: Шувалово – Озерки. Путешествие в прошлое
 Лидия Шундалова: Жизнь и смерть Екатерины Духониной. Часть вторая. За освобождение Болгарии

Новости портала Я РУССКИЙ